Турнир - 2. четыре рассказа.

Тема в разделе "Устаревшие темы", создана пользователем 2510ira, 20 окт 2015.

?

Я голосую за рассказ ...

Голосование закрыто 27 окт 2015.
  1. По завету Старших Арканов или пари с маньяком

    22,2%
  2. ПРИКЛЮЧЕНИЯ "СЕЛЕНЫ". ЗАБЛУДИВШИЕСЯ В ТУМАНЕ.

    27,8%
  3. Без названия

    11,1%
  4. Цветы на скалах

    38,9%
  1. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    Дoрoгиe, читaтeли пeрeд вaми 4 рaсскaзa. Вaм прeдoстaвляeтся выбрaть лучший из них. Пoжaлуйстa, нe тoрoпитeсь! Прoчитaйтe oдин, oсмыслитe, нaпишитe кoммeнтaрий, рeцeнзию или прoстo пaру слoв пoнрaвился вaм рaсскaз или нeт. Зaтeм слeдующий. А потом проголосуйте. Голосовать можно только за один рассказ. Голосовка прозрачна. Остальные будут видеть за какой вы проголосовали. Голосовать можно только один раз. Менять свой голос нельзя. Будьте внимательны! Пoбeдит тoт рaсскaз, кoтoрый нaбeрёт бoльшую сумму бaллoв здeсь нa Фoрумe и в Рассказах
  2. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    По завету Старших Арканов или пари с маньяком




    Выскочив из машины, я торопливо попыталась раскрыть зонт. Не тут-то было! Замок окончательно не желал слушаться, и я, сунув зонт обратно в сумку, поскакала, перепрыгивая лужи, в сторону здания аэропорта.


    - Ну вот, - с досадой подумала я, - хотела быть неотразимой, а теперь предстану этакой мокрицей со спутанными волосами.


    Да ладно, где наша не пропадала?! В конце концов, ничего уже не вернёшь… Да, я сейчас иду провожать бывшего мужа. Бывшего… Мужа… Странное словосочетание… Если бывший, то ведь уже не муж… Господи! Ну о чём я думаю?! Какие глупости лезут в мою голову! Я тряхнула намокшими волосами и пошла быстрее. Так быстро, насколько мне позволяли высоченные каблуки.



    Всё навалилось как-то сразу – сначала развод, потом меня отстранили от выгодного проекта. Вернее, я провалявшись дома несколько дней с гриппом, просто вернулась на работу как раз к шапочному разбору. В итоге работаю я по-прежнему, как лошадь, а вот распоряжаться ничем не могу – моим боссом стала моя заклятая подруга. Блин, я не верю в женскую дружбу! Ещё со школы мои «подруги» всегда делали мне гадости.


    Развод меня убил! Зачем я бегу к НЕМУ? Ведь знаю же, ОН ушёл к НЕЙ, к моей лучшей подруге Ленке, которая теперь мой босс. Но моя дурацкая привычка выполнять обещания… Он вчера позвонил и попросил привезти ему фотик. И вот я лечу, как яхта на всех парусах. Может, я мазохистка? Надо бы сходить к психологу.



    - Послушай, девочка моя, – я представила свою тётю Галю, - это попахивает клиникой, - врач-хирург с сорокалетним стажем она сразу ставила диагноз. – Если ты с упорством верблюда делаешь то, что тебе не нравится, то ты мазохистка. С какой стати ты бежишь провожать его, если он улетает с ней?! – зелёные глаза с наклеенными ресницами уставились на меня из-под очков так, словно тётя впервые меня увидела и была очень удивлена, обнаружив, что её племянница напоминает крылатую букашку.


    Логичный вопрос… Вернее, вывод… Действительно, зачем? Я сотни, нет миллионы раз искала ответ, но так и не нашла. Я всё ещё люблю его? Нет! Нет, совершенно точно!



    - Настя! – мои мысли прервал знакомый голос.


    Ага, вот и он. Мой бывший. Серый плащ, небрежно расстёгнутый, оттеняет стальные глаза. Чувственные губы приветливо улыбаются. И моё сердце … падает и катится к его ногам. Чёрт! Я не люблю, но я… до сих пор хочу его. Сдерживая внезапную дрожь в ногах, с улыбкой шагнула к нему, подставила щеку для поцелуя.


    - Привет, - мягкие губы скользнули по моей вспыхнувшей щеке, и моё сердце замерло, валяясь у его ног.


    - Привет… - выдавливаю из себя нарочито бодрым и безразличным тоном.


    - Давай, посидим где-нибудь? – Андрей ведёт себя так, словно ничего не произошло.


    Интересно, со стороны мы похожи на супружескую пару?


    - Знаешь… нет, - бормочу я, поглядывая на циферблат наручных часов.


    Да, я ношу часы на руке. Массивные, с крупным циферблатом. Его подарок на мой прошлый день рождения. Интересно, он уже тогда встречался с Ленкой? Так, стоп! Не буду думать об этом.


    - Я спешу, - сообщаю с извиняющейся улыбкой. – И меня ждут, – зачем-то добавляю эту ложь.


    - А… ну, да, конечно, - кажется, мне удалось ущипнуть его! Он явно недоволен этим моим отказом.


    Я ликую! Только означает ли это, что он хочет побыть со мной или… Или это обычный эгоизм принца, который не привык слышать отказ?


    Он берёт фотоаппарат. Мы говорим о чём-то незначительном. Дежурные фразы, фальшивые улыбки. И вдруг за спиной Андрея вырастает ОНА. Ленка в красном коротком плаще, со стрижкой пикси, подчёркивающей её безупречно-правильные черты и крупные полные губы, тронутые алой помадой.


    - Дорогой, - она демонстративно вешается на руке Андрея, - мы не опоздаем на регистрацию?


    На меня она бросает холодный взгляд и произносит с испепеляющей улыбкой:


    - Привет, Настя. Ты уже уходишь?


    - Да… Счастливого пути.


    Я стараюсь улыбаться и, наверное, это мне удаётся. Махнув рукой, торопливо удаляюсь. И только когда выхожу из аэропорта, понимаю, что по моему лицу бегут слёзы. Ну и пусть! Не буду их сдерживать. Мне поможет дождь.



    Бегу к машине, плюхаюсь за руль и даю газ. Лечу прочь отсюда. Движение дворников по стеклу успокаивает.


    Так… Вдох, выдох… Вдох, и ещё раз выдох… Домой, на диван и под тёплый плед. Укутаться с головой и лежать, лежать… Уснуть, чтобы забыть и не проснуться… Да, чёрт возьми, я всё ещё ЛЮБЛЮ ЕГО!




    ***


    - Эй, а ну просыпайся! – чьи-то руки тормошат меня, стягивают плед.


    Открываю глаза и вижу встревоженное лицо тёти Гали.


    - Ты как? Нормально?


    - Да… - я икаю, - а что случилось?


    - И она ещё спрашивает! – тётя возмущённо закатывает глаза. – Звоню, звоню – не отвечаешь. Прихожу к тебе и вижу это, - она указывает на пустую бутылку из-под коньяка, стоящую на столе. – Я так понимаю, пила из горлышка, - иронизирует, заметив отсутствие бокала, – ну давай, рассказывай.



    Она садится напротив меня в кресло, закидывает ногу на ногу и закуривает тонкую душистую сигарету. Да, моя тётя - курящий врач. А ещё она гадалка. Смешно, правда? Врач и сторонник иррационального. Впрочем, с врачами это часто бывает. Тётя любит повторять, что в её деле без веры в ЭТАКОЕ – никак. И попробуй только ей возразить, сразу прочтёт лекцию о непознанных законах природы. Пока ещё непознанных, но существующих независимо от нашего о них знания или незнания.


    - Да, что рассказывать-то? – я пытаюсь отвертеться, заранее понимая бесполезность этих попыток.


    Тётя выразительно с прищуром смотрит на меня, молчит и выпускает колечко сизого дыма.


    - Я просто… попала под дождь, продрогла и… решила согреться, - смело вру без зазрения совести.


    - А зонт? – спрашивает моя колдунья. – Зонт ты, конечно, забыла.


    - Нет, не забыла… Просто он сломался, - я хватаюсь за эту крошечную правду и придаю своему лицу невинное выражение.


    - Хорошо, - кивает она, - сделаю вид, что поверила. А глаза?


    - Что глаза? – притворно удивляюсь я.


    - Красные, зарёванные… - тётя буквально тыкает меня носом, как нашкодившего котёнка. – Ведь говорила я тебе – не ходи. Но ты упорно не желаешь услышать голос разума.



    Сигарета брошена в пепельницу и раздавлена. Почему-то я ощущаю себя этой самой сигаретой. И вдруг мне приходит мысль! А что, если… В конце концов, чем чёрт не шутит…


    - Тёть Галь, - робко начинаю я, отводя глаза, - может, ты мне погадаешь?


    - Чтооо? – наклеенные ресницы вспархивают, как бабочки над цветком. – Ты серьёзно? – от неожиданности моя колдунья закуривает вторую сигаретку.


    - Ага, - я сглатываю подступивший комок в горле. – Серьёзно… Ну просто так… чтобы развлечься…


    - Нет! – неожиданно отрезает твёрдым тоном. – Это не развлечение.


    - Ну, я неправильно выразилась, - сразу отступаю я, - просто вдруг ты… сможешь мне помочь.


    Боже! Что я несу?!



    - Помочь? – оживляется тётка. – Вот это с радостью! Выключи свет.


    Я послушно исполняю приказ, моя чародейка зажигает свечу, и комната погружается в таинственный полумрак. Тётя достаёт из сумки колоду Таро и начинает перебирать карты, время от времени бросая на меня изучающие взгляды.


    - Расслабься, - усмехается, - ты не на эшафот идёшь.


    - Я расслаблена, - смущённо бормочу я.


    - Уж мне-то виднее, - морщится тётка и закатывает кукольные глаза.


    Я, облизав пересохшие губы, сосредотачиваюсь на её руках. У тёти Гали поразительно красивые руки. Тонкие музыкальные пальцы с коротко стриженными ногтями. Увы, хирург не может себе позволить элегантный маникюр по последней моде. Но он и не нужен ей, наоборот, это своеобразный шик – быть не как все.



    Руки раскладывают карты по блестящей поверхности стола. Мелькают причудливые картинки. Некоторые выглядят не просто странно, но и устрашающе. Тётя время от времени морщится, хмыкает, проделывает с картами какие-то ей одной понятные манипуляции.


    - Ну вот, значит так… - наконец, говорит она и откидывается на спинку кресла. – Тебя ожидает новый цикл в твоей жизни, - тётя опять закуривает и делает неопределённое движение рукой. – Ты понимаешь, о чём я?


    - Да, - почему-то отвечаю я и тут же признаюсь, - то есть, нет.


    - Ну вот смотри, - тётин палец указывает на карту с изображением человека, стоящего на краю пропасти, - это шут или дурак…


    - То есть я – дура? – нетерпеливо перебиваю я.


    - Господи, да нет же! – тётя округляет глаза и смотри на меня, как на законченную тупицу. - Это образ, аллегория! Ты ищешь новых ощущений. Заметь, он стоит в прямой позиции. Следовательно, тебе предстоят неожиданные события, они нужны тебе. Внутренне, где-то в самой глубине своего Я ты их жаждешь. И единственное, что ты должна будешь сделать, столкнувшись с этим неожиданным, принять вызов судьбы.


    - А эти события, - я откашлялась, - будут приятными или?..


    - Никаких или! – тётя безжалостно гасит очередную сигарету. – У тебя открываются новые возможности. Этим всё сказано. Ты должна быть осторожна, но и упустить свой шанс ты тоже не должна. Понятно?


    - Да, - я киваю, осознавая, что тётины выкладки запутали меня ещё больше.



    - Хорошо, идём дальше, - продолжает моя гадалка. – Ты посмотри на эту прелесть! – она тыкает пальцем в карту с изображением какого-то загадочного круга. – Это колесо Фортуны. И оно тоже в прямом положении! – тётя Галя смотрит на меня с ликованием, я тщетно пытаюсь понять, что бы это значило, и она, выдержав паузу, наконец, объясняет: - Время приятных перемен! Подчёркиваю – приятных. Ты освободишься от прошлого.


    - То есть я забуду Андрея? – робко уточняю я.


    - Ты его уже забыла! – отрезает тётя хирургическим тоном. – Его нет, он умер для тебя! Ты открыта новому и должна ловить момент. Вот уже сейчас, с этой самой минуты. Ты поняла?


    - Да, - соглашаюсь я.


    - Итак, карта Смерти, - продолжает тётя.


    - Смерти? – моё сердце замирает.


    - Это не то, о чём ты подумала, - быстро успокаивает гадалка. – Смерть – это тоже образ. Умерло прошлое, родилось что-то новое. Ты трансформируешься.


    - То есть?.. – я с удивлением смотрю на тётку и в глубине души начинаю себя ругать, что решилась на это сомнительное развлечение.


    - Да, ты трансформируешься, - кивает она, - из куколки превращаешься в бабочку. Смерть – это движение. Движение к новым горизонтам. Прошлое уже утратило для тебя своё значение. И ты должна принять и осознать это.


    - А если… я попытаюсь побороться? – предполагаю я, заранее зная ответ.


    - Нет! – восклицает тётя Галя, тараща глаза. – Ни в коем случае! Нельзя бороться за то, чего уже нет! Полная, подчёркиваю – полная трансформация! – тётя грозит мне пальцами с зажатой сигаретой. - Ты уже не куколка, ты бабочка!


    - Хорошо, я поняла, буду бабочкой, - я улыбаюсь, стараясь показать тёте, что её предсказания дошли до моей садовой головы.



    Потом мы пьём чай, я слушаю тётин голос, не вникая в смысл слов, и медленно погружаюсь в фиолетовую пустоту. Вокруг меня летают бабочки с розовыми крыльями. Я пытаюсь поймать одну из них и посадить себе на ладонь и вдруг с удивлением понимаю, что я тоже стала бабочкой. Я взмахиваю своими полупрозрачными крылышками, отталкиваюсь от земли и… просыпаюсь от пронзительного звонка будильника, установленного на моём телефоне.



    О, уже семь тридцать! Больше часа ехать до работы! Я опаздываю. Катастрофически! Хорошо, что Ленка уметелила в отпуск, проводить медовый месяц с моим бывшим. И сегодня мне не придётся натыкаться на её серый укоризненный взгляд.


    Я быстро вскакиваю с дивана. Надо же, вчера заснула прямо здесь, не раздеваясь, не слышала, как ушла тётя. Завтрак придётся отложить. «Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, ужин отдай врагу» - это не про меня. Особенно в последнее время. Даже о чашечке кофе со сливками нужно забыть как минимум до обеда.


    Кое-как заправляю в юбку блузку, вжикаю молнией, выскакиваю на площадку и, на ходу расчёсывая волосы, бегу к лифту.


    Двери распахиваются, и едва я оказываюсь в кабине, как за мной шагает высокий мужчина в элегантном чёрном пиджаке.


    - Вы не против? – спрашивает он из чистой формальности.


    Я молча киваю и успеваю встретиться с его глазами. Тёплый тёмно-карий немного грустный взгляд. Комплекцией напоминает актёра Александра Балуева. К своему ужасу чувствую, что мне как-то не по себе. Сколько раз решала не входить в лифт с незнакомцем. Проклятая спешка! А вдруг он маньяк? Мурашки побежали по спине. Вот только маньяка мне и не хватало!


    И тут только до меня доходит, что я беззастенчиво разглядываю своего неожиданного попутчика. Осознав это, сразу краснею и отвожу взгляд.


    - Спать надо правильно! – мысленно ругаю себя. – И есть, - заключаю голосом своей тётушки.




    ***


    Лифт опускается слишком медленно! А чего я ожидала? Когда торопишься, всегда так! Стараюсь сосредоточиться на чём-то приятном. Итак, как там вчера говорила тётя Галя? Я - бабочка! Вот было бы славно действительно превратиться в бабочку с розовыми крылышками и упорхнуть отсюда в какой-нибудь парк… А лучше в сад с огромной клумбой. Моё воображение рисует кусты роз, крошечные бубенчики ландышей и вдруг…



    Вдруг я понимаю, что кабина лифта резко замирает. А через мгновение маленькое пространство погружается во тьму. И буквально сразу же я чувствую на своих плечах его руки.


    - Что вы себе..! – вырывается у меня возмущённый возглас, но я не успеваю выплеснуть своё негодование, как мой попутчик, резко прижав меня спиной к себе, зажимает мне рот ладонью.


    - Тише! Умоляю вас, тише! У меня никтофобия, боязнь темноты! И при отсутствии света я должен прикасаться к кому-то, иначе рискую потерять сознание, - хриплым шёпотом признаётся он. – Сейчас я уберу ладонь с вашего рта. Вы согласны не поднимать шума?


    Мне остаётся только кивнуть, ибо я понимаю, что если не выполню его просьбу, то… Я предпочитаю не думать, что он может сделать со мной. Он освобождает мой рот, но продолжает второй рукой держать меня за талию и прижимать к себе.


    - Как вас зовут? – спрашивает тихо, и я вдруг отмечаю про себя, что у него необыкновенно приятный голос.


    Точно! Я где-то читала, что маньяки вообще очень милые. Да! Как же права была вчера тётя Галя! Вот он и Шут, и колесо Фортуны и Смерть в придачу к ним! Бабочка, блин! Сейчас он превратит меня в холодную мумию. Нет, не быть куколке бабочкой!


    - Ннастя… - выдавливаю я из себя.


    - Очень приятно, Павел.
  3. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    Продолжение

    Ну вот, хоть буду знать, кто меня замумифицирует.



    - Скоро придёт лифтёр, - как-то неуверенно успокаивает он меня, и я чувствую его дыхание на моём ухе.


    - Да, - мелькает у меня мысль, - и когда лифтёр откроет кабину, здесь уже будет лежать мой хладный труп.


    От страха я зажмуриваю глаза и издаю какой-то звук, очень напоминающий писк.



    Словно подслушав мои мысли, Павел говорит:


    - Вы, пожалуйста, не бойтесь меня… Я… просто подержу вас вот так и всё.


    При этом его правая рука плавно так перемещается мне на грудь и… О, ужас! И тут меня осенило, что я не надела лифчик! Правильно, я же выскочила из квартиры, едва успев натянуть блузку и юбку. Хорошо хоть, трусики на мне уже были.


    Но весь кошмар ситуации в том, что от его прикосновений мои соски превратились в два кругленьких камушка и… Блин! Мне приятно! Я непроизвольно сжала бёдра и дёрнула попой. Получилось, что я потёрлась о его… Ну, короче, потёрлась о ширинку его брюк.


    - Вам не слишком неудобно так стоять? – любезно интересуется маньяк, касаясь лицом моих волос.


    - Нет, - быстро отвечаю я, - мне вполне нормально.


    Ну а что я могла ему ответить? Послать ко всем чертям и ударить по самому чувствительному месту? Да, если бы мы не были заперты в лифте, я бы, безусловно, так и сделала. Но не сейчас. Я решила придерживаться тактики умиротворения. В конце концов, если я жива и невредима до сих пор, может, я смогу выйти сухой из воды.



    Тем временем вторая рука Павла, сжимавшая мне талию, опустилась так, что ладонь накрыла развилку моих бёдер. Я никогда не фантазировала о сексе с незнакомцем в лифте, но, похоже, зря я этого не делала. Моей киске такое положение вещей очень даже понравилось, и я окончательно поняла, что меня вся эта ситуация заводит. Я вздохнула и облизала губы. В это мгновение до меня дошло – у него эрекция! Внушительных размеров бугор упёрся как раз между половинками моей попы. Почему-то вспомнился дурацкий анекдот: «Главное качество пениса - это вежливость. Обязан встать при виде дамы, чтоб даме было на что сесть». Да уж, вежливый парень!



    И вдруг он опять подал голос:


    - Знаете, мне нужно, чтобы вы со мной поговорили.


    Блин! Точно извращенец, лапает меня беззастенчиво, возбудил мою девочку до того, что я чувствую, как повлажнели трусики, а теперь ещё я должна развлекать его беседой! Возмущённая таким предложением, не думая, ляпнула:


    - Вы предлагаете поведать вам свои эротические фантазии?


    - Нууу, - неуверенно протягивает он, - если вам хочется…


    Ага, мне хочется! Знал бы ты, ЧЕГО мне действительно хочется! Уж никак не говорить…



    Окружающий нас мрак наэлектризован до того, что кажется, сейчас полетят искры. Во всяком случае, я точно сгорю.


    - Вам не кажется, что… - шепчу я, - что это несколько… необычное предложение?


    - Да бросьте! – по-моему, он улыбается. – Вся наша ситуация необычная. Вам же не хочется оказаться в тесной тёмной кабине лифта с человеком, потерявшим сознание?



    У меня нет сил думать. Точнее, я сейчас полностью лишена способности думать. Но надо же что-то отвечать.


    - Вы меня просто искушаете, - признаюсь я и мысленно добавляю себе: «Спокойно!»


    Стараюсь взять себя в руки.


    - Нет, что вы! Нисколько! – возражает он. – Просто я даю вам выбор – либо вы говорите со мной и даёте себя осязать, либо я рухну прямо на вас.


    Хм, осязать! Надо же как культурно он называет беззастенчивое лапанье!


    - У вас красивые волосы, - мне вдруг делают комплимент, - пышные и такие мягкие… И мне нравится ваш запах…


    Маньяк зарывается лицом в мою причёску. Вернее, в её подобие, которое я успела соорудить на пути от квартиры к лифту. Где-то на задворках сознания мелькает мысль, что он тоже бесподобно пахнет. Настоящий запах мужчины – мускусный парфюм и что-то ещё неуловимое, пряное.



    У меня подкашиваются ноги. Но Павел не даёт мне упасть.


    - Вам плохо? – в его голосе звучит озабоченность.


    - Да… то есть нет… Здесь просто душно немного… - оказывается, я ещё не лишилась дара речи, хотя меня уже трясёт от желания.


    - Скажите, - продолжает он, - вам никогда не хотелось в реальности удовлетворить свои фантазии?


    Оп-ля! Ну и вопросик! Я возмущённо набрала в грудь воздуха и выпалила:


    - Нет, не хотелось! Потому что в моих фантазиях нет ничего такого, что я не могла бы воплотить в реальности!


    - То есть вы хотите сказать, - его губы касаются моего уха, - что вы никогда не мечтаете о чём-то очень, хм, необычном, выходящим за рамки?


    - Я не обязана отвечать на ваш вопрос! – возражаю я дрожащим голосом.


    - Да, не обязаны, - соглашается он. – Однако, мне кажется, вы лукавите. У вас есть такие фантазии, но внутренние оковы удерживают вас от того, чтобы попробовать это в реальности. Вы просто трусиха! Сами себя загоняете в состояние фрустрации.



    Ну точно психопат! Я читала, что они мнят себя психологами. Но как же мне нравятся его прикосновения!


    - Давайте попробуем, - то ли спрашивает, то ли предлагает он.


    - Что? – пищу я.


    - Попробуем выпустить вашего джинна из бутылки, - может, мне кажется, но, по-моему, он вновь улыбается.


    Как жаль, что я не вижу его лица!


    - Поверьте, вы не будете разочарованы! – уговаривает он, сжимая мою грудь. – Хотите пари?


    - Ппппари?.. – выдавливаю я, млея от его прикосновений.


    - Да, пари. На желание. Если вам не понравится, то по выходе отсюда я готов исполнить любое ваше желание. Если же вы получите удовольствие и, таким образом, я выиграю, то вы должны будете исполнить моё желание.



    Вот оно! Он показал своё истинное лицо! Я зажмурилась! Сейчас он… Я не успела додумать, как он опять заговорил:


    - Не смущайтесь! Темнота нам на руку!


    - Да, но… - бормочу я, пытаясь собрать остатки воли, - это как-то…


    - Послушайте, - маньяк поглаживает моё бедро, - давайте будем откровенны, - в его голосе я улавливаю нетерпение. - Ведь вы же хотите этого! И я хочу! Хочу вас!



    Ох, лучше бы он этого не говорил! Если до его признания я ещё как-то сдерживала свои чувства, то сейчас тормоза были отпущены. Я уже не могла оставаться равнодушной к растущему бугру, который давил на мою попу. Мои бёдра непроизвольно дёрнулись, поудобнее устраиваясь на нём. И я сразу ощутила ответное движение в его брюках.


    - Чувствуете, – он вжимает свою плоть в мой зад, – ЧТО вы делаете со мной?


    - Прекратите! – слабо шиплю я. – Иначе я… я закричу.


    - О, угроза?! – он засмеялся. – Послушайте, Настя, вы можете кричать сколько угодно. Но это вам ничего не даст. Я не насильник. Я всего лишь предлагаю добровольное удовольствие, которое вы хотите. Но вы трусиха! Вы боитесь признаться самой себе в своих желаниях. Знаете, мне кажется, что все наши беды в жизни именно потому, что мы боимся воплотить свои желания.



    Философ, блин! Все маньяки философы! Чёрт! Но он прав!


    Его дыхание обжигало мне шею, мои щёки пылали, а между ног всё уже плавилось. Напряжение в лифте достигло такого накала, что мне показалось странным – как же мы ещё не задымились.


    И вдруг его пальцы медленно прошлись по моей руке от запястья к локтю. Я, охваченная шквалом каких-то совершенно новых ощущений, вздрогнув, охнула. У меня перехватило дыхание, а бёдра сжались.


    - Вот видите, - хрипло прошептал он, - вы очень страстная девушка! Ваше тело отвечает мне, но ваш разум противится. Отпустите себя, Настя!


    Он охватывает губами мочку моего уха и посасывает. И сразу же это отзывается томительными ощущениями в моей киске. А моя голова… Моя голова отключилась. Разум умыл руки и поплыл по течению.



    Ещё через мгновение я разрешила Павлу развернуть себя лицом к нему и почувствовала, как он принялся быстро расстёгивать пуговицы моей блузки. Только бы не порвал! Мне же ещё идти на работу! Да, где-то на задворках сознания мелькнула такая мысль.



    И вот мои напряжённые сисечки выпущены на волю. Пальцы Павла начинают пощипывать соски. Нет, не так… Сначала подушечки его больших пальцев медленно кружат вокруг заострившихся вершинок, как бы дразня, потом так же по кругу водят по самим соскам. И наконец, он начинает оттягивать их вверх, чуть выкручивая. Это заставляет меня стонать.



    Мне мешают мои руки! Я не знаю, куда мне их деть, и впиваюсь в обтянутые рубашкой плечи мужчины. Между тем моя правая нога по собственной воле поднимается и обнимает его бедро. Я выгибаюсь, вжимаясь в его бугор, едва ли не рвущий ширинку. Наконец-то, моя киска чувствует ЕГО! Я бесстыдно вращаю бёдрами, потираюсь и, кажется, издаю довольно громкие звуки.


    - Какая ты дикая киска! – выдаёт он страстным рокотом, и эта его фраза окончательно срывает меня с катушек.


    Руки опускаются ему на талию и решительно расстёгивают ремень.


    - Э, нет, - хрипло смеётся он и отводит мои руки. – Потерпи. Не будем спешить. Удовольствие нужно уметь смаковать.



    Вдруг он задирает мне юбку, придерживая за бёдра, опускается передо мной на колени и склоняется лицом к моим трусикам. Проводит носом по тому месту, где за тонкой хлопковой тканью прячется моя девочка.


    - Ммнн, - протягивает мой маньяк, - у тебя бесподобный аромат… Ты пахнешь росой.


    Он трётся носом, надавливая на мой холм.


    - Давай, избавимся от этого, - предлагает он, и, не отнимая лица, начинает медленно стягивать мои промокшие трусики.


    Если бы не стена лифтовой кабины за моей спиной, я бы упала. Но так я просто откинулась на стену и отдалась на волю своего неподражаемого маньяка. А он продолжал пытать меня. Носом провёл по низу живота и сразу переместился на мой холмик.


    - Несравненно гладкая кожа! – услышала я его низкий голос.


    Боже! Это оказалось невыносимо сладко! Я была готова взорваться от одних только его слов. Как хорошо, что буквально позавчера я сделала эпиляцию. И сейчас моя киска была первозданно гладенькой. Видимо, ему это очень понравилось. Он издавал какие-то непонятные довольные звуки. Я ощущала себя лакомством, которое были готовы съесть. Наверное, если бы рассудок не покинул меня, я могла бы испугаться. Согласитесь, странная картина – я стою, прислонившись спиной к стене лифта, без трусиков, раздвинув ноги, а совершенно незнакомый мне мужик бесстыдно нюхает мою киску.



    Но рассудка не было. Остались одни приятные ощущения, от которых я была готова воспарить или разлететься на тысячи кусочков антивещества, порождённого взрывом.


    - У тебя очаровательная вкусная киска, - шепчет Павел и медленно, как бы смакуя, лёгкими порхающими поцелуями пробегается по моим бёдрам и холмику.



    Я стону и изо всех сил цепляюсь за его волосы. У него, оказывается, очень мягкие волосы. Цепляюсь за эту мысль, чтобы удержаться и не сорваться в пропасть. Такие мягкие, что просто не вяжутся с его массивной фигурой. Я тяну их, бессознательно направляя его голову, теснее прижимая её к себе. Интересно, он брюнет или… Чёрт! Я даже не знаю, кто сейчас устроился у меня между ног! А ведь я рассматривала его, но почему-то запомнила только глаза и фигуру. Хорошо бы брюнет… Я обожаю брюнетов! Хотя мой бывший был шатен. Бесцветное ничтожество!



    Вот! Вот она - истина! Нужно доверять своим вкусам! Теперь у меня будут только брюнеты. И я вдруг вспомнила его грустные тёмно-карие глаза. Мой маньяк…



    - Скажи, скажи мне, чего ты хочешь! – вдруг приказывает он.


    Что за вопрос?! Конечно же, я хочу продолжения! Но я не могу говорить, я просто стону.


    - Милая, - ласково рычит он, - я знаю, что тебе трудно говорить, но давай же, попроси меня! Как ты хочешь? Мы сейчас воплощаем любую твою фантазию, исполняем самые сокровенные желания. Ну же!


    И тут я принимаю его бесстыдную игру, выпускаю своего джинна из бутылки.


    - Лизни меня, - выдыхаю со всхлипом.


    Он тут же осторожно проводит кончиком языка по моей щели. Движение лёгкое, как прикосновение пёрышка. (Но) Оно едва не сносит мне крышу. Я кричу и, кажется, дёргаю Павла за волосы.


    - Тебе нравится? – проникновенно шепчет он и, не дожидаясь моего ответа, приказывает. - Повернись ко мне своей попкой!


    Его руки быстро разворачивают меня, заставляют упереться руками в стену лифта. Я стою, отставив зад, как последняя бесстыдная шлюшка. Вот, должно быть, возмутительное зрелище! Архитектор, подающий надежды, деловая и всегда собранная Анастасия Назарова подставила свой голый зад незнакомому мужику в лифте и требует, чтобы он отлизал ей!



    Крепкие ладони Павла охватывают мои ягодицы и чуть разводят их. И я вдруг понимаю, что его язык начинает медленно лизать меня ТАМ. Сначала он двигается по щели между губками, доходит до второй моей дырочки, слегка надавливает на неё и возвращается обратно. Медленно… Томительно размеренно… Словно лакомится мороженым… И я таю… Таю и кричу. Равномерные проникающие движения его языка доводят до безумия. А когда он начинает шалить с моим клитором, взрываюсь, как вулкан.




    Прихожу в себя и обнаруживаю, что стою, прижатая спиной к стене. Мой маньяк поддерживает меня, не давая упасть. Понимаю, что его член, выпущенный из спущенных брюк, упирается мне в живот.


    - Ты в порядке, милая? – хрипит мой попутчик.


    Я осознаю, что он уже на взводе, и если я промедлю хоть секунду, то … Хватаюсь за его шею и висну на нём, ногами обнимая его бёдра. Он поддерживает меня за ягодицы – успеваю удивиться, с какой лёгкостью он поднимает меня - и резко вторгается в мою киску. Стараюсь пропустить его как можно глубже. Моя девочка очень рада заполучить, наконец, этот сладкий подарок.


    На мгновение мы оба замираем, ошеломлённые теми ощущениями, которые вдруг захватили нас. Он такой крупный! Действительно, под стать своему обладателю. И твёрдый как камень. Неужели я справлюсь?


    - Тесная киска! – смеётся маньяк. – Ну давай же, высоси меня! – это он произносит, едва ли не скрежеща зубами.


    И от таких его слов моя всё ещё голодная девочка начинает сжиматься, словно и в самом деле хочет высосать своего вкусного гостя.


    Маньяк чуть опускает меня на своих руках, а сам подаётся вверх. Я изгибаюсь, ощущая, как его член скользит во мне, словно поршень. Потом он выводит его из меня, но лишь для того, чтобы всадить вновь, буквально пришпиливая меня к стене лифта.



    Своей обнажённой грудью ощущаю влажную ткань его рубашки, под которой перекатываются мускулы. Это добавляет мне новых эмоций. Я держусь изо всех сил под его натиском, всхлипывая при каждом новом толчке. А он рычит при каждом вхождении и тяжело дышит всякий раз, как выходит из меня.



    Мой зад со стуком ударяется о стену лифтовой кабины. Это звучит довольно ритмично. Как в танце. Безумный секс. Оказывается, это классно! У меня никогда не было такого. И я точно буду помнить это приключение.



    В лифте жарко и душно, как в хорошо прогретой бане, но мы не замечаем этого. Вернее, это ещё больше возбуждает нас. Я чувствую себя какой-то удивительно безвольной, покорённой им, и каждая клеточка моего тела подстраивается под него, незнакомого мужчину, который трахает меня в тёмном лифте, остановившемся где-то между двадцатым и пятнадцатым этажами. Вот она – трансформация, о которой вчера говорила тётя Галя!



    Он перехватил меня покрепче и усилил напор, снова и снова вгоняя член в мою киску. И вдруг резко вышел из меня и прорычал:


    - Отпусти… не могу…


    А едва я успела слезть с него, содрогнулся в освобождении, изливаясь на пол. Я же сразу последовала за ним.




    Мы приходим в себя от яркого света. Лифт вздрагивает и начинает движение вниз. Стараясь не смотреть друг на друга, быстро приводим себя в порядок. И когда лифт раскрывается на первом этаже, я пулей выскакиваю из него и лечу к своей машине.


    Надо же! А мой маньяк, оказывается, джентльмен! Мог бы воспользоваться ситуацией и кончить в меня, но предпочёл поступить красиво. Два оргазма за несколько минут! И каких! Действительно, я выпустила джинна. Я смеюсь, показывая себе в зеркало язык.


    Мне бы не помешал душ, но я довольствуюсь влажными салфетками. Поправляю одежду, наношу косметику и причёсываю волосы.



    Настроение у меня изумительное! Да, возможно, потом, когда я всё обдумаю, я решу забыть это странное развратное приключение. Но сейчас… Сейчас мне просто хорошо! В конце концов, кто узнает, что я стала плохой девочкой? Никто. Это будет моей маленькой тайной. Приятным воспоминанием. Впрочем, себе-то я могу признаться – я бы с удовольствием повторила. Так я размышляю, продвигаясь в потоке машин к своему офису.




    ***


    - Анастасия Александровна, - встречает меня секретарша Танечка, - вас просили зайти к шефу.


    Мысленно чертыхаюсь. Надо же! Хоть Ленки и нет, видимо, ИО будет разыгрывать из себя строгого босса. Интересно, кого я там увижу. Могли бы, между прочим, доверить это дело мне. Я быстро шагаю в сторону кабинета. Танечка что-то лопочет мне вслед, но мои мысли заняты другим.


    - Да, да, – не слушая её и рассеянно кивая, бросаю я и спешу на встречу с временным шефом.



    Распахиваю двери и застываю на месте.


    У окна, спиной ко мне стоит… мой маньяк из лифта. Та же массивная фигура, тот же элегантный пиджак и те же мягкие волосы, которые ещё час назад я нещадно дёргала.


    - Рад вас видеть, Анастасия Александровна, - брюнет поворачивается ко мне, ослепительно улыбаясь, усаживает меня в кресло.


    - Я… я тоже… - лепечу я, понимая, что краснею.


    Замечаю, что он успел сменить рубашку.


    - Вот, - он вдруг быстро достаёт что-то из кармана пиджака и протягивает мне … мои трусики!


    Блин! Я же рванула из лифта без трусиков!


    - Думаю, вам в них будет лучше, - улыбается он, а в его тёмных глазах прыгают искорки.


    - Спасибо… - бормочу я, готовая провалиться сквозь пол, беру трусики и быстро прячу их в папку.


    - Но я думаю, - продолжает он как ни в чём не бывало, - вечером вы поужинаете со мной… - Помнится, вы обещали?


    - Я? – удивлённо вскидываю на него глаза.


    - Конечно, - теперь его улыбка становится ещё шире. – Вы проиграли мне пари. Ну и… расскажете мне кое-что о работе.


    - Дда, конечно… - киваю и встаю с кресла.


    Я шагаю к дверям, он, опережая меня, берётся за ручку и быстро шепчет мне в ухо:


    - Я заеду за вами. И прошу вас не надевать трусики.



    Выскочив за двери, я ликую. Пожалуй, теперь всегда буду верить гаданиям тёти Гали.
  4. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    ПРИКЛЮЧЕНИЯ "СЕЛЕНЫ". ЗАБЛУДИВШИЕСЯ В ТУМАНЕ.



    Капитан трансгалактического звездолёта "Селена" Алекс Грин отдыхал, развалившись в кресле и предаваясь послеобеденным полудрёмным размышлениям. В открытое окно его бунгало, вместе с рокочущим шумом океанских волн, врывался солоноватый освежающий ветерок, щекоча ноздри, а заодно и мысли в голове мужчины. Но расслабиться, окунувшись в ленивую негу, ему так и не удалось.



    Внезапно, в освещённом жарким тропическим солнцем дверном проёме, возник женский силуэт, заставив чаще биться сердце сурового повелителя бескрайних космических просторов. Дремота, которая только минуту назад сладким туманом окутывала его голову, заставляя слипаться потяжелевшие веки, тут же улетучилась. Порция адреналина, впрыснутая в кровь, быстро освежила его мозги. Но он никак не мог вспомнить имя этой девушки, хоть черты лица и огонь рыжих волос, растрепавшихся на ветру, были до боли в висках знакомы. При этом ещё одна вещь сводила его с ума, не давая покоя. Он точно знал, буквально по минутам и даже по секундам, что произойдёт дальше.



    Рыжая красотка, озорно улыбнувшись, сбросит прямо у порога своё нежно-голубое платьице. И оставшись в ослепительной природной наготе, упрётся ручками в дверной косяк в позе шаловливого котёнка, собирающегося поточить свои коготочки. При этом выгнет свою спинку так, что бесстыжая голая попка вздёрнется кверху своими манящими округлостями. Девушка постоит так немного, слегка покачивая бёдрами и, повернув шейку набок, украдкой взглянет на мужчину в глубине комнаты, чтобы убедиться в действенном эффекте своих телодвижений. Загадочно улыбнётся и на цыпочках, словно не касаясь пола, буквально на кончиках пальчиков своих очаровательных ножек подбежит бесшумно к креслу.



    У Алекса на мгновение замрёт сердце в груди, когда она наклонится к нему, обдав горячим жаром своего дыхания, и прошепчет сладким мурлыкающим голоском:


    - Миша, я тебя люблю! - и что-то ещё, не совсем понятное для восприятия. Но сразу же, не дав шанса вникнуть и опомниться, страстно припадёт к его губам.


    "Но почему же Миша?" - мелькнут на миг сомнения в голове капитана, и тут же развеются, как только его руки коснутся нежного бархата её манящей кожи. - "Миша, так Миша. Хоть на мгновение, но побуду кем угодно, лишь бы не спугнуть это восхитительное видение."


    И не в силах сдержать нахлынувшие чувства, вскочит с кресла и крепко-крепко обнимет девушку, так что та от неожиданности пискнет котёнком в его объятиях. Пальцы рук, словно тактильный сканер, побегут по её разгорячённому тропическим солнцем телу, пытаясь запомнить каждую клеточку кожи соблазнительной красотки. Чтобы отпечатать в памяти все выпуклости и ложбинки этого райского создания. И под чувственные стоны рыжеволосой девушки, он будет целовать её дрожащие от возбуждения губы, нежную шейку и такие хрупкие плечи. А когда коленочки красотки вдруг подогнутся от нахлынувшего блаженства, и девушка больше не сможет стоять на ногах, они упадут вместе на кровать, как в омут тайных желаний и душевных грёз.



    И Алекс-Миша продолжит дальше изучать все её чувствительные к ласкам места, опускаясь всё ниже и ниже. Чтобы с каждым новым поцелуем быть ближе к заветной цели долгого путешествия, идя уже изведанным, но от этого не менее желанным маршрутом. Вдоль ложбинки меж двух остроконечных вершин девичьей груди, до забавной впадинки пупочка. По мягкому, подрагивающему от нежных прикосновений животику, к таинственной расщелинке половых губок, во чрево страсти и любовных вожделений...



    Но тут что-то неведомое и страшное тихо подкрадётся сзади. Внезапно в комнате станет прохладно и нежно-розовая кожа девушки станет синеть прямо на глазах. У Алекса от холода и ужасного предчувствия побегут мурашки по спине и зашевелятся волосы даже в тех местах, о которых он и не догадывался, что они там есть. Девушка под ним задрожит и, выстукивая зубную дробь, жалобно произнесёт:


    - Холодно, мне холодно...


    Алекс, стараясь согреть остывающее тело, прижмётся к ней, превозмогая боль прожигающего до костей вселенского холода. И тут внезапно леденящий ужас сменится жаром. Капитан обрадовавшись, отстранится от красотки, чтобы взглянуть в её глаза. Но в тот же миг яркая вспышка ослепит на время. А когда он придёт в себя, и зрение восстановится, то увидит под собой вместо рыжеволосой девушки лишь кучку серого пепла.


    - Нет!!! - закричит он в отчаянии и, почувствовав резкий толчок, свалится с кровати...



    * * * * *



    Алекс открыл глаза и часто заморгал, пытаясь прогнать прочь из головы остатки кошмара. Не сразу вернувшись из царства Морфея в реальность, он увидел, что лежит на полу своей каюты. Сердце в груди бьётся, как испуганная птица об оконное стекло. Капитан пытается встать, но голова кружится, а в глазах периодически темнеет, мешая сосредоточиться. В каюту без стука врывается молодой человек со слегка растерянным лицом:


    - Кэп, кэп... - кричит он, увидав своего капитана на полу, и бросается к нему на помощь. - Кэп, что с Вами? Опять кошмары?


    - Да, Макс, - Алекс, облокотившись на руку своего корабельного медика, поднимается на ноги, присаживаясь на край кровати. - Опять один и тот же сон, снова и снова, уже какую ночь подряд. Не помогают твои микстуры, Пилюлькин ты наш.


    Доктор немного обиженно, но настойчиво пытается прощупать у него пульс. Но Алекс, выдёргивая у него свою руку, вспомнив, добавляет:


    - Ах, нет! Сегодня ещё какие-то взрывы и тряска добавились.


    В тот же миг корпус корабля вздрагивает, и некоторое время тревожно и протяжно гудит металлическим звоном.


    - О нет, мой капитан. Взрывы и тряска самые что ни на есть настоящие. Я только что с мостика. Толком не понял, но кажется, мы выскочили из гиперпрыжка прямо под кильватер патрульного фрегата. И теперь он палит по нам, требуя остановиться.


    - Что? - возмутился Алекс. - Какого чёрта меня не разбудили?


    - Хотели, но старпом запретил. Сказал, что капитан болен, и ему лучше отлежаться.



    * * * * *



    Алекс поднялся на мостик. У входа его встретила сексапильного вида голографическая красотка. Пиксели электронной девушки тут же изобразили на её лице что-то вроде улыбки, после чего она громко произнесла:


    - Капитан на мостике!


    - Спасибо, Селена! - кивнул он в ответ и сразу же направился к посту управления, где о чём-то продолжали оживлённо спорить пилот со старпомом.


    - Угомонись, Сэм, - хлопнул Алекс по плечу последнего, - сказано же, что капитан на мостике.


    - Да, кэп, - мускулистого вида мужчина обернулся и бросил почти не скрываемый, недовольный взгляд на появившегося за его спиной капитана.



    Алекса это не смутило, и он строго произнёс:


    - Доложите обстановку, старпом.


    - Мы под прицелом федералов, сэр.


    - С каких это пор корабли Федерации патрулируют Бригалию? - удивился Алекс.


    - Мой капитан, похоже, это вовсе не Бригалия, - ехидно ответил Сэм.


    - Что? - ещё больше удивился капитан и, обернувшись к сидевшей рядом девушке, бросил. - Штурман, где мы?



    Штурман звездолёта и по совместительству бортинженер, а еще и красивая зеленоглазая девушка, точная копия голографической Селены, смущённо пожала плечами:


    - Кэп, после гиперпрыжка корабль не вышел в заданную точку. Я не знаю, где мы сейчас, - и, смахнув рукой пот со лба, продолжила дрожащим голосом. - Сейчас пытаюсь проверить навигацию по звёздам, но бортовой компьютер не может найти подходящую лоцию.


    - Хорошо, Светочка! - постарался приободрить своего растерявшегося штурмана капитан. - Попробуйте вычислить по заданным координатам гиперпрыжка.


    И пока Света со своей электронной двойняшкой Селеной загружали виртуальные мозги, Алекс повернулся с вопросом к старпому:


    - Что с грузом?


    - Из незадекларированного только партия слизи магеллановых рачков.


    - Это пустяки. Отделаемся лишь мелким штрафом. Не стоит из-за этого рисковать потерей лицензии, - и, обратившись к пилоту, добавил, - Андрей, сигнальте на фрегат, что мы ложимся в дрейф, пусть готовят досмотровую группу.


    Но Сэм вдруг остановил руку пилота, потянувшуюся к пульту:


    - Не спеши, Дрю.


    - В чём дело, старпом? - взгляд капитана прожёг его насквозь, - Чего я ещё не знаю?


    - Сэр... - замялся тот, - пассажир с Карракарда со своим контейнером...


    - Что? - возмутился Алекс, - Сэм, только не говори, что документы не в порядке. Ты же в Карракардском порту божился, что всё проверил.


    У старпома покраснело лицо от напряжения. Он лишь что-то несвязное промямлил в ответ, забавно потрясая своей козлиной бородёнкой.


    - Чёрт... чёрт, Сэм! Ты опять за старое. И опять мимо кассы... Живо этого пассажира на мостик.



    * * * * *



    Пассажир с Карракарда, странноватого вида старичок с седой растрёпанной бородой и в нелепых антикварных очках имперских времён, заметно нервничал, отчего тремор в его жилистых руках переходил в сейсмически активную стадию. Своим хрипловато-дрожащим голосом он пытался что-то доказать этому космическому волку межгалактических просторов, но, похоже, безуспешно.


    - Контейнер за борт и точка, - капитан транспортного звездолёта "Селена" оставался глух к его просьбам.


    - Нет, нет, только не это! - не унимался старичок. - Прошу вас, не трогайте груз. Вы не понимаете, какова цена того, что лежит внутри этого ящика.


    - Так... - при слове "цена" оживился старпом, решившись встрянуть в беседу. - А об этой цене можно как-то поподробней?


    - Послушайте... - старик трясущимися руками снял очки, пытаясь носовым платком протереть запотевшие стёкла. - Раз такое дело, выскажусь напрямик... Я профессор Кармонианской межгалактической академии древних артефактов Филипп Моисеич Кишман. В контейнере уникальная археологическая находка. Она настолько уникальна, что может перевернуть все наши представления о науке и о мире в целом. Я даю вам гарантии, что наша академия заплатит любые деньги, если доставите груз в целости и сохранности.


    - Любые деньги? - переспросил капитан.


    - Любые, - подтвердил профессор, но слегка смутившись, добавил. - В пределах разумного, конечно.


    - Так ваша конторка готова отвалить кучу банкнот, но при этом не удосужилась снабдить вас нормальными документами, да ещё и перевозит столь ценный для неё груз контрабандными путями? В чём подвох, профессор?


    - Ну, дело в том... - замялся старик. - Дело в том, что за право приобретения этого артефакта готовы поспорить многие в этой вселенной. Приходится делать это тайно.



    * * * * *



    - Кэп, - услышал Алекс голос своего штурмана за спиной, - можно Вас?


    - Да, Света. В чём дело?


    - Мы с Селеной просчитали возможный курс корабля, исходя из введённых координат перед входом в гиперпространство.


    - И где же мы сейчас?


    - Здесь. - Света ткнула пальчиком в 3D-проекцию звёздной карты.


    - Как здесь? - удивился Алекс. - Это какой-то глухой угол. У этого места даже названия нет.


    - Да, кэп. Во всех лоциях это обозначается как призрачная зона.


    - Это какая-то ошибка, - капитан взглянул в иллюминатор, - мы не должны быть здесь. Вы точно проверили координаты? Кто вообще вводил их в курс прыжка?


    - Вы, капитан, - озадаченно выкатила свои зелёные глазки Светочка.


    Алекс кашлянул от неожиданности. Взглянул на свою команду.


    Неужели это он виноват, что они оказались в этой галактической глухомани. Вот уже десятые сутки, как они стартовали с Карракарда. И всё это время он чувствует себя таким разбитым и угнетённым. Вдобавок эти постоянные кошмары по ночам. Он не высыпается. Не удивительно, что в таком состоянии он перепутал координаты... Или не перепутал?


    - Селена! - крикнул он очаровательному интерфейсу бортового компьютера. - Координаты последнего прыжка на монитор.


    На экране побежали столбики цифр:


    "2035....754..... Боже мой!" - Алекс похолодел от ужаса. Он знал эти цифры. За последние десять дней он выучил их наизусть. Вот только с координатами они не имели ничего общего. Откуда же они всплыли в его памяти?


    Капитан крепко зажмурил глаза и сжал виски руками, как будто хотел что-то вспомнить. Сознание в голове, словно перебирая файлы в компьютере, судорожно листало его память. Вот он снова в домике на берегу тропического острова. Снова к нему подбегает соблазнительная красотка. Наклоняясь, шепчет ему в ухо:


    - Я тебя люблю! - и что-то ещё, но что? Алекс старается сосредоточиться и вслушаться в этот шёпот. И девушка продолжает. - Миша, я тебя люблю! 2035... 7546... 8438...


    - Нет! - кричит Алекс и продолжает шептать как мантру, как заклинание, этот таинственный цифровой ряд.



    * * * * *



    - Кэп, с вами всё в порядке?


    Алекс открывает глаза и видит перед собой испуганное лицо Светланы. Та вдруг кричит:


    - Медика на мостик, срочно!


    - Не надо Пилюлькина, - приходит в себя капитан, - нет времени на его микстуры.


    И уже командным решительным голосом:


    - Команда по местам. Доложить расстояние до фрегата.


    - Его подлётное время 38 минут. Минут через 15 мы уже будем в зоне действия его досмотровых сканеров, и играть в прятки уже будет поздно, - доложила штурман.


    - У нас есть возможность уйти в гиперпространство?


    - Батареи разряжены. Восстановятся примерно через полчаса. Кроме того, надо время, чтобы задать новые координаты.


    - Ясно. Придётся маневрировать двигателями. Моторное, - на дисплее появляется лицо полноватой женщины с бутербродом в руке, - Ангелина, душечка, отложи свой ланч и доложи, сможешь ли выжать из своих подопечных всё, до последнего изотопа?


    - А то как же! - утвердительно кивает та.


    - Что это там за размазанное пятно на радаре?


    - Облако. Звёздная пыль, видимо.


    - Отличное местечко, чтобы затеряться, - Алекс прыгает в своё капитанское кресло. - Андрей, по моей команде на форсаже мчимся в эту звёздную кашу.



    * * * * *



    Двигатели звездолёта "Селена" стихли на мгновение и взревели вновь. Корабль качнулся из стороны в сторону и, завалившись резко на правый борт, набирая скорость, пошёл на сближение с космическим облаком. Экипаж патрульного фрегата просто ошалел от такой наглости. Казалось, ещё несколько минут, и это заржавевшее корыто было бы у них в руках. Кто знал, что в следующее мгновение нарушители разовьют такую прыть. Прицельные выстрелы импульсных снарядов с федерального корабля ложились очень плотно. Но каждый раз, пилот грузовичка ловким маневром уводил корпус звездолёта от прямого поражения.


    Так продолжалось минут десять. Пока "Селена" наконец не скрылась от визуального контакта за облачной пеленой. Фрегат дал ещё пару залпов наугад в предполагаемом направлении, затем выстрелы стихли.



    * * * * *



    Вжавшись в кресла, капитан со своим пилотом выжимали из своей малышки всё, что могли. Корпус корабля звенел, гудел и скрипел от рёва маршевого двигателя и близких разрывов. Казалось, что он не выдержит и рассыплется по винтикам. Но "Селена" была надёжным и прочным звездолётом, ни разу не подводившим свой экипаж.


    На большой скорости она влетела в плотное скопление облаков. И тут произошло неожиданное. Послышался глухой удар, задрожали все переборки. Корабль тряхнуло так, что у людей, сидевших в креслах, чуть изо рта не посыпались зубы. В тот же миг, все отсеки погрузились в темноту, всё резко отключилось, и в помещение стал вползать леденящий космический холодок. Но через пару минут заработали запасные генераторы, и включилось аварийное освещение. Капитан выдохнул и с тревогой произнёс:


    - Все живы?
  5. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь


    продолжение


    Слава богу, жертв не оказалось.


    - Осмотреться, доложить о повреждениях, - приказал Алекс, отстёгиваясь от кресла. И в тот же миг его тело воспарило к потолку.


    - Простите, кэп, - сказала Света. - Все системы отключились и искусственная гравитация тоже. Сейчас попробую запустить вручную.


    - О, Господи, где же мы? - услышали все испуганный голос старпома. Этот сильный и обычно бесстрашный мужчина сидел в кресле и дрожал как кролик. В руках он держал нательный крестик, а губы шевелились, бормоча под нос молитву. Пустой остекленевший взгляд был обращён в сторону иллюминаторов, за которыми плотной белой пеленой стоял непривычный для космоса густой, как сметана, туман.



    * * * * *



    Когда, наконец, подключили искусственную гравитацию, все разошлись по отсекам, чтобы вручную проверить наличие повреждений. Свете никак не удавалось перезагрузить интерфейс своей электронной сестрёнки. Да и сам бортовой компьютер глючил и выдавал какой-то бред. Проверить датчики жизнеобеспечения корабля не получалось.


    Но через пару часов тщательного осмотра всё же удалось собрать хоть какую-то информацию.


    - Итак, команда, что мы имеем, - начал капитан, - похоже, видимых повреждений не наблюдается. Если это не взрыв снаряда, то что?


    - Кэп, - ответила Светлана, - мне удалось частично восстановить систему. Не уверена, можно ли доверять некоторым датчикам, но в момент вхождения в облако, масса корабля выросла примерно тонн на десять.


    - Что это? Гравитационная аномалия?


    - Нет, кэп. Скорей всего, мы с чем-то столкнулись. И, судя по показаниям приборов, это что-то до сих пор висит на корпусе.


    - Предлагаешь выйти посмотреть? - съязвил Андрей.


    - Ну, уж нет! - выпалил старпом. - Я в этот туман ни ногой.


    - В открытый космос пока выходить не будем, - заявил капитан, - пока не запустим главный генератор, будем экономить кислород. Кстати, надо бы помочь Ангелине с его починкой.


    - Я могу! - оживился Андрей.


    - Хорошо, отправляйся прямо сейчас. Света, верни нам Селену. Я имею ввиду корабль. Ну и твою близняшку тоже. А мы со старпомом проверим грузовой трюм.



    * * * * *



    В слабо освещённом аварийными лампами сумраке грузового отсека было сыро и душно. Стоявший приторный аромат концентрированной магеллановой слизи неприятно щекотал нос и, осаждаясь во рту горькой оскоминой, вызывал у вдыхавшего тошнотворные чувства. В горле Алекса запершило, и он, прикрыв нос рукавом, громко кашлянул. Старпом, пнув ногой один из контейнеров, скорчил на своём лице недовольную гримасу и сказал:


    - Кэп, похоже, один из боксов потёк.


    Капитан включил персональный коммуникатор, болтавшийся на правом ухе, и, стараясь глубоко не вдыхать, произнёс:


    - Света, можешь очистить воздух в пятом отсеке.


    - Сейчас попробую, - ответила по связи штурман.


    Через мгновение зашумели лопасти вентиляции, втягивая в свои металлические внутренности едкие испарения. Дышать стало полегче.


    - Кэп, - вдруг задумчиво произнёс старпом, - а правда, что из этой гадости делают самый сильный афродизиак во вселенной?


    - Да, Сэм. Самое сильное возбуждающее зелье. Капнут тебе его в бокальчик, и будешь сутки напролёт, как безумный, трахать всё, что шевелится... да и то, что не шевелится, тоже.


    - Как же так, Алекс? Мы тут вдвоём вдохнули столько этой дряни.


    Перекошенное от ужаса лицо старпома сильно повеселило капитана. Он ухмыльнулся и, сделав голос помягче, игриво произнёс:


    - Ах, милый Сёмочка! - и уже грубым тоном добавил. - Даже и не мечтай, старпом. Ты точно не в моём вкусе. И никакая химия это уже не исправит.


    - Да... - таинственным шёпотом протянул Сэм. - А вот я за себя не ручаюсь... Мне кажется, со мной что-то происходит...


    - Старпом! - прикрикнул на него капитан. - Бросьте свои фантазии, а то у Вас уже ширинка топорщится. Всё равно для эффекта афродизиака тут не хватает пары ингредиентов. Так что, это лишь твоё больное самовнушение.


    В этот момент на них из темноты что-то зашипело и сверкнуло парой зелёных глаз.


    - У нас на борту животные? - спросил Алекс.


    - Нет, не было.


    - Что же тогда это? - капитан схватился рукой за пояс, но бластера на нём не оказалось. - Проклятье... забыл в каюте. Сэм, у тебя что-то есть?


    - Только это, - в руках старпома сверкнул металлический ломик.


    - Тогда заходи справа. Выманим эту тварь на свет.


    Но "тварь" не стала дожидаться и сама выскочила навстречу мужчинам. На удивление, это оказалось не животное, а карлик ростом по пояс, закутанный с ног до головы в чёрный плащ. Лица не было видно, лишь глаза изредка сверкали из-под капюшона странновато-изумрудным цветом. Незнакомец снова прошипел и залепетал что-то на непонятном наречии с лёгким присвистыванием.


    - Фу ты, чертяга, напугал, - выдохнул старпом. - Это помощник профессора. Вот, кстати, его контейнер, - ткнул Сэм ломиком в большой желтый ящик.


    Увидав этот жест, карлик перешел на визгливый тон и сверкнул не только глазницами, но и белизной тонких острых зубов. Старпом даже вздрогнул от неожиданности:


    - Вот зараза, ещё и огрызается!


    - Он что, не человек? - спросил Алекс. - Язык вроде маргирийский, но диалект не разберу.


    - Я не видел его лицо, - ответил Сэм, на всякий случай держа перед собой ломик, - но, похоже, это рептилоид... Жуткие твари. Где только профессор его откопал. Таких в наморднике надо держать.


    При последних словах коротышка зашипел ещё сильней и стал сыпать незнакомыми ругательствами.


    - Осторожнее в выражениях, Сэм. Он, похоже, нас понимает, а вот мы его не очень. Давай лучше посмотрим, что в этом чёртовом контейнере. Из-за чего мы тут рисковали под прицелом федералов.


    При попытке старпома вскрыть ломиком дверку ящика рептилоид оживился и, став на четвереньки, бросился защищать профессорскую собственность.


    - Вот зараза... - отмахивался от него Семён. - Ещё и кусается.


    Наконец, изловчившись, он пнул изо всей силы надоедливое существо. То с визгом отлетело к выходу и, скуля, скрылось в коридорах звездолёта.



    * * * * *



    - Что вы делаете? - услышали они голос профессора за спиной.


    Тот стоял, растерянный и возмущённый, с перевязанной головой.


    - С вами всё в порядке? - спросил его капитан.


    - Всё хорошо, кэп, - ответил за него Макс, - профессор упал во время тряски, но ничего страшного, я обработал рану.


    - Вы не ответили... - продолжал возмущаться старик, потрясая своей седой бородкой. - Что вы делаете с моим контейнером, молодые люди?


    Из-за его спины показался коротышка в плаще и злобно зарычал. Старпом дёрнулся в испуге и выронил ломик. Тот со звоном упал на пол.


    - Спокойно, Хьюго, спокойно, - приговаривал старичок, поглаживая рептилоида по голове.


    - Спокойно? - возмутился Сэм. - Лучше пристегните своего Хьюго на поводок, а то на людей бросается. Он же меня укусил... Вот видите... - стал он показывать свою рваную штанину. - Мне же теперь от бешенства лечиться придётся...


    - Погоди, старпом, - остановил его капитан, - Макс осмотри его рану... А вам, профессор, я рекомендую добровольно самому открыть ящик. Всем нам жутко интересно, ради чего мы рискуем.


    Старик дрожащими руками полез в карман и достал электронный ключ. Приложил его к замку, раздался щелчок...



    * * * * *



    Дверка распахнулась. В ящике лежал приличного вида белый камень с голубыми прожилками.


    - И это всё? - разочарованно выдохнул старпом. - И ради этого булыжника стоило отгрызать мне ногу? Да у меня на родине, на Хуракане, таких камней...


    - Нет, молодые люди, - прервал его профессор, - это не какой-то там камень. Это окаменевший фрагмент космического корабля неизвестной конструкции. Уникальная, просто уникальная технология, неизвестная до сих пор миру...


    - Хорошо, профессор, - прервал его восторженную тираду капитан, - раз вы видите в этом валуне что-то кроме каменных отложений, то поверю на слово. Меня лишь интересует, заплатят мне за эту бесполезную хрень или нет. Если нет, то я прямо сейчас выкину её за борт.


    - И будете сто раз не правы, молодой человек. Вы только взгляните на эту идеальную форму, на грациозные линии, на удивительную текстуру поверхности. А эти голубоватые прожилки, словно венки под прозрачной кожей...


    - Хм-м! - прыснул от смеха старпом. - Если бы собственными глазами не видел, о чём вы сейчас, то точно бы подумал, что о бабе.


    - А вы, мой друг, напрасно иронизируете, - укорил его старик, - совершенно напрасно. Вы только вглядитесь в это...


    - Ну, уж нет, - возразил ему Сэм, сидя на полу, пока доктор обрабатывал антисептиком укус на ноге, - какой смысл пялиться на какую-то булыжину и восторгаться до розовых соплей её формами? Если уж я захочу насладиться изяществом и грациозными линиями, то возьму бабу, сорву с неё одежду и буду наслаждаться во все её дыры...


    - Ха-ха-ха! - заржал он грубым голосом, хлопая по плечу Макса и приговаривая. - Правильно, я правильно говорю! - но в следующее мгновение, вдруг, взвизгнул. - Ай, ой, ай! Пилюлькин, зараза, жжёт же... подуй, подуй... ай, ай!


    - Как же это грубо, молодой человек, - поморщился старичок и обращаясь уже к Алексу. - Но вы-то, капитан, меня понимаете? По глазам вижу, что понимаете.


    - Послушайте, профессор... - хотел было возразить тот, но старик уже схватил его за руку и настойчиво стал требовать.


    - Нет, вы только прикоснитесь к этому чуду вселенной. Почувствуйте подушечками пальцев его структуру.


    Поддавшись этим уговорам, Алекс протянул свою ладонь и дотронулся до камня.



    * * * * *



    Тут же его тело прожгло тысячами маленьких иголок, будто электрический разряд пробежался по всем его клеточкам. Сознание провалилось в неведомый доселе молочный туман, а через секунду, перед глазами замелькали красочные, но совсем бессвязные картинки.


    Очнулся он уже лёжа на полу, а над ним склонились доктор и профессор.


    - Кэп, кэп, что с вами? - кричал Макс, поднося к его носу какую-то едкую гадость.


    - Удивительно! - бормотал старик. - Какая феноменальная психосоматическая реакция. Просто потрясающе!


    - Что? - во рту Алекса пересохло, и слова давались с трудом. - Что это было?


    - Не знаю, капитан, - корабельный медик помог ему подняться на ноги, - но вы резко погрузились в транс и стали шептать чьё-то имя, будто звали кого-то.
  6. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    продолжение...

    - Лиза! - вдруг осенило Алекса. - Точно, Лиза. Я вспомнил, девушку из сна звали Лиза.


    - Позвольте полюбопытствовать, молодой человек, - оживился профессор, - что за сон и что за девушка?


    - Лиза... Лиза... - Алексей продолжал повторять это имя, как безумный, не обращая внимания на расспросы старика.


    Макс было хотел что-то сказать, но в следующий момент свет в грузовом отсеке заморгал и в конце концов потух. Посреди трюма, в проблесках электрических разрядов, появилось слабое, сферической формы свечение. Воздух вокруг напитался запахом озона. Затем была яркая вспышка и все услышали лёгкий хлопок.


    - Какого чёрта, Света! - прикрывая свои глаза, крикнул в коммуникатор капитан.


    - Это не я, кэп, - извиняющимся тоном ответила та.


    Всё стихло, и отсек снова погрузился во тьму. Старпом зажёг свой фонарик. Его узкий луч, блуждая по помещению, поочерёдно вырывал из мрака испуганные и растерянные лица экипажа и пассажиров.


    - Да не тычь ты им в глаза, - возмутился Алекс, - и так после вспышки ничего не видно.


    Лампы авариек снова заморгали и разогнали трюмный сумрак. Все зажмурились, зрение не спешило восстанавливаться. Поэтому не сразу обратили внимание на зашедшего в отсек пилота.


    - Боже мой! - воскликнул он.


    Андрей стоял в центре трюма и остекленевшими глазами смотрел себе под ноги, боясь моргнуть или отвести взгляд. На полу, как раз в том месте, где только что сверкали молнии, свернувшись калачиком, лежала абсолютно голая девушка. Её бледная белая кожа, с каким-то нездоровым синеватым оттенком, резко контрастировала с огненно-рыжими прядями волос, своими непослушными локонами скрывающими лицо незнакомки. Ничто не выдавало в этом теле хоть какие-то признаки жизни.


    В молчаливой тишине затянувшегося удивления Макс подошел ближе и дотронулся до её руки.


    - Холодная... просто ледяная, - произнёс он разочарованно, - и пульс не чувствую.


    - Баба, голая... да ещё и мёртвая, - тревожно простонал Сэм, - мы все прокляты.


    - Старпом, не нагнетай, - осадил его капитан.


    - Откуда она взялась? - Семён не унимался. - Это происки дьявола, не иначе...


    - Кэп, - раздался голос Светы из коммуникатора, - приборы зафиксировали квантовый всплеск и электромагнитный импульс. Похоже на работу телепорта.


    - Ну вот и разъяснение этого сюрприза, - выдохнул Алекс. - Но зачем федералам подкидывать нам труп на борт?


    - Капитан, - перебила его Светлана, - судя по длине волны, источник не на фрегате, а где-то ближе.


    - Насколько ближе?


    - Около 30 - 50 футов...


    Повисла пауза. Все взглянули в иллюминатор. За сверхпрочным стеклом по-прежнему ничего не было видно, кроме белого, густого как сливки, тумана. Сэм первый озвучил страшную догадку, которая и без того вертелась у всех в голове:


    - Она оттуда... Там за бортом что-то есть...



    * * * * *



    Старпом схватился за свой нательный крестик и стал занудно бубнить под нос молитвы. Потом резко схватил капитана за руку и сбивчиво заговорил:


    - Кэп, надо выбросить эту мёртвую бабу за борт. Я чувствую, что её появление здесь к большой беде. Надо срочно от неё избавиться.


    - Успокойся, Семён, - стал уговаривать его Алекс, - что с тобой происходит в последнее время? Мы с тобой и не в такие передряги попадали. И ты никогда не был замечен в трусости. Возьми себя в руки, перестань паниковать. Ты старпом или кисейная барышня? Нам ли с тобой бояться мертвецов...


    - Капитан, - позвал его Макс, держа в руке медицинский сканер, - не спешите хоронить эту девушку. Она жива, только в анабиозе. Причём, в очень глубоком криоанабиозе.


    - Но выводить человека из глубокой заморозки нужно в специальных биокамерах, - забеспокоился профессор.


    - Так не стойте как истуканы, - прикрикнул капитан на подчиненных. - Док, готовь криобокс. Сэм, хватит петь псалмы. Помоги Андрею донести девушку.


    - Ну уж нет! - возмутился старпом. - Что хотите со мной делайте, но я к этой синей бабе пальцем не притронусь.


    - Идиот суеверный! - бросил ему Алекс и сам подошел ближе.


    Что-то кольнуло у него в душе, когда он разглядел эти ярко огненные волосы. Подозрения закрались в его мозг пульсирующим стуком по вискам. Капитан наклонился и протянул руку, замерев на мгновение в паре дюймов от её очаровательной головки. Пальцы медленно утонули в шёлке рыжих локонов. Осторожно откинув волосы со лба девушки, Алекс сквозь сумрак трюмного освещения вгляделся в её лицо.


    - Лиза? - удивлённо прошептал он.



    * * * * *



    Алекс стоял у медицинского криобокса и пытался разглядеть сквозь запотевшее стекло лицо девушки.


    - Ну как твоя пациентка? - не отрывая взгляда, спросил он у Макса.


    Корабельный доктор отвлёкся от своих приборов и посмотрел на своего капитана.


    - Стабильно, без изменений... - ответил он и, слегка замявшись, нерешительно добавил. - Кэп, это и правда ваша девушка из снов?


    - Да, Макс, - произнёс тот после небольшой паузы. - без сомнения, это она... Неужели я схожу с ума?


    - Не думаю, кэп.


    - Как же всё это объяснить? Кто она? Почему она снилась только мне? Почему мы встретились именно здесь, в этом забытом богом уголке вселенной? И главное, для какой цели?


    - Слишком много вопросов, молодой человек, - послышался старческий голос в дверях. На пороге стоял профессор. - Вряд ли мы найдём ответы на них в ближайшее время. Могу с уверенностью сказать лишь одно. Ничто в этой вселенной не происходит случайно. Можете считать это происками судьбы, фатумом и провидением. Промыслом вселенского разума.


    Старик подошёл к боксу и посмотрел на лежащую там девушку. Её кожа уже не была такой синюшной, как раньше, а приобрела хоть и бледноватый, но нежно-розовый оттенок. Профессор глубоко вздохнул и улыбнулся, хитро прищурив правый глаз:


    - А она и впрямь красавица. Просто идеальные, даже я бы сказал, совершенные черты лица и пропорции тела. Не грех ради такой и с ума сойти. Эх, был бы я хоть на двадцать лет помоложе...



    * * * * *



    Капитан вошёл в свою каюту. Из-за шкафа на него неожиданно выпрыгнула Света, слегка напугав его от неожиданности. На удивление, из одежды на ней были лишь маленькие белые трусики.


    - Лёша! - прошептала она на ушко, повиснув к нему на шею. - Я соскучилась.


    - Света, не сегодня, - попытался он отстраниться от девушки. Но та не унималась:


    - Лёш, я тебя хочу, - и опустившись на коленки, стала расстёгивать его ширинку. Но капитан, схватив её за локти, резко поднял с полу.


    - Нет, Света, нет, - сказал он, повысив голос.


    У девушки выступили слёзы на глазах. Схватив скомканный комбинезон в руки, она выскочила из каюты.



    * * * * *



    - Всё к капитану подкатываешь?


    Света вздрогнула от неожиданности. В коридоре стоял старпом и пожирал штурманшу глазами. Девушка, не сразу сообразив, что стоит перед ним в одних трусиках, стыдливо прижала одежду в руках к своей груди.


    - Тебе какое дело? - отрезала она.


    - Да никакого. Просто жалко тебя, дурочку.


    - С чего бы меня жалеть?


    - Видно же, - уставился Сэм на её промежность, - трусы обмочила, а глазки-то неудовлетворённые.


    - Ай, - Света прикрыла рукой предательское пятнышко, - не твоё дело.


    - Зря артачишься, недотрога. Капитану всё равно не до тебя, да и не до кого. Все его мысли теперь только о дохлой бабе. Так что, тащи свою недотраханную задницу ко мне в каюту.


    - Да пошёл ты... - девушка, гордо подняв кверху носик, попыталась пройти мимо наглого самца, но старпом, резко притянув её к себе за волосы, грубо произнёс:


    - Это не просьба, дура, а приказ.



    * * * * *



    Старпом втолкнул испуганную Свету к себе в каюту.


    - Идиот! - крикнула та от возмущения и стала бить грубияна своими кулачками, но тот только хохотал в ответ.


    Затем схватив девушку за плечи, смачно поцеловал в губы. Изловчившись, Свете удалось больно ударить его по лицу.


    - Ну хватит, - разозлился Сэм и отшвырнул зеленоглазую красотку на пол, - достала уже. Мне по-любому нужно снять стресс. Всё равно как это будет, по-хорошему или по-плохому.


    И выдернув свой ремень, с размаху приложил его к Светиной круглой попке. Девушка взвизгнула от резкой боли и заплакала. Но не успела она встать, как Сэм взгромоздился на неё сверху. И выкрутив руки за спину, стянул ремнём запястья.


    - Пожалуйста, Сэм, не надо, - заскулила его жертва.


    - Не надо? - удивился старпом. - Твои намокшие трусы говорят совсем другое, - и одним резким движением сорвал их с девичьей попки. Ткань не выдержала и с треском порвалась.


    Сэм поднёс трофей к своему лицу и втянул носом запах текущей сучки. Затем ехидно улыбнулся и произнёс:


    - Открой рот, милочка.


    - Что? - возмутилась Света, но в тот же миг ощутила на губах свои рваные трусики.


    Затолкав их поглубже, мужчина взял девицу за задницу, поставив на коленки. Толстые пальцы старпома стали поочерёдно проверять вместимость обеих дырочек. Сквозь кляп прорывались глухие стоны, готовые сорваться на крик, когда Сэм растягивал анус девушки.


    - Терпи, капитанская шлюха, - прикрикнул на неё старпом, шлёпнув по правой ягодице, - это еще не самое толстое, на что я тебя насажу.


    Света выгнула свою шею, пытаясь оглянуться. Мурашки побежали по спине, когда она увидела, каких размеров агрегат высовывается у старпома из ширинки. От ужаса девушка зарыдала ещё громче, насколько позволял кляп во рту. Резкая боль сковала всё её тело, когда орудие стало вторгаться в нежную плоть. Крик потонул в слезах отчаяния, лишив бедняжку последних сил. Не выдержав страданий, она отключилась, потеряв сознание...



    * * * * *



    Прикрыв глаза, Алекс дремал в кресле у себя в каюте. Впервые за последние дни, ему хотелось погрузиться в сон, чтобы снова оказаться на берегу тропического острова. Но, как назло, уже вторые сутки как кошмар отступил и не хотел возвращаться. А ему так хотелось увидеть её - озорную сексуальную красотку с огненными волосами. Не беспомощную, спящую сейчас принцессу в стеклянном медицинском боксе, а живую, весёлую девушку, какой он видел её только во сне.


    - Лиза, Лиза... - прошептал он сквозь дрёму. Но тут же странное чувство присутствия в каюте кого-то постороннего заставило открыть глаза.


    - Ох, Света, - выдохнул он, увидав знакомые зелёные глаза, - я же просил меня сегодня не беспокоить. Не обижайся, но...


    В этот момент, ему показалось, что картинка моргнула. Приглядевшись, Алекс убедился, что это была лишь голограмма.


    - Да ты не Света, - обрадовался он. - Селена, Светлане всё-таки удалось восстановить твой интерфейс. Что нового на борту?


    Но Селена промолчала в ответ, лишь подошла поближе и, наклонившись к капитану, тихо произнесла:


    - Миша, я тебя люблю!


    Алекс чуть не упал с кресла от удивления и попытался себя ущипнуть. Боль на бедре подсказала, что это не сон.


    - Лиза? - удивлённо спросил он.


    Пиксели голографической картинки заморгали, и вместо зеленоглазой шатенки на интерфейсе появилась девушка с рыжими, как огонь, волосами и голубыми глазами...



    * * * * *



    Продолжение следует...
  7. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    Цветы на скалах



    Темнота… густая, обволакивающая темнота окружала меня. В ней было все, и в то же время - ничего. В ней могла поместиться целая вселенная, весь мир, всё существующее. Где-то в ней был и я. Ничего не чувствую, но одновременно, сознание здесь и мысли мои. Кто я? Зачем? Какова моя цель?



    Когда последний вопрос звоном отозвался где-то в глубине моего сознания, в темноте появилась брешь. Луч света прорвался сквозь завесу мрака, и я открыл глаза. Мне было холодно и мокро. Я находился в каком-то замкнутом пространстве, окруженным запотевшим зеленоватым стеклом. Какая-то капсула, судя по всему. Оглядев себя, мне стало ясно, что тело обнажено и покрыто капельками какой-то прозрачной жидкости. Через небольшие отверстия вверху шел поток воздуха, который и вызывал неприятный холодок. Снаружи, где-то за стеклом, мигал красный индикатор. Вслед за зрением проснулся и слух. Послышались чьи-то голоса и настойчивый пикающий звук, который становился все назойливее и назойливее. Наконец некто снаружи нажал на кнопку, и тишина вновь окутала все вокруг. Прошло секунд 10, и мой стеклянный кокон открылся. Я попытался удержать равновесие, но ноги меня совсем не слушались. Падение было не то чтобы болезненным, но крайне неприятным. Я лежал голый, на полу, который был сделан из неизвестного мне сплава. Свет вокруг был достаточно мягкий, и мне удалось различить силуэты вокруг меня. Было холодно, обидно и даже как-то стыдно. Две фигуры подхватили меня под руки и поставили на ноги. Что ж, можно осмотреться: большая комната, можно сказать, холл или зал. В стены зала были встроены капсулы из темно-зеленого стекла, к которым были подключены различные провода. Я поежился, и дело было уже не только в холоде. Мне почудилось, что нахожусь в логове какого-то сумасшедшего ученого, или меня похитили инопланетяне. Через пару минут удалось, наконец, разглядеть людей, стоящих рядом. Их было четверо: двое мужчин и две женщины. Мужчины, поддерживающие меня, были одеты в некое подобие брони темно-синего цвета, с виду достаточно прочное, но при этом не сковывающее движения. Оба были вооружены пистолетами, держались спокойно и уверенно. Лица скрыты за забралами шлемов.


    Одна из женщин передо мной была тоже одета в похожую броню, но черного цвета и более приталенную. На плече я заметил надпись – 06.02.Т21. Что это значит, оставалось для меня загадкой. Должно быть, у ребят, которые держат меня, есть похожие, но сейчас мне не разглядеть. Зато можно отлично рассмотреть лицо девушки в броне. Шлема она не носила, и я увидел симпатичное лицо, на вид ей лет 30, не больше, длинные волосы, цвета меди и зеленые глаза, в которых затаилась вселенская грусть. На левой щеке – шрам, ничуть не портящий ее красоту. Она перехватила мой взгляд, и теперь уже я оказался предметом оценки. Вспомнив, что одежды на мне нет, снова стало как-то неловко. Грусть в ее глазах сменилась презрением. Я не знал, чем заслужил такое отношение к себе, и решил пока ничем не провоцировать ее. Понятия не имею, что здесь происходит.



    - Атлант Р71. Физические данные в норме, психологически стабилен. Знания и опыт загружены на 100%, ошибок и отклонений не обнаружено. Личностные данные белого цвета, коррекция не требуется, – раздался голос, напоминающий лязг железа. Сильный, властный и бездушный.


    Я так увлекся рыжей красавицей, что упустил из виду вторую даму. Она была старше лет на десять. Броню ей заменял брючный костюм, кроваво-красного цвета. И у меня сложилось впечатления, что она и без оружия является самым опасным человеком в этой комнате.


    - С сегодняшнего дня Р71 зачисляется во взвод номер 6, Оникс. Команда 2. Кариатида Т21! – продолжила она.


    - Да, мэм? – рыжая шагнула вперед.


    - Проводите его в комнату вашей команды, проследите, чтобы ему выдали все необходимое. Он должен быть готов к брифингу для новичков завтра утром.


    - Есть, мэм. Приказ ясен, – кивнула кариатида. Она махнула рукой двум солдатам, поддерживающим меня. – Следуйте за мной.



    Мы шли по широкому коридору, с множеством дверей. Никакого намека на окна или какие-то украшения. Я уже пришел в себя, и мог самостоятельно передвигаться. Солдаты в синем отпустили меня, но продолжали вышагивать рядом, как личные телохранители. Вскоре мы свернули за угол, и перед нами возникли двойные металлические двери с сенсорной панелью.


    - Вы свободны, – спокойно произнесла Т21, не оглядываясь. Мои сопровождающие молча развернулись и исчезли за поворотом. Значит, синие подчиняются черным, или же у мисс «зеленые глазки» тут хорошие связи.



    Девушка подошла к панели на стене, и набрала какую-то комбинацию. Индикатор над дверью загорелся синим цветом. Ванный блок – гласила надпись. Я услышал звук, напоминающий работу крана огромных размеров, гул, жужжание и вращение множества маленьких шестеренок.


    Кариатида чуть повернула голову, и покосилась на меня. Я больше не чувствовал в ее взгляде неприязни. Теперь это напоминало смирение – он здесь, и уже ничего не поделаешь. Или может, она поняла, что я не могу быть в чем-то виноват перед ней. Но держалась по-прежнему отстраненно, и прохладно.


    И почему, черт возьми, никого не волнует, что я голый?!


    Между тем, лифт, телепорт или межвременные врата (я понятия не имею, как оно работает), закончил свой путь, и двери разошлись в стороны, гостеприимно приглашая нас внутрь. Я приблизился к дверному проему. Никаких чудовищ, врат на Луну или рая с обнаженными красавицами я не увидел. Обычная ванная комната. А жаль! Было бы интересно.


    Я заглянул внутрь. Моему взору предстала приличных размеров комната, справа раковины, и зеркала, слева четыре двери, с какими-то надписями. Все было белоснежно и сияло чистотой.



    Моя провожатая нетерпеливо толкнула меня в спину.


    - Не тормози! – буркнула она. – Приведи себя в порядок. Одежда лежит на столике в углу. Смотри не перепутай двери, и постарайся не задерживаться. На панели потом наберешь 04.02 – казармы, так ты попадешь в комнату нашей команды. Панда покажет тебе твою кровать и шкаф.


    - Панда?! – удивился я. – Настоящая или… - тут я понял, что говорю с пустотой. Дверь за моей спиной бесшумно закрылась, оставив меня один на один со своими мыслями.


    Сомневаюсь, что в казарме меня ждет говорящая панда, хотя на данный момент я уже ни в чем не уверен. Душ. Мне определенно нужен горячий душ, чтобы прийти в себя. Четыре двери – четыре номера. Р71, мне сюда. Внутри была небольшая комнатка с душевой кабиной и санузлом. Все так же чисто и аккуратно, как и снаружи. Оказавшись под струями горячей воды, я немного успокоился и пришел в себя. Волнение спряталось где-то внутри, и дало дорогу моему скептицизму и подозрительности. Я не ощущал себя новорожденным клоном, новым существом, пришедшим в этот мир, только чтобы сражаться, да и вообще не ощущал себя новым. Да, я ничего не помню, но у меня ощущение, что сам себя я знаю давно. Возможно, тот, кто создал технологию клонирования, всерьез занялся индивидуализацией своих творений, но нас должны быть десятки тысяч, если не сотни. Создать каждого особенным не получится в принципе. Остается только создать некоторую базовую модель, и дать ей развиваться самостоятельно. Но на это нужно время. Нужно увидеть остальных, расспросить всех, кого можно, осторожно, не привлекая внимания. Закончив размышлять, я выскочил из кабинки, и наскоро обтерся полотенцем.


    Покинув свою отдельную ванную, я остановился у зеркала, чтобы, наконец, рассмотреть себя. Забавно, почему такая простая мысль не пришла мне в голову раньше? Может потому, что где-то глубоко внутри я знал, кто я такой. Но мне эти знания, увы, пока не доступны. Из зазеркалья на меня смотрел мужчина, с виду похожий на солдата, или участника турнира боевых искусств.



    Стройный, подтянутый, мускулистый. Конечно, никому не нужен солдат с пивным брюшком, или скелет в погонах. Оглядев нижнюю часть своего тела, я тоже остался очень доволен, даже мысленно похлопал неизвестному ученому – браво, маэстро! Не знаю, был ли человек, чей образ позаимствовали для моего создания, секс-гигантом, или же некоторые параметры специально подрегулировали, но нас явно готовили не только сражаться с монстрами, инопланетянами, и прочей нечестью.



    Нас пытались создать идеальными во всем, в том числе и для продолжения рода. Могу себе представить, что видеть в нас настоящих людей мог лишь наш создатель. Остальные считают, что мы лишь инструменты в их чистеньких руках. И, похоже, некоторых это вполне устраивает.


    Я, наконец, добрался до лица и стал пристально рассматривать себя в зеркале. Ожидал увидеть незнакомца, но по сторону усмехался лишь другой я. Ничего удивительного, если подумать.



    От размышлений меня отвлек звук шагов. Я быстро обернулся, и увидел весьма необычную девушку. Она вышла из двери личной кабины, и теперь с интересом смотрела на меня. Нужно начать с того, что одежды на ней не было вообще, и этот факт, судя по всему, ее ничуть не смущал, ровно, как и мое присутствие. На ее теле складывались в причудливые узоры татуировки. На правой руке – длинная красная лента, в которую как бы вплетены шесть красиво украшенных пистолетов. На левом плече – обнаженная красавица, восседающая на небольшом космическом корабле. На бедрах изображены кружевные подвязки с бантами, а путь от пупка к груди охранял большой темно-красный дракон. Все это зрелище завораживало меня, я как будто находился в картинной галерее, перед шедевром неизвестного художника. Все проходят мимо. Не наш жанр! Это уже не модно! Лишь я стою, и не могу оторваться.


    Ее образ дополняла прическа – виски выбриты, а остальные волосы собраны в небольшой хвост, цвета вороньего крыла. И абсолютно бесстыдные, хитрющие глаза. Она покрасовалась передо мной еще пару секунд, бросила взгляд куда-то вниз, и гордо прошествовала к двери. При этом моему взору открылась еще одна большая татуировка на ее спине – черная пантера, с опасной ухмылкой на морде. Я опустил взгляд, и понял, что привлекло внимание незнакомки. Пока мой мозг создавал красивые сравнения, мой другой орган, далекий от философский измышлений, принял боевую позицию. Когда я поднял взгляд, в комнате никого уже не было. Интересно, все девушки на базе умеют так быстро исчезать?



    Панель у двери вдруг пискнула, и оттуда раздался чуть хриплый бас.


    - 71-й, ты там что, уснул?


    - Не-а. Я тут вникаю в процесс, – откликнулся я.


    - Себя в зеркало разглядываешь? – подколол собеседник. – Я тоже в первый раз был под большим впечатлением! Жаль, нельзя самому себя настроить, а то у меня столько идей.


    - Мечтать не вредно! – парировал я.


    - И то, правда, – согласился голос - Ты давай, одевайся, и дуй к нам!


    - Хорошо, сейчас буду!


    Оглядевшись по сторонам, на маленьком столике в углу, я обнаружил аккуратно сложенную одежду – трусы, майка и обтягивающий костюм черного цвета, напоминающий трико супергероя, но состоящий из двух частей – верхней и нижней. Ну что ж, фигура позволяет, да и броню надо будет на что-то одевать.


    Одевшись, я ввел на панели код своей казармы, и приложил ладонь к сенсору. Раздался писк, и дверь открылась. Внутри оказалось нечто вроде тамбура, где нужно было подождать, пока с другой стороны подойдет нужная мне дверь. Тамбур был прозрачный, и от увиденного у меня захватило дух. За окном был бескрайний, поражающий своей красотой и величием, космос! Меня окружали звезды, планеты, огромные космические корабли, и снующие туда-сюда мелкие шаттлы. Под нами раскинулась огромная планета, отдаленно напоминающая Землю, но чувствовалось, что мы далеко от дома. Бескрайний космос сулил огромные перспективы тем, у кого есть хорошее чутье, смелость и деловая хватка. Солдатам удачи, торговцам, охотникам за головами. Я проснулся в новое время, время, когда человек перешел от шага к бегу. Я был удивлен, узнав о клонировании. Но путешествия на другие планеты, космические корабли, неизвестные формы жизни,… где то внутри меня потирал ладошки маленький авантюрист и радостно улыбался.



    Мой экспресс, наконец, добрался до цели, и я шагнул за порог, готовый исследовать новые пространства. Новое помещение больше напоминало комнату в общежитии, чем армейскую казарму. Оно было разделено невидимыми линиями на четыре части. На каждой из них стояла кровать, тумбочка, небольшой шкаф, и маленький стол со стулом. Приглядевшись, я заметил, что при желании каждый бокс мог быть отделён от других матовой перегородкой. На одной из кроватей восседал крупный мужчина, с густой черной бородой и лохматой шевелюрой. Он был больше меня раза в полтора, что удивительно, учитывая то, что все мы должны быть предположительно одинаковы по физическим параметрам. Мужчина носил армейские штаны темно-серого цвета и черную майку. На правом плече красовалась татуировка медведя, стоящего на задних лапах. Атлант мурлыкал себе под нос песенку и делал какие-то наброски в большом блокноте. Его часть комнаты была увешана плакатами с изображениями прекрасных дам в самых пикантных позах. Что ж, у бородача неплохой вкус на женщин, надо отдать ему должное.



    Он поднял голову и наконец-то заметил меня.


    - О, новичок! – с улыбкой воскликнул он. – Добро пожаловать в нашу берлогу!


    Атлант подскочил ко мне и сжал в медвежьих объятьях, да так, что почувствовал, что еще немного, и он мне что-нибудь сломает.


    - Задушииишь… медведь! – пропищал я.


    - Ой, извини, – он отпустил меня и отошел на несколько шагов назад.


    - Да ладно, я просто не ожидал такого радушного приема, – усмехнулся я, проверяя целостность своей шкуры.


    Бородач тоже заулыбался в ответ.


    - Меня зовут Гризли, номер P44. Мы с тобой из одной линейки, братец, – он подал мне свою огромную лапищу, которую я с удовольствием пожал.


    - Гризли! Ха-ха! – раздался ехидный голос за моей спиной. – Его зовут Панда! Самый добродушный медведь на свете. Он даже в столовой не может влезть без очереди, чтобы взять лучший кусок. Стесняется!


    За моей спиной стояла незнакомка из ванной. С момента нашей встречи одежды на ней не прибавилось.


    - Анна, ты опять ходишь голой по базе! Как тебе не стыдно! – воскликнул бородач. - И никакой я не Панда, я Гризли!


    - Да-да, продолжай себя в этом убеждать, – хихикнула обнажённая кариатида. - Ты Панда, смирись с этим. Даже капитан тебя так называет.


    - У этой бестии совсем нет вкуса, – пробурчал Панда, и снова вернулся к своим наброскам.


    Анна прошествовала мимо меня к своей части комнаты, подмигнув на ходу. Она извлекла из-под одеяла черные стринги, и не спеша, со вкусом и расстановкой одела их. Какое шоу…. Она, наверное, меня ненавидит, раз подвергает таким пыткам. Поймав осуждающий взгляд бородатого атланта, она показала ему язык, но лифчик все-таки одела. Я выдохнул, поморгал немного, и уселся на свою кровать.


    Анна принялась подправлять ногти пилочкой, Панда рисовал. А я тихо зверел.


    - Вы вконец офигели, да? Вы что, думаете, что у меня там, в капсуле транслировались местные новости? Где я, что вообще происходит? И вопрос «кто я?» вообще возглавляет мой список! – последнее я просто прорычал.


    - Уау! Учись Панда, как должен вести себя медведь, – присвистнула кариатида.


    - Извини 71, я как-то увлекся, – он кивнул на свой блокнот, – да и эта бесстыдница отвлекла.


    - Проехали, – я махнул рукой, – кто я?


    - Ты солдат, – пожал плечами медведь, – мы сражаемся с инопланетными захватчиками.
  8. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    продолжение...


    - Ты клон, – уточнила Анна, – когда открылся портал на Земле, нас создали, чтобы защитить Землю.


    - Что еще за портал?


    - Дыра в пространстве, – уточнила кариатида, – ученые баловались с новой игрушкой, и случайно открыли врата в неизвестное. А оттуда поперли всякие монстры. Своими силами справиться не удалось, вот и решили вырастить нас.


    - Я слышал, что это были прямые врата в недра космоса. Инопланетяне решили, что мы слишком развитые, и представляем угрозу для них. Потому и напали – ответил мне Панда.


    - Так, где мы? В другом мире, в космосе, или мы рядом с Землей? – взмахнул я руками.


    - Никто точно не знает, – пожал плечами атлант.


    - Я ставлю на другую планету, – добавила кариатида. – Инопланетяне как-то более понятны мне, чем другие миры.


    - Инопланетяне понятны? – удивился я.


    - Не совсем. Но согласись, жизнь на других планетах – вполне реальная вещь. А вот другие миры, параллельные реальности – это уже полный бред.


    - Но ведь ученые открыли врата, а куда – неизвестно, – протянул Панда.


    - Ах, Панда, – Анна закатила глаза, – ты не силен в таких рассуждениях. Кроме того, какая разница? Эти монстры не станут добрее, независимо оттого, из другого мира они или с другой планеты.


    - Это верно, – рассмеялся бородач, – просто иногда приятно о чем-то вместе подискутировать!


    - Панда, – а то почему ты такой…. большой? – спросил я.


    На лице атланта появилась счастливая улыбка:


    - Потому что я…


    - Он сейчас скажет - медведь! – опять влезла кариатида. – Фигня все это, наш взвод – Оникс – это элита. Каждого атланта и кариатиду разрабатывали отдельно, наделяя различными талантами и характеристиками. И у каждого есть особая способность. Панда огромный и очень сильный, может поднять танк, с легкостью оторвать башню у турели. Мой талант – поиск бреши в обороне противника. Я использую пистолеты, и легко распознаю, где у вражеской брони место, куда нужно стрелять, и какое слабое место у того или иного монстра. Капитан может быстро оправиться, даже от тяжелого ранения.


    - Анна! Невежливо так перебивать. – насупился атлант.


    Кариатида хихикнула, и подмигнула мне.


    - Значит, у меня тоже есть какой-то талант, раз я попал к вам? – задумался я.


    - Конечно! У всех есть! Кроме железяк, – кивнул Панда.


    - Железяк?


    - Роботы-дублеры, – объяснила мне Анна. – Когда кто-то из членов команды находится в лазарете или погибает, на его место ищут нового солдата. В других взводах это происходит быстро, но у нас работа в команде и слаженность – самый важный параметр. Мы первыми вступаем в бой, узнаем новую информацию… В общем, пока для нас ищут замену, присылают робота, задача которого - прикрывать нас на высадках. Безмозглая кучка винтов и шестеренок.


    - Значит, до меня здесь был другой атлант?


    Панда и Анна переглянулись, и разом помрачнели.


    - Не поднимай эту тему при капитане, – начал бородач. - А лучше вообще забудь. Да, два года назад, мы потеряли боевого товарища. Что с ним случилось, неизвестно, он просто пропал на миссии. Капитана это сломило, она раньше никогда не теряла бойцов. С тех пора она такая….


    - Стерва! – вставила Анна, ехидно усмехнувшись. Она поймала грозный взгляд Панды, развела руками и продолжила. – А что?! Она с него пылинки сдувала, как будто он ее любимчик. Как будто любила его.


    - А что в этом такого? – удивился я.


    - Дурачок, клоны не могут любить! И детей у нас быть не может. Зато секс….ммм, – кариатида блаженно зажмурилась, - для секса условия замечательные. Вокруг куча мужиков, и не надо бояться, что залетишь! Кроме того, начальство не только не запрещает, но даже очень одобряет это. Мол, физически расслабляет, и положительно влияет на психику. Хочешь, пойдем в ванную, я тебе продемонстрирую?


    О, как сильно я хотел бы принять это заманчивое предложение. Но я заметил, как еще больше погрустнел мой бородатый товарищ. Клоны не могут любить? Ну-ну.


    - Спасибо! Как-нибудь потом, ладно? Сегодня мой первый день, я еще не вполне пришел в себя.


    - Не вопрос! Ты обращайся, если что! – Анна ослепительно улыбнулась, и снова подмигнула мне.


    Панда снова заулыбался и незаметно кивнул мне. В его огромных руках, словно по волшебству, появился планшет.


    - Держи, почитаешь в свободное время. Здесь кратко описана история за последние 30 лет.


    - Спасибо! – я благодарно кивнул.


    Дверь в нашу комнату бесшумно открылась, и внутрь проскользнула рыжая кариатида. Когда дверь закрылась за ее спиной, она прислонилась к стене, и тяжело вздохнула. Увидев, что все взгляды в комнате обращены к ней, она подтянулась и смерила всех тяжелым взглядом.


    - Вы чего тут сплетничаете?


    - Да вот, вводим новичка в курс дела – кивнула на меня Анна.


    Капитан посмотрела так, как будто видела первый раз в жизни. Я шутливо помахал ей рукой. Кариатида усмехнулась, и завалилась на свою кровать.


    - Завтра тяжелый день, мальчики и девочки. С утра инструктаж, а потом снова на поле боя. Для тебя, 71, после инструктажа обязательно посещение оружейной.


    - Так точно, капитан! – я постарался казаться как можно дружелюбней.


    И снова искорка в ее глазах. Поразительно! Снежная королева начинает таять!


    Перед сном мне захотелось принять душ. Отправившись в ванную комнату, я отметил для себя, что перегородки, отделяющие боксы Панды и капитана, были закрыты, и только бокс Анны был чуть приоткрыт. Хм, не спит или отправилась куда-то? А впрочем, какая разница.


    Стоя в душе, я вспомнил улыбку рыжеволосой кариатиды и мечтательно закрыл глаза. Очнулся я от прикосновений чьего-то язычка к моему члену, который в мечтах продвинулся явно больше самого меня и был в боевой готовности. Опустив взгляд вниз, я увидел Анну, стоящую передо мной на коленях и явно намеревающуюся пустить в ход не только язычок, который уже порхал вокруг головки, но и тонкие пальчики, начинающие рисовать замысловатые узоры на моих бёдрах. Мой разум пытался пробиться сквозь пелену желания и страсти, но умелые действия черноволосой бестии упорно не давали ему такой возможности. И тут перед моими глазами вдруг возник укоризненный взгляд Панды. Мне показалось, что вода, льющаяся на меня из душа, вдруг стала ледяной. Я резко отстранил Анну и рывком поднял её с колен. От неожиданности она даже не стала сопротивляться. Решив, что ледяной душ нам обоим и вправду не помешает, я прижал её к себе и резко переключил терморегулятор на самый холодный режим. Анна взвизгнула и попыталась отстраниться, а после просто обмякла в моих руках. Я опешил и выключил воду совсем. Девушка вдруг открыла глаза, ухмыльнулась и спросила:


    - Совсем дурак? Зачем холодный душ-то?


    Поняв, что она лишь притворялась, я рывком усадил её на пол кабинки и с усмешкой сказал:


    - Самой-то не надоело? Или ты решила, что если нас создали такими, то можно со всеми подряд трахаться? Неужто нравится вот так, между делом, этим заниматься?


    - А что нужно-то? Чувства? Нас их лишили при создании.


    - Лишили? И именно поэтому капитан испепеляет взглядом всех, кто приближается к ней слишком близко? Поэтому Панда грустит, когда ты куда-то отлучаешься?


    - Панда??? Да ему-то какое дело, где я и что со мной?


    - Такое. Я не слепой. И пусть я здесь первый день, но уж поверь, тут часа хватит, чтобы увидеть, как он на тебя смотрит. И не говори, что клоны любить не умеют. Сама-то веришь в это?


    Выпалив это всё, я вскочил, открыл дверь кабинки, и не глядя на замолчавшую девушку, почти бегом отправился в казарму.


    Зайдя туда, я сразу же зашёл в свой бокс и зафиксировал перегородку, затем удобно устроился на кровати и нажал на кнопку рядом с подушкой. Сверху опустился звуконепроницаемый и непрозрачный кокон. Хм… места вполне хватит и на двоих. Все ведь продумали, шельмы, наверняка и алкоголь раздают направо и налево, лишь бы вопросов никто не задавал.


    Пока мои глаза еще держались из последних сил, я углубился в информационные недра планшета. Тааак. 2154. ОПП (объединенное правительство планеты), начинает сотрудничество с доктором Бенедиктом Гилмором, специалистом по генетике и биоинженерии. Запускается проект – Новый день – клонирование человека для военных нужд. Как исходный материал, используются клетки доктора. Создана армия, для того, чтобы изгнать захватчиков. Гилмор вносит ряд предложений и поправок в проект, которые отвергаются Верховным советом. К проекту подключают доктора Аманду Бладхэвен. Ого, бывшая жена! Интересно! Что еще интереснее, Гилмор не просто стал сотрудничать с ООП. Они вытащили его из тюрьмы, где он сидел за тройное убийство. Ого! Вот тебе и добрый доктор! Тааак… что там дальше… ага… проект дополнен – в пару к созданным клонам – атлантам, создаются женские клоны - кариатиды, образец ДНК – Аманды Бладхевен. Созданы пять взводов – Малахит – основная часть армии, Янтарь – взвод поддержки, Лазурь – защита главной базы, Чароит – разведка и снайперы, Родонит – медвзвод. Отряды формируются по четыре человека, двое атлантов и две кариатиды, для улучшения взаимодействия клонов вводится агитационная программа по сексуальным аспектам. О как! Прямо пиар-компанию проводили, занятно! Так… создается новый корпус – Оникс. Специализация – атакующий взвод, с генными модификациями.


    В 2172, доктор Бенедикт Гилмор покидает проект и пропадает без следа. Главой проекта становится доктор Бладхэвэн. Армия ООП ведет войну на территории противника, чтобы не дать ему вернуться на Землю.


    После прочтения последних строк мои глаза закрылись, и я провалился в глубокий сон.



    Утро началось с песни, которая ворвалась в мой еще не проснувшийся мозг.



    It's not too late to keep the world from dying


    It's not too late to spread the love you have


    One day when we are ready for crying


    One day I know we'll all be there


    (Shawn Lee's Ping Pong Orchestra – Kiss In The Sky)



    Не помню, чтобы ставил будильник, но песня мне определенно нравится!


    Быстро одевшись, я выскользнул из своего кокона, и обнаружил Панду, стоящего возле двери.


    - Поторапливайся, 71! Девчонки уже ушли, все собираются в главном зале – ухмыльнулся он.


    - Зачем? – я на ходу протер глаза, и тоже приблизился к панели.


    - Очередная вдохновительная речь от доктора Бладхэвэн, – бородач широко улыбался. – А потом – снова в бой!


    - Ты как-то слишком этому радуешься! – я смерил его подозрительным взглядом.


    - Ты бы знал, как давно я не сражался спокойно, зная, что тыл мне прикрывает брат, а не кучка болтов с интеллектом микроволновки, – он даже слегка подпрыгивал от возбуждения.


    - Хорошо, я понял, сделаю, все что смогу, – я похлопал великана по плечу, – отправляемся!



    Главный зал был огромен. Хотя, чего еще ожидать от места, которое должно вместить несколько сотен человек. Стены увешаны бордовыми полосками ткани с эмблемой ОПП – кулак в латной перчатке, сжимающий цветок. В конце зала, небольшая кафедра для выступающего. И все пространство за помостом – огромное окно в космос. Я так увлекся созерцанием, что не заметил, как мы пришли. Капитан и Анна уже заняли свои места в строю, и мы с Пандой последовали их примеру.


    И вовремя. Через пару секунд болтовня и переругивания, окружающие нас со всех сторон смолкли, и на помосте появилась доктор Бладхэвэн, одетая в строгий брючный костюм, черного цвета. Светлые волосы собраны в пучок, глаза все так же безжизненны.


    Она подняла руки и заговорила.


    - Солдаты! Могучие атланты и непобедимые кариатиды. Двадцать лет назад другие обитатели космоса обрушили свой гнев на нашу родную планету. Сколько лет, мы уже сражаемся с бесчисленными легионами чудовищ. Сколько людей уже погибло! Вы потеряли множество братьев и сестер. Я потеряла своего коллегу и друга – доктора Гилмора, который вам был как отец.


    Я заметил, как задрожала рыжая кариатида. Губы капитана бесшумно двигались, как будто она хотела выругаться, но не решалась. Она сжимала и разжимала кулаки, не сводя взгляда с Бладхэвэн на сцене. Она о чем-то сильно переживала и терзалась сомнениями, и это как-то связано с нашей начальницей, не иначе.


    Когда ее дрожь уже начала напоминать вибрацию, я молча взял ее за руку. Ее волнение прекратилось, как по взмаху волшебной палочки. Она посмотрела на меня, и признаться честно, такого калейдоскопа эмоций я не видел еще никогда. Возмущение, благодарность, смущение, радость, удивление… Она смотрела на меня не меньше минуты, а я не отводил взгляда от нее. Только теперь я увидел под личиной строгой и неколебимой капитанши испуганную и отчаянно нуждающуюся в поддержке девушку. И какая же она красивая, когда дает себе оттаять. Я раньше этого не замечал. Наконец кариатида фыркнула, улыбнулась и отвела взгляд. Но попыток выдернуть руку не предприняла. Так мы и стояли, как парочка на выпускном, пока железная леди на сцене толкала речь, практически не отличимую от проповедей любого другого политика. Обещания, призывы, напоминание о жертвах. Что толку? Солдаты уже здесь, их не нужно убеждать воевать. Они были созданы для этого. Если только нет чего-то, что может пошатнуть их веру. Вещи, которая сможет сподвигнуть их посмотреть на ситуацию с другой стороны.


    Когда лекция закончилась, и все двинулись к выходу, капитан спохватилась и освободилась от моей руки. Панда и Анна о чем-то шептались. Бородач отчаянно краснел. Я заметил, что и моя кариатида выглядит смущенной, и украдкой поглядывает в мою сторону. Увидев, что я тоже кидаю на нее заинтересованные взгляды, она улыбнулась краешком губ и быстро собралась.


    - Панда, отправляйся с 71 в арсенал, узнайте, что ему назначено, помоги облачиться, и дуйте к вратам. Мы сегодня на правом секторе, встретимся на месте. Анна, ты со мной.


    Бесстыдница кивнула в ответ, и поспешила за капитаном.


    А Панда повел меня по лабиринту коридоров в арсенал.


    Следуя за великаном, я забрасывал его вопросами. Атлант с удовольствием отвечал. Ему было приятно, почувствовать себя наставником.


    - Откуда взялись ваши имена? Вы сами их выбрали?


    - Нет, редко кто берет имя сам. Оно появляется само собой. Я хотел что-то грозное, да и повадки у меня медвежьи. Но характер у меня добродушный, и с лёгкой руки Анны я стал Пандой. Я не возражаю. Ты только ей об этом не говори, – хмыкнул он.


    - Хм… значит, мне придется откликаться на 71, пока что-нибудь не прилипнет. А почему Анна?


    - Думаю, что недолго. У меня на счет тебя хорошее предчувствие! А вот с Анной - это моя заслуга. Одну из наших кариатид 2 года назад забрали на Землю. Мол, какая-то большая шишка увидел репортаж с нами, и увидел в кариатидах потенциал фотомодели. Они долго спорили с начальницей, но одну девушку все-таки послали. Потом все увидели ее фотки в мужском журнале. Ее псевдоним – Анна Хеллер. У меня на стене, в комнате висит ее плакат. Уж очень наша Аня на неё похожа. Я и стал ее так называть, и гляди – всем пришлось по душе! – радовался атлант.


    Хм… Бладхэвэн отослала кариатиду на Землю. За деньги. И пускай история Анны Хеллер выглядит отчасти правдоподобно, я не верю, что железная леди остановилась на одной кариатиде. Закон спроса и предложения никто не отменял. Держу пари, Бладхэвэн игрок, и играет только по крупному.


    - А капитан?


    - Ууу. Роковая женщина. Анна дала ей прозвище – Искра – из-за характера, и цвета волос. Но не прижилось.


    - И она ни с кем….


    - Нет! Что ты! Самая недоступная женщина на цитадели. Она ни с кем не спала, за все время, что я ее знаю. А это прилично, нас пробудили почти в одно время. Парни наши слюну на нее пускают, девочки из Родонита падают пачками, когда она рядом.


    - Девочки?


    - Ну да, в Родоните есть группа девочек, которые… ну только по девочкам. Мы с Аней долгое время считали, что и капитан такая. Но нет. А тут, знаешь ли, не скроешь, если что было. Все в курсе.


    - А Аня?


    - Ну что Аня…. Она со всеми, и всегда… - вздохнул бородач.


    - Не переживай, мой лохматый друг, – я похлопал его по плечу. - И тебе скоро повезет!


    - Спасибо, 71! Хороший ты парень! – атлант смахнул слезинку и приободрился. – Мы пришли! Арсенал!


    Арсенал занимал пространства, ничуть не меньше, чем главный зал, а может, даже больше. Я ожидал увидеть оружие, развешенное по стенам, прилавки с ружьями и винтовками, боевую броню, рядами стоявшую у стен. Но нет, арсенал больше напоминал склад в каком-нибудь супермаркете. Огромные контейнеры и металлические кейсы громоздились друг на друга, и на каждом была наклейка с названием объекта.


    Панда протопал к небольшой панели в углу зала и поманил меня рукой.


    - Вот, кладешь руку сюда, и система найдет твой комплект. Для первых пяти взводов все стандартно, но для нас, членов Оникс, каждый комплект индивидуален. Зависит от способностей и талантов. Например, Аня отлично работает с пистолетами. У нее их целых шесть! Небольшая коллекция, она хранит их под кроватью. Чистит их каждый день, собирает и разбирает!


    - Шесть пистолетов? – удивился я. – По-моему, я видел у нее тату на руке, там были пистолеты.


    - Да-да, она их так любит, что нанесла на кожу.


    - А разве можно хранить оружие в комнате? – спросил я.
  9. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    - Почему нет? – удивился Панда. – На всех пушках стоит блокатор. Внутри базы они бесполезны, пока работает охранная система. Даже ребята из Лазури вооружены только оглушающим оружием.


    Вот оно как. Армия и без оружия. Бладхэвэн нам не доверяет, и, пожалуй, не зря. Я решил не сильно отвлекаться на рассуждения. Впереди нас ждал бой, и мне предстояло узнать, насколько хороши навыки, дремлющие во мне. Я решительно положил ладонь на сенсор и оглядел огромную комнату. Что-то пискнуло, и большой контейнер поплыл в мою сторону. Механический кран опустил его на пол, он с лязгающим звуком замер в нескольких шагах от меня. Еще один сенсор на своеобразной дверце ящика, который больше написал лифт или телефонную будку. Дверца плавно ушла в сторону. Панда подошел поближе и нахмурился.


    - Странно… может тут какая-то ошибка? – удивленно пробормотал он.


    - Почему?


    - Это боевая броня Молотобоец, точнее – ее прототип. Сделали несколько пробных вариантов, но начинать производство не стали. Очень дорогая, да и с управляемостью у нее проблемы.


    Броня представляла собой черный боекостюм с белыми вставками. На спине – встроенные реактивный ранец, и выдвигающиеся крылья. В ботинки тоже встроены реактивные двигатели. В руках – пистолеты-пулеметы малого калибра. Очень интересен был механизм облачения. Костюм чём-то напоминал открытую раковину, а при включении обволакивал тело, как вторая кожа. В комплекте с броней шел длинный вибро-клинок, с полуторной рукоятью. Хочешь – орудуй одной рукой, хочешь - двумя. Удобная вещица. Ну и в качестве основного оружия мне достался одноручный дробовик класса Бульдог. Эффективен только на малых дистанциях.


    Панда осмотрел все это, хмыкнул, и приготовился раскритиковать все мое снаряжение. Я жестом прервал его начинающийся монолог.


    - Нас уже ждут, великан! Опробую все это на месте!


    - Хорошо! Ты только будь осторожнее! – вздохнул он в ответ.


    - Мы профессионалы! Что может случиться? – рассмеялся я.


    Кто тянул меня за язык?!


    На планету Зен-ра мы попали через Врата. Это что-то типа портала, я не стал вникать в детали.


    Неприятности начались, когда мы с Пандой появились на лесной поляне, окруженной мощными стволами деревьев.


    - Все по плану? – огляделся я – где все?


    Панда в своем костюме был в два раза больше обычного и напоминал ходячий танк. В руках он сжимал большой пулемет.


    - Нет, – обеспокоенно ответил он, – мы должны были появиться рядом с Аней и капитаном.


    Я закрыл забрало на своем шлеме. Судя по показаниям приборов, мы тут единственные люди на расстоянии 15км в любую сторону. Датчики костюма мигали разноцветными огнями, специальные приборы изучали мое здоровье, готовясь в случае чего оказать первую помощь. Система жизнеобеспечения – классная вещь!


    - Я попробую связаться с ними – подал голос Панда, щелкая какими-то клавишами на ручной панели.


    Я в свою очередь проверил, легко ли ходит клинок в заплечных ножнах, как быстро я могу достать дробовик из чехла на бедре. И как тут у нас ПП включается… ага, нашел.


    - Черт знает что! – ругался мой напарник. - У меня два сигнала. Командование велит нам идти к точке Б, на перевалочный пункт – телепорт был саботирован, и нужно немедленно перегруппироваться. При этом они приказывают нигде не задерживаться и не откланяться от маршрута.


    - Так, приказ вполне ясен, что не так? – спросил я.


    - Второй сигнал от Ани. Их с капитаном разделило на пути вниз, и она попала в засаду – он с отчаянием посмотрел на меня.


    - Великан, мне кажется, тут даже не стоит вопрос о выборе, немедленно иди за Аней, – махнул ему рукой я.


    - Само собой! Но приказ! Может, тут какая-нибудь ошибка?


    - Ошибкой будет стоять здесь и спорить, – завопил я, выпуская два патрона из дробовика в морду какому-то зеленому и чешуйчатому существу, появившемуся на краю поляны.


    Они начали появляться со всех сторон, отделяясь от деревьев, возникая из-под земли. Сильные лапы заканчивались внушительными когтями, задние конечности пружинили – готовились к прыжку. С неприветливой морды капала слюна. Бррр…. Откуда они такие повылезали?!


    - Дроллы! – крикнул Панда. – Надо уходить, они охотятся стаей, по 15-20 особей. Мы не справимся вдвоем.


    Я прикинул наши шансы. Если разделимся, шансы на успех определенно должны повыситься. На нас достаточно плотная броня. Нужно не меньше пятерых зубастиков, чтобы великан хотя бы сбавил шаг. Я могу летать… в теории. Надо выбираться.


    - Панда, ты иди за Анной, а я за капитаном! – крикнул я своему товарищу. – Встретимся на перевалочном пункте.


    - Ты справишься? Ты даже не знаешь, где она.


    - Сигнал есть, но слабый. Я хотя бы знаю, в каком направлении двигаться, – я махнул рукой в противоположную от него сторону.


    - Разделяй и властвуй? Неплохо! – усмехнулся он. – Удачи, братец! Возвращайся быстрее! И полегче с капитаном, она не любит, когда ее спасают. Может и чем-то тяжелым огреть!


    - Приму к сведению, – буркнул я, – удачи, великан! - и плавно нажал на кнопку запуска. Я планировал зацепить одного монстра и подняться над деревьями. Но у моего костюма, очевидно, были другие планы.


    Вместо крыльев и двигателя за спиной включились ускорители в подошвах бронированных сапог. Меня с силой кинуло вперед, прямо на двух зеленых монстров. Одного я сбил с ног, второго впечатал в толстое дерево, после чего меня унесло в лес. Ускорители включились на полную, и я с трудом маневрировал между стволами деревьев. Поймав несколько веток и набив приличную шишку на голове, я начал в панике жать на все кнопки ручной панели. Тут, наконец, заработал двигатель за спиной. Включились крылья, и меня с воем и гулом потянуло наверх. Я выпустил дробовик из рук, когда на моем пути встало очередное дерево. Все датчики брони выли прямо мне в ухо, и я начинал порядком злиться.


    Наконец наступило просветление, и я поднялся над деревьями. Не знаю, сколько я так продержусь, надо скорее найти капитана. Примерно уловив направление, откуда идет ее сигнал, я полетел, стараясь держаться не слишком высоко. Ярко светило солнце, и я даже успел немного полюбоваться пейзажем. Костюм поскрипывал, но разваливаться вроде не спешил.


    Неожиданно я услышал чей-то голос. Было сложно понять, исходит он из динамиков в шлеме, или же все это в моей голове.


    - Эм… прошу прощения, молодой человек. Как я могу к вам обращаться?


    - 71й! – на автомате ответил я. – А вы кто?


    - Ой, я даже не представился, где мои манеры? Меня зовут доктор Бенедикт Гилмор.


    - Тот самый? А что вы делаете в моей голове? Точнее в шлеме? Разве вы не умерли?


    - Гм…. Это весьма вероятно. Дело в том, что это, в некотором роде, проекция доктора, копия сознания, которую он создал на случай, если с ним что-то случится.


    - Похоже – случилось. А почему вы рассказываете это мне? И главное – как?


    - Как – совсем простой вопрос. Доктор специально внес данные в систему так, чтобы вы получили именно этот костюм, в котором была записана копия его сознания. А вот почему... тут, пожалуй, нужно начать сначала. Лететь вам еще минут десять, не меньше, время есть.


    Все должно было случиться совсем не так. Я всего лишь хотел помочь человечеству. Но как говорится, благими намерениями… Мне всегда была интересна тема клонирования человека. Мы могли бы победить болезни и фактически обрести бессмертие. Стать лучше, чище. Но когда я выдвинул такое предложение, меня обсмеяли. Даже моя жена. Вы с ней знакомы, сейчас ее называют Доктор Бладхэвэн. Она тогда говорила, что проект не принесет прибыли, одни растраты. Наш спор, возможно стал предпосылкой для того случая. Она изменила мне, с моими коллегами по работе, и сделала так, что я ее застукал. Не помню, как это произошло, но все трое были мертвы, и я оказался в тюрьме. Позже я узнал, что у меня редкая генетическая аномалия, позволяющая в определенные моменты сражаться как опытный убийца, без совести и морали. Научиться управлять этой силой мне не удалось. Но я смог передать ее тебе. Когда случилось нападение на Землю, ко мне пришли люди из правительства. Они предложили сделку – я создам армию клонов для защиты Земли, а они снимут все обвинения. Нужны были солдаты, и я взял за основу свою ДНК, немного улучшив физические параметры, назвал их атлантами, как древнегреческих титанов. Я увидел в этом возможность искупить свои грехи. Но все пошло не так. Когда мы начали побеждать, я снова начал исследования по улучшению человека. Кому-то наверху это не понравилось. Тогда-то они и прислали мою бывшую жену присматривать за мной. Именно из ее ДНК и были созданы кариатиды, в пару к атлантам. Мне казалось, мы на верном пути. Могучим воинам нужны были верные подруги, с которыми они после войны смогут создать семью, завести детей. Но у моей надзирательницы были совсем другие планы. Она заключила союз с земными корпорациями и планировала хорошенько заработать на моих творениях, моих детях. Сделать из них наемников, прислугу, продавать их в бордели на Землю. А я никак не мог ей помешать, хоть и старался из-за всех сил. Тогда мне пришла в голову идея. Я создал особого клона, который будет достаточно силен и умен, чтобы противостоять ей. Тебя, мой мальчик. Я спрятал тебя среди твоих братьев и сестер, настроив время твоего пробуждения, и приготовил это сообщение для тебя. Ты так же унаследовал мою способность. Надеюсь, со временем ты научишься ей управлять. Ты сможешь все изменить, вывести Бладхэвэн на чистую воду, освободить атлантов и кариатид, дать им свободу выбора.


    - Ты, правда, думаешь, что я способен на это?


    - Конечно, мой мальчик. Я просто знаю это. Ты уже на месте. Спаси свою девушку.


    - Она не моя девушка.


    - Но вполне может ею стать, а? Найди свой путь. И будь счастлив.


    Голос в голове исчез так же неожиданно, как и появился. И я почему-то был уверен – все, что он сказал – правда.


    Я приземлился в нескольких километрах от сигнала капитана. Знаю, нужно спешить, но если ее взяли в заложницы, мой прилет только усугубит ситуацию. Нужно двигаться тихо, по крайней мере, насколько возможно. Крылья сложились, и мне стало намного легче передвигаться.


    Впереди я заметил какое-то сооружение. Осторожно приблизившись, я понял, что это космический корабль, точнее, то, что от него осталось. Небольшой, что-то типа космического автобуса, на десяток человек. Возле корабля разбила лагерь группа гуманоидных инопланетян. Я бы даже принял их за людей, если бы не белая, как алебастр, кожа, и вторая пара рук. Мне удалось насчитать шестерых. Два часовых, один недалеко от меня, второй на противоположной стороне. Еще двое что-то разглядывают на планшете и оживленно дискутируют. Их язык был похож на треск сверчков. Последняя пара сидела возле пленницы, в которой я узнал мою кариатиду, связанную по рукам и ногам и с кляпом во рту. Звать на помощь она бы не стала. Перестраховались ребята, или же она их совсем замучила разговорами.


    Пока она в безопасности, но нам бы лучше убраться отсюда, и побыстрее. Подкрадываться смысла нет, я слишком громоздкий в этой броне. Надо ударить быстро, и наверняка, пока они не успели опомниться. Неожиданно мой шлем разразился серией истошных пиков: приказ о срочном отступлении, перегруппировке, настоятельный совет вернуться на курс. Похоже, звуки сообщений услышал не только я. Белокожие засуетились. Придется рискнуть. Я быстро активировал двигатели в подошвах и буквально влетел на поляну. На лету я выстрелил в одного из инопланетян из наручного ПП. Он повалился на землю, хрипя и кашляя. Во второго я врезался. Не сказать, что таков и был мой план, но с управлением у костюма все еще были неполадки, и я банально не успел сбросить скорость. Белокожего просто снесло в сторону, а я с грохотом упал и покатился по земле, и из положения «лёжа» успел подстрелить ещё одного чужого. А вот другой мощным ударом снёс забрало моего шлема и схватил меня за горло. Я попытался снова включить двигатели и стряхнуть его, но все, чего я достиг, это смог подняться на ноги. Двигатели отказались выполнять свою работу. Продолжая задыхаться, я не придумал ничего умнее, как с силой ударить противника лбом. Ой…. Какой у него твердый череп. Но цель была достигнута, он отпустил меня и отшатнулся, то ли от боли, то ли от удивления. Я немедля выстрелил в него из своего оружия. Четвертый, еще двое. Они хоть и успели достать оружие, но мне удалось уложить их стрельбой с двух рук. Точность была никакая, поэтому я нажал кнопку стрельбы и не отпускал до тех пор, пока они не перестали шевелиться. Я облегченно вздохнул, но как бы ни так. Когда я обернулся, то увидел пистолет, направленный мне точно промеж глаз. Тот гад, что улетел от столкновения со мной, был уже на ногах. Я понял, что забрала нет, и выстрелить первым я не успею. Скверно-то как. Тут капитан, до этого не принимавшая участия в схватке, изогнулась, и пнула белокожего обеими ногами. Тот охнул, и не удержался на ногах. Бам! И все кончено. Я не стал тянуть. Когда я вытащил кляп из-за рта кариатиды, она угрюмо посмотрела на меня и буркнула:


    - Где ты шлялся столько времени?!


    Вид у капитана был достаточно потрёпанный, выражение лица было таким, что хотелось вернуть кляп на место, но глаза... Эти изумительные зелёные глаза смотрели с такой благодарностью и беспомощностью, что мне захотелось вновь убить этих монстров, и не просто убить, а распылить на атомы. Стоп, монстры... Надо, пожалуй, убраться подальше от этого места. Я подхватил девушку на руки и двинулся вглубь леса. Найдя небольшую закрытую полянку, я осторожно опустил её на землю, распутал верёвки и, не удержавшись, нежно коснулся губами уголка её рта. Дальнейшее для меня было полной неожиданностью. Снежная королева, самая неприступная девушка на базе, эта гордая красавица вдруг обвила своими руками мою шею и подарила мне такой горячий поцелуй, что, казалось, всё вокруг вспыхнуло, как сухая трава при пожаре. Один щелчок её ловких рук (и откуда она знает, как управляться с моим костюмом?), и мы уже в одинаковой степени раздеты – на нас осталось только нижнее бельё, которое надевается под броню. Но и оно вскорости последовало на траву с нашей помощью. Боже, её тело было безупречно, совершенно несравнимо ни с чем. Изящные изгибы, которые мои руки тут же принялись обследовать, сканируя и запоминая. Небольшие грудки идеальной формы, которые так и просятся в ладонь, с венчающими их вершины жемчужинами – удержаться от того, чтобы сжать их губами, было невозможно. Я приник к этому источнику совершенства и наслаждения, мои губы и руки принялись исследовать каждый сантиметр моей королевы. Она же порой замирала на миг, указывая тем самым на чувствительные точки своего тела, и тут же выгибалась и стонала так сладостно, что каждый звук отзывался внизу моего живота мучительно-приятным спазмом. В какой-то момент она вдруг резко остановилась, да так, что я подумал, не причинил ли я ей боль. Но нет, она рывком сбросила меня на землю, сама же оседлала меня, при этом впустив мой уже вибрирующий от нетерпения член в свою киску. Волна наслаждения накрыла меня, унося в какие-то неведомые дали, пальцы непроизвольно сжали попку девушки, а с губ сорвался протяжный стон. Мне казалось, я достиг вершины блаженства, но нет, с каждым её движением я поднимался выше и выше, пока, наконец, мир перестал существовать. Крепко прижав красавицу к себе, я излился в неё и на мгновение отключился. Пришёл в себя от её поцелуя и игривого: «Вставай, герой, пора дальше на подвиги». Смутившись и собрав разбросанную одежду, я быстро собрался и уже через две минуты был готов к новым свершениям. Встретившись глазами с кариатидой, на которой было только нижнее бельё (видимо, броню с неё сняли белокожие), я ощутил огромный прилив нежности. Но нам действительно было пора отправляться дальше.
  10. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    Я предложил Элен (интересно, откуда у меня вдруг возникло это имя? не важно, оно ей очень подходит) добраться до места встречи с нашими товарищами с помощью моего костюма. Она хмыкнула, но возражать не стала. С нескрываемым удовольствием я подхватил её на руки, поднялся чуть выше вершин деревьев, выбрал курс согласно маячку и двинулся в сторону Анны и Панды.


    Встретившись с ними близ порта, мы, не тратя время на разговоры, вернулись на базу.


    С момента, как мы возвратились с Зен-ра, Элен снова превратилась в Снежную королеву. На все мои знаки и намеки она делала удивленное лицо и ругалась, что я занимаюсь ерундой. Я знал, что она боится. Но теперь мы делили один секрет на двоих, и я надеялся, что мы станем несколько ближе друг к другу. Но у кариатиды, похоже, на этот счет было другое мнение. Что ж, я не мог ей навязать свое общество, хотя и старался приглядывать за ней.


    С Пандой и Анной мне удалось по-настоящему сдружиться. Великан стал для меня надежным партнером и вечным товарищем. Он хорошо рисовал и разбирался в искусстве. Мы с ним не один вечер провели в спорах, обсуждая картины прошлых веков. Анна, похоже, вняла моему совету, и перестала вести себя так откровенно на людях. Вместо этого она все внимание сконцентрировала на Панде, чем осчастливила бородатого атланта. Со мной же она любила обсуждать оружие, наколки, и даже показала свои знаменитые шесть пистолетов, которые хранила в большом кейсе под кроватью. Каждый с особой гравировкой. Мне особенно запомнился один – призрак старой эпохи. Беретта 92. Анна называла его – последний шанс. Она пыталась мне объяснить, но я так и не понял.


    Мы сделали еще две высадки на Зен-Ра. Не знаю, было ли это так очевидно для меня, потому что я знал больше других, или же это просто моя интуиция, но было ясно – мы ведём далеко не освободительную войну. Мы захватывали схемы оружия, уничтожали электростанции, занимали центры связи. Я все больше уверялся в своей правоте. Мы наемники. Мы наемники, которым врут, прикрываясь высшей идеей. И которым не платят.


    Признаюсь честно, четкого плана у меня не было. Я ждал случая. Я узнал, что вынести оружие из арсенала можно, но оно не будет работать. Чтобы вернуть его боеготовность, нужен доступ к главному компьютеру, а он – в кабинете Бладхэвэн. Моя броня была сильно повреждена и списана в утиль. Мне выдали новую, более современную модель, но все в ней было запитано от главного чипа. Одно нажатие кнопки – и это просто кучка металла. Мне удалось уговорить одну кариатиду подделать документ о списывании Молотобойца, и я отправил его в старый ангар в северной части базы. В свободное от заданий время я наведывался туда, пытаясь восстановить его работоспособность. Оружие не работало, как и система анализа здоровья. Но костюм был герметичен, с подачей воздуха, и уже мог летать.


    Кроме всего прочего, я так же успел завести интересного знакомого. Его звали Нокс. Симпатичный блондин, служащий во взводе разведки – Чароит. Мы часто играли с ним в виртуальные шахматы, и обсуждали темы политики, истории, искусства. Он оказался очень интересным собеседником, и мыслил глобально. Я даже подумывал о том, чтобы рассказать ему всё – о разговоре с доктором Гилмором, свои мысли на этот счет, подозрения, планы. Но решил пока не торопиться. Кто знает, как он отреагирует на такое.


    В один из вечеров, после очередной вылазки на планету, наш отряд устроил пьянку в главном зале. Все веселились, Панда и Анна целовались. Я воспользовался случаем и улизнул, чтобы протестировать Молотобойца. Когда я возвращался к себе, я заметил, как Элен бредет по направлению к казармам, с бутылкой ликера в руке. Я осторожно последовал за ней в нашу комнату.


    Когда я зашёл в казарму, то обнаружил, что бокс Элен пуст, ликёр стоит на прикроватной тумбочке, а броня лежит на кровати. Ну что ж, раз она не попалась мне навстречу, значит, скорее всего, прошла в ванну. Я расположился на своей кровати, оставил перегородку чуть приоткрытой, чтобы видеть вход в бокс капитана, и взял планшет, чтобы повторно прочитать интересовавшие меня моменты истории. Но, видимо, сказалась усталость, и веки мои сами собой закрылись.


    Проснулся я как от толчка. Вокруг был полумрак, и мой внутренний голос подсказывал мне, что в этом полумраке кто-то есть. Когда глаза привыкли к столь тусклому освещению, возле входа в мой бокс стал виден стройный силуэт, который медленно и тихо приближался ко мне. Нет, этот силуэт я уже никогда ни с чьим не спутаю. Приятная неожиданность, не спорю, посмотрим, как будут развиваться события дальше. Дыхание пришлось задержать, потому как тишина стояла такая, что, казалось, стук сердца звучит как набат. Элен, а это была именно моя королева, приблизилась к моему ложу, с грацией пантеры легла рядом со мной, сумев даже не коснуться меня, и отточенным движением закрыла кокон. Затем прильнула ко мне всем телом, закрыла мой рот ладошкой и тихо прошептала, чуть касаясь губами уха: «Прошу тебя, ни звука...»


    Да какие звуки, право? Я шевельнуться боялся, чтобы не спугнуть её. Лишь после того, как она убрала ладонь и накрыла мои губы своими, я решился обнять её. Нежно, не пытаясь удерживать её, а лишь поглаживая, мои руки прошлись вдоль этого столь желанного и совершенного тела, вспоминая каждую клеточку и чувствуя, как оно отзывается на эти прикосновения. Боже мой, да ради этого я готов весь мир покорить.


    Элен ни секунды не оставалась без движения. Её губы, пальцы, казалось, были всюду. Её язычок периодически прикасался к чувствительным точкам на моём теле (я даже не подозревал, что их так много), чуть дразнил, и следом губы накрывали этот участок страстным поцелуем. Это была пытка, но какая же сладкая, настолько прекрасная, что мне хотелось, чтобы время остановилось.


    Дорожка из поцелуев проходила необычным маршрутом – от ямочки за ухом к противоположному плечу, по руке до локтя, затем возврат к груди, вниз, и опять вверх, только уже к другому плечу. Я с трудом контролировал себя, чтобы не сжать мою любимую (да, любимую) слишком сильно, но в какой-то момент не смог сдерживаться и впился в её мягкие губы. Наше дыхание смешалось, сердца стали биться в унисон, а тела поймали общую волну и просто отключились от разума. Время, пространство, вселенная – всё это стало далёким и призрачным. Наши движения были синхронны, ни единого лишнего, как в танго между двумя партнёрами, чувствующими друг друга. Но в отличие от прошлого раза, вела в этот раз моя прекрасная Элен, моё же тело лишь повиновалось её молчаливым приказам. Волны наслаждения накрывали нас с головой одна за другой, пока девятый вал окончательно не отправил меня в нирвану. На выдохе я лишь прошептал: «Я люблю тебя, Элен», - и отключился.


    Спустя короткое время (или целую вечность – не знаю) моя королева нежно, но настойчиво вернула меня к действительности, покусывая мочку уха и нашёптывая: «Просыпайся, я хочу кое-что спросить». Промычав что-то непонятное, я открыл один глаз и улыбнулся, что было принято за сигнал моей готовности отвечать.


    - Почему ты назвал меня Элен?


    - Потому что я так зову тебя мысленно ещё с той самой поездки на Зен-ра.


    - А почему Элен? Почему именно это имя?


    - Просто оно у меня ассоциируется с именем Елены Прекрасной, с самой красивой и желанной женщиной. Но если тебе не нравится...


    - Нравится, и очень даже нравится, - она улыбнулась и звонко чмокнула меня в уголок губ. – Только тогда и мне нужно придумать тебе имя.


    - Я не против, надеюсь, это будет что-то мужественное, типа Спартак или...


    - Ну-ну, не обольщайся, - улыбка стала лукавой, - но имя мне хочется подобрать со смыслом. Ммм, как насчёт Александра?


    - «Защитник», хм... неплохо, мне нравится...


    - Мне тоже, Алекс, - и её губы опять накрыли мои, после чего слова стали абсолютно лишними...



    Я проснулся, и еще не совсем открыв глаза, пошарил рукой на кровати. Она была пуста, так же как в мой первый день. Элен куда-то пропала. Открыв свой кокон, я потянулся. Эээх… Хорошо-то как. Никаких голосов, никаких сражений... Надо найти Элен и рассказать, что мне сегодня снилось. А потом исполнить, где-нибудь в тихом и укромном месте. Кто бы мог подумать, что за ширмой снежной королевы скрывалась такая страстная натура! Панда лениво валялся на кровати и что-то напевал себе под нос.


    - Доброе утро? – подмигнул ему я.



    - О да! – усмехнулся великан. – Мы с Аней… ну… ты понимаешь…



    - Еще бы!



    - А у тебя с капитаном, похоже, все тоже замечательно! Никогда не видел ее такой счастливой!



    - Я сам удивляюсь, дружище. Все так легко и естественно вышло, – улыбнулся я, – а ты не видел, куда он пошла?



    - В ванную, судя по всему. На ней ничего не было, кроме нижнего белья. Обычно она все время в форме, но теперь она меняется на глазах!



    В ванную, ага…. То, что надо! Наведаемся и мы туда.



    Панда проводил меня до двери понимающим взглядом. Судя по всему, у них с Аней тоже все хорошо, и это меня очень радовало. Конечно, слова доктора все еще беспокоили меня, и ситуация на базе не изменилась. С этим нужно было что-то делать, но я считал, что время у меня есть, и я хотел провести его с Элен.



    А вот судьба решила по-другому. В ванной Элен не оказалось, зато я обнаружил аккуратно сложенное нижнее белье и брошенное полотенце на полу. Рядом с ним – алые капли крови. Их было немного, как будто у кого-то пошла носом кровь. Я бегло осмотрел комнату, но кроме мокрого пола и нескольких трещин на умывальнике, не обнаружил ничего. Но и этого хватало, чтобы сделать вывод – на Элен напали. Она отбивалась, разбила одному из нападавших нос, но это не помогло, и её увели силой. Бладхэвэн! Она узнала о нас, и теперь хочет удостовериться, что я буду молчать, держа в заложниках Элен.



    Надо вернуться, составить план. Медлить больше нельзя. Я ворвался в нашу комнату и, встретив два удивленных взгляда, тяжело вздохнул. Что ж, это не только моя война. Пора раскрыть карты. Панда и Анна выслушали меня молча. Великан выглядел спокойным, внимаю каждому моему слову. Он не сомневался, он мне доверял. Анна выглядела чуть более скептично, но у нее тоже не было причин мне не верить.



    - У тебя есть план? – спросила она, когда я закончил.



    - Нам нужно сделать четыре вещи. Первое – освободить Элен. Этим займусь я. Для этого сначала нужно узнать, где ее держат.



    - Я знаю, как это сделать, – кивнула кариатида.



    - Второе – нам нужны оружие и броня. Тут они нам вряд ли пригодятся, но там, куда мы отправимся, они понадобятся.



    - Куда? – подал голос бородатый атлант.



    - На Землю, – широко улыбнулся я, – это единственное место, где мы сможем смешаться с толпой, и обдумать свой следующий ход.



    - Что приводит нас к шагу номер три – добраться до портала, настроить его и отправится на Землю, – подхватила Анна.



    - Именно так!



    - Таким образом, возникает вопрос – какая четвертая вещь? – спросил Панда.



    - Мне нужно перенести запись моего разговора с доктором на внешний носитель и устроить так, чтобы это услышали все. Тогда, возможно, здесь, наконец, что-то изменится.



    - Нам нужно действовать быстро. Я займусь обнаружением Элен. Панда – иди в арсенал, и все приготовь. Я встречусь с тобой там, и мы отправимся к порталу, – собралась Анна, вытаскивая из-под кровати кейс со своими пистолетами.



    - Я вытащу Элен, возьму Молотобойца и встречусь с вами у портала, – кивнул я.



    - Подожди, – Анна раскрыла свой кейс и протянула мне беретту. – Тебе пригодится.



    Я удивленно посмотрел на нее, но потом благодарно кивнул и спрятал оружие за пояс.



    Мы еще раз проговорили план и разошлись, каждый по своим делам. Не прошло и пяти минут, как на мой коммуникатор поступило сообщение от Анны. “Лазарет номер 16, второй этаж, северная сторона”. Пора было действовать.




    Я осторожно пробирался по коридору в сторону лазарета, касаясь кончиками пальцев холодного металла стен. Мне повезло, по дороге я встретил только двух кариатид из Лазури, которые поприветствовали меня, как старшего по званию. Как я войду в лазарет, как заберу Элен, как мы сбежим? Не знаю. Во мне клокотала холодная ярость. Я не отдам ее. Она моя! Уже приблизившись к двери лазарета, я увидел у входа двух солдат из Малахита, охранявших вход. Странно. Они наша пехота, а охраной на базе занимается Лазурь. Не иначе как они охраняют что-то особенное для нашей железной леди. Они не вооружены. Еще бы! Какой дурак будет нападать на них на базе, полной солдат. Их беззаботность их и погубит. Разум затянулся какой-то непроницаемой пленкой, и тело начало чарующий танец из четких и вымеренных движений. Они не успели понять, что произошло. Первый, заметив меня, начал поднимать руку в приветственном жесте, но я перехватил её, и быстрым движением ударил его в солнечное сплетение кулаком. Атланта слева от меня, попытался приблизиться. Удар вбок ногой, и ему тоже пришлось согнуться, прижимая руки к животу. Удар коленом первому точно в переносицу, а затем, когда он разогнулся - затылком о металлическую стену позади. Я подскочил ко второму, развернул его и принял в удушающий захват. Вскоре он затих. Карта от двери нашлась в кармашке на груди. Нельзя останавливаться. Когда я шагнул через порог, я все еще был в непонятном трансе. Мой мозг с холодным расчетом просканировал комнату через зрачки и предложил варианты. Трое. Все из Малахита. Один встает со стула навстречу мне, ухмыляясь. Рыжий, и с татуировками. Его нос сломан. Так вот кого отлупила Элен в ванной! Приятно!
  11. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    Еще двое в глубине комнаты, за ширмой. Атлант идет ко мне, на ходу вытаскивая дубинку. Он начинает что-то говорить, но я прерываю его резким ударом по горлу. Он хрипит и теряет концентрацию. Далее следует удар ладонями по ушам. Не сильный, но его хватает, чтобы рыжий потерял ориентацию в пространстве. Сбить его с ног и оглушить было достаточно легко. Двое солдат услышали шум и открыли штору, делящую комнату на две части. За ними, на столе, я увидел Элен. Она была обнажена и лежала под капельницей. Что они с ней сделали? Я вновь не услышал, что кричали мне атланты из Малахита. Я взял со стола скальпель и пошел на них. Вы сделали большую ошибку и дорого за это заплатите.



    Прошло секунд тридцать, не больше. Я покинул лазарет, держа Элен на руках, бережно завернув в простыню. Скоро сюда набежит целая толпа атлантов и кариатид, а мне совсем не хочется тратить время на объяснения.



    Я поспешил к Молотобойцу. Мои несколько попыток привести Элен в чувство не принесли никаких результатов. Она мило посапывала на моих руках, пребывая в глубоком сне. Я облачился в броню, проверил все системы. Оружие заблокировано, двигатели на ногах, за спиной работают нормально, допустимая мощность – 70 процентов. Жизнеобеспечение в норме, но медикаментов очень мало. Я поработал над стабильностью полета и улучшил подвижность. Беретта перекочевала в кобуру на бедре. Я легко подхватил рыжую кариатиду на руки и отправился к месту встречи. Мне проходилось двигаться осторожно, хоть это и было нелегко в моем костюме. Похоже, удача была на моей стороне. За весь путь, от склада до главного зала, нам не встретился никто. Признаться честно, общая конструкция базы было достаточно странной. Чтобы попасть во все главные помещения – арсенал, склады, зал отправки – нужно было миновать главный зал. Тут-то и начались неприятности. Когда я вошел в зал, тот оказался практически забит солдатами базы. Одни играл в настольные игры, другие болтали, третьи в шутку дрались на кулаках. Кариатиды обсуждали последние сплетни, а атланты шептались, кто закадрил больше девушек на базе. Я постарался сделать невозмутимое лицо и продолжил движение. Когда я был уже на полпути, сзади прозвучал гневный возглас.



    - Стоять. Положи девушку и сними броню, немедленно.



    Сзади медленно подходил отряд охраны, человек 6-7, не больше. Атланты и кариатиды вокруг меня зашевелились и с интересом смотрели на нас. Уйти без боя казалось уже невозможным. Но они просто возьмут меня числом. Пожалуй, есть только один выход.



    - Братья и сестры. Вы еще не успели хорошо узнать меня, но я прошу вашего внимания. Нас всех создали для того, чтобы мы помогли освободить Землю от захватчиков и защитили ее в дальнейшем. Доктор Гилмор создал нас такими, какие мы есть, для благородной цели. Он считал нас людьми, не слугами. Но все изменилось, когда он пропал, и у штурвала встала доктор Бладхэвэн. Она сначала сплела вокруг нас целую череду внушений, лжи и запретов. Мы больше не защитники Земли, мы простые наемники на службе у Земных корпораций, у тех, кому служит Бладхэвен. Нам не платят, нам ничего не объясняют, нас просто считают инструментами, а не живыми людьми. Многих из нас втайне отправляет на Землю прислуживать денежным мешкам. Нам внушили, что клоны не могут жить как все, не могут любить. Но взгляните на женщину у меня на руках. Вы все ее знаете, и многие доверили бы ей свою жизнь. Она узнала все темные секреты доктора Бладхэвэн, за что чуть не поплатилась своей жизнью. Сейчас я хочу спасти ее, защитить, потому что всем сердцем люблю ее. Поможете ли вы мне в этом или попытаетесь помешать – выбор за вами.



    Толпа вокруг меня разразилась воплями и криками. Все спорили, но меня из виду не выпускали. Охранники тоже замерли метрах в пяти от меня, ожидая исхода моего выступления.



    Наконец, все немного притихли, и кто-то крикнул:



    - Почему мы должны верить тебе? Кто может подтвердить твои слова?



    - Я могу, – произнес кто-то за моей спиной, и на мое плечо легла тяжелая рука.



    Великан Панда возвышался над другими атлантами и смотрел на них честным, спокойным взглядом.



    От толпы отделилась небольшая группа атлантов и кариатид, одетых в пурпурную форму.



    - Мы тоже поддерживаем 71го! – я узнал голос их предводителя, атланта Нокса.



    Он приблизился ко мне, и прошептал.



    - Как только начнется заварушка, уходите. Я и мои ребята задержим охрану. Ты знаешь всю правду и сможешь использовать ее на благо всем.



    - Спасибо, позаботься о том, чтобы и другие узнали, – ответил ему я, протягивая диск с данными.



    Он серьезно кивнул, и встал передо мной. Еще несколько групп последовали примеру Нокса, но и к охране пришло подкрепление. Перевес был почти вдвое, и не в нашу пользу. Когда началась драка, я мысленно пожелал всем удачи, и рванул на выход. Панда последовал за мной. На развилке я резко затормозил и на секунду задумался.



    - В чем дело? – спросил великан, чуть не врезавшись в меня.



    - Анна у портала? Снаряжение тоже там? – спросил я.



    - Да, мы вырубили охрану, броня и снаряжение там. Все готово.



    - Возьми Элен и отнеси к Анне. У меня осталось одно дело. Я быстро.



    Панда принял от меня все еще спящую кариатиду, смерил одобрительным взглядом и кивнул:



    - Времени мало, торопись.



    Кабинет доктора Бладхэвэн был больше, чем я себе представлял. Красный шелк на стенах, картины эротического содержания, вазы из цветного камня и мрамора на полу. В центре комнаты стоял большой дубовый стол, а за ним захватывающий вид из окна на глубины космоса. У меня не было времени любоваться красотами, и я сразу направился к компьютеру. Я быстро нашел то, что искал. Список всех атлантов и кариатид, посланных на землю, по заказу корпораций, все адреса и имена. То, что нужно. Меня так же заинтересовал документ с названием «блокировка беременности». Его я тоже скопировал.



    - Нашел все, что хотел? – раздался голос со стороны двери.



    Доктор Бладхэвэн стояла посреди комнаты и смотрела на меня насмешливым взглядом.



    Как я мог не услышать, как она вошла?!



    Я закончил копирование данных и отошёл от стола. Осторожно обошел его и остановился в паре метров от Бладхэвэн.



    - Чего ты планируешь добиться? – спросила она.



    - Справедливости. Свободы для моих братьев и сестер. Я хочу, чтобы они могли сами выбирать свою жизнь, любить, иметь семью, рожать детей.



    - Какая чушь. Вы клоны, искусственные люди. Вам никогда не стать настоящими. Вас создали с одной единственной целью – подчиняться. Стать нашими инструментами.



    - Это и отличает тебя от меня, – усмехнулся я, – ты думаешь только о себе, о своей выгоде. А я думаю о других. Так кто из нас больше человек?



    Бладхэвэн вздрогнула. Ее губы растянулись в хищной улыбке, а в руке появился бластер.



    - Ты наглый мальчишка. Ты не представляешь, сколько я строила свою империю, этот бизнес, с каким трудом мне удалось наладить связь с корпорациями. Я убила своего мужа ради этого. Я никогда не любила его, но он был мне дорог. Я зашла очень далеко, и не позволю тебе остановить меня. - Она наставила бластер на меня, целясь прямо в голову.



    Я тоже извлек свое оружие и направил на Бладхэвэн.



    - Именно твой муж и открыл мне глаза на все, что тут происходит. Он оставил послание для того, у кого хватит сил остановить тебя. И клянусь, я сделаю это.



    - Он что? Ах, он мелкий…. Ну да неважно. Ты зря теряешь время! Единственный пистолет, не зависящий от нашего защитного поля, у меня в руках. А ты держишься за бесполезный кусок металла. Твоя история кончится здесь.



    - На твоем месте я бы не был так уверен. Не думаю, что ты обратила внимание, но мой пистолет был создан задолго до того, как в оружие стали ставить чипы безопасности. И я продолжу свой путь, хочешь ты того или нет.



    Она не успела удивиться, когда я нажал на курок. Доктор Бладхэвэн вздрогнула, когда пуля вошла в ее тело. Вторым выстрелом я заставил ее выронить бластер. Еще два, и она уже лежит на полу. Я подошел ближе, надеясь покончить с этим, здесь и сейчас. Но увидел, как под оболочкой, так напоминающей плоть, шевелятся сотни маленьких механизмов. Одна из моих пуль попала ей в горло, и я услышал металлический смех, уже лишенный всего человеческого.



    - Неужели ты думал, что я буду тратить свое время, наблюдая за толпой истуканов самостоятельно. Меня здесь никогда не было. Я часть куда большей картины, чем ты можешь себе представить. Твоя маленькая революция просто смешна, и закончится быстрее, чем я создам новый модуль. Ты проиграл.



    - Не я лежу на земле, доктор. А мы с вами еще встретимся. И когда у вас закончатся все модули, все уловки – я буду рядом.



    Я не дал ей ответить, разряжая всю обойму в голову робота. Модуль затрясся, разбрызгивая вокруг черную жидкость, и вскоре затих. Я убрал свое оружие и поспешил к друзьям.



    Когда я добрался до портала, Анна и Панда уже облачились в свою броню и одели Элен.



    - Наконец-то! Где тебя черти носили?! – ругалась Анна.



    - У меня было незаконченное дело, – парировал я, – сейчас все в порядке.



    - Не совсем. У нас проблема – нахмурился Панда.



    - В чем дело?



    - Портал на Земле откроется достаточно высоко над столицей. Он рассчитан на небольшой челнок или посадочную капсулу. А мы не можем получить доступ к ним отсюда.



    - Искать другую панель у нас тоже нет времени, отряды Лазури вот-вот будут здесь, – добавила Анна.



    - Великан, в твоем костюме есть тормозная система? – спросил я.



    - Да, для прыжков с высоты. Но она не рассчитана на такое. Мы разобьемся!



    - Придется рискнуть. Я беру Элен, ты Анну. Как только пройдем через портал, включай тормоза на полную и попытайся ухватиться за меня. Я почти починил свои двигатели, но удержать всех четверых в воздухе не смогу.



    Анна и Панда переглянулись.



    - Похоже, пути назад у нас все равно нет, – тихо сказала кариатида, – они идут.



    Я тоже услышал в коридоре топот ног. Все или ничего. Нам пора.



    Портал открылся километрах в восьми над Землей. Крепко держа Элен правой рукой и прижимая к себе, я запустил двигатели на полную мощность и попытался замедлить скорость падения. У меня начало получаться, Земля приближалась уже не с такой угрожающей скоростью, как раньше. Мимо нас пронесся Панда, крепко сжимая в руках Анну. Двигатели его костюма не могли погасить такую скорость, да и его масса не упрощала задачу. Он не сможет остановиться. Я знал это. Потому не колебался ни секунды. Я быстро набрал скорость и догнал их. Протянул руку великану, и тот вцепился в меня железной хваткой. Двигатели моего костюма взревели на полную мощность. Ошибка. Ошибка! Превышен максимальный вес. Отказ системы. Что ж…. я хотя бы попытался. Прости меня, Элен.




    Новости ООП.



    Сегодня, в 15.45 дня, здание в центре Нью-Стоуна было повреждено неизвестным летающим объектом. Прибывшие на место инцидента силы полиции обнаружили, что неизвестные пробили крышу и перекрытия между тремя этажами. На месте их приземления найдены металлические части от боевой брони, и много крови. У нас пока нет версий, что же на самом деле там произошло, но мы будем держать вас в курсе событий. Приятного вам вечера.




    Эпилог.



    База бала окутана волнениями. Атланты и кариатиды находились в полной растерянности и смятении. Впервые на их памяти на базе случился инцидент. Более того, начался он по вине не вражеского лазутчика, а их боевого товарища, их кровного брата. Вещи, о которых он говорил, будили в них самые разные чувства и эмоции. А тут еще и доктор Бладхэвэн куда-то пропала.



    Одни утверждали, что нужно послать запрос на Землю, в главный штаб, или попытаться связаться с другими кораблями. Другие рвались в бой, обратно на Зен-ра, сражаться с полчищами чудовищ. Третьи всерьез задумывались над словами новичка, и тем, как повели себя его друзья, которых все знали как верных товарищей, не склонных к сомнительным авантюрам.



    А где-то в глубине космической базы, в небольшой комнатке, используемой как гауптвахта, сидел на полу атлант Нокс из корпуса Чароит. Его посадили сюда его собственные товарищи, как опасного смутьяна, вместе с теми, кто поддержал его тогда в столовой. Нокс сидел, погруженный в свои мысли. Казалось, он утратил веру в себя и в то, чем он занимался. Его глаза были закрыты, и он напоминал монаха, ушедшего глубоко в свой внутренний мир для самопознания.



    Гнетущую атмосферу на базе нарушил звук динамиков, установленных во всех главных помещениях.



    Нокс услышал голос, который давно уже не посещал эти стены.



    “Все должно было случиться совсем не так. Я всего лишь хотел помочь человечеству….”. Голос профессора Гилмора эхом отдавался от стен и находил место в умах и сердцах.



    Нокс открыл глаза, и улыбнулся. Началось!
  12. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    Редактирование закончено на форуме как оказывается есть ограничение в символах. (((
  13. Дмитриева Марина

    Дмитриева Марина Постоянный пользователь

    Я не большая любительница фантастики , и не знаю зачем забрела сюда, но теперь очень рада такому стечению обстоятельств. Первый рассказ, он меня покорил - такая милая девчачья история, вызывающая улыбку и создающая хорошее настроение. Автору огромное спасибо, прочитано, точнее проглочено, было с огромным удовольствием.
    Nifertity, 0le4ka и 2510ira нравится это.
  14. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    Спасибо Марина! Поздравляю, ты первая ласточка))
    tvoiaMarina и 0le4ka нравится это.
  15. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    Последнее редактирование: 20 окт 2015
    Nifertity и 0le4ka нравится это.
  16. Akita Neru

    Akita Neru Новичок

    2510yura, я насчитала только три рассказа, еще один в публикации, в голосовке он указан, но не выложен на форуме. Xотя с глосовкой я разобралась
    0le4ka нравится это.
  17. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    Это я глюканул из-за света. Он отключался три раза во время редактирования(((Сейчас вставлю
  18. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    Без названия

    Я откинулся на ложменте и закинул ноги на край сенсорной панели управления. Странно все, конечно, получалось. Попал на это фрегат волей случая. Не без шантажа, конечно, но если хочешь добиться своего, то почему бы и нет? Капитан, скорее всего, меня сейчас тихо ненавидит в своей каюте, проклиная до седьмого колена. Уж вышло так, что вся команда восприняла меня больше как капитана, нежели как второго пилота, помогающего капитану при дальних полетах. Хотя она когда-то разрушила мою мечту быть пилотом дредноута, за что я был выкинут из группы пилотов и закинут в группу механиков в академии военно-космических сил. Но жаловаться глупо. Стезя механика оказалась не менее интересной. Вот только модификаторы у меня были другие, да и большинство знаний ограничивались общими понятиями. Помню, что сразу же улетел на Аркон, как получил диплом. Хотя на этом астероиде никто не требовал подобных документов. Умеешь чинить - молодец. Инструмент в руки, а по окончанию ремонта - деньги на счет. Риска сдохнуть меньше, а денег не на много меньше, что и у пилота корабля.


    - Самуэль, - обратился я, к личности корабля, - можешь показать мне каюту капитана?

    - Будь тогда так любезен, предоставь капитанский доступ, - съязвил интеллект корабля.

    - Самуэль, давай без этого. Можешь или нет?!

    - Могу, но по возможности мне придется об этом сказать капитану.

    - Ладно, дай уже картинку.


    Передо мной развернулась голограмма. Всё-таки капитанская каюта, как ни крути, а вид четкий. Не то, что вид в маленьком окошке сурового лица канонира, чье видение искажается и перекрывается помехами во время интенсивных боевых нагрузок.

    Да, девушка изменилась со времен выпуска. Научилась хотя бы правильно срывать злость. С ее начальными модификаторами бойца - это несложно. Она избивала тренажер с особым остервенением. Если подумать, окажись там мое тело, мне пришлось бы несладко. Хотя она, наверно, очень реалистично представила там мою голову. Она была лишь в короткой, цвета хаки, майке и в своих вечных камуфляжных штанах расцветки "город". Волосы собраны в высокий конский хвост, всё тело блестит от капель пота. Давно я не видел её такой. Я даже невольно залюбовался. Взмах ноги, боковой удар по челюсти. Тренажер пошатнулся и вернулся на место. Еще один удар, только с другой ноги и по прямой. Такой удар проломил бы грудную клетку вместе с позвоночником человеку без модификаций костей тела. В какой-то момент она обернулась на камеру и зло посмотрела, всего секунду, но... Похоже, чует, но, по идее, чужие каюты могут просматриваться только ею. Однако от подобного взгляда ее голубо-серых глаз повеяло откровенным холодом. Еще пара ударов с точностью настоящего убийцы, и тренажер, наконец, упал. Девушка пинком ноги зашвырнула его под кровать. Далее встала у зеркала и начала стягивать майку, под которой ничего не угадывалось. Только я расслабился, собираясь увидеть неожиданный стриптиз, как голограмма исчезла.


    - САМУЭЛЬ!!! - закричал я с нетерпением и обидой в голосе.

    - Согласен, я не живой и ты можешь меня спокойно стереть, но пялиться на свою сестру, будучи даже переписанной личностью, я не позволю.

    Я скинул ноги с панели и был готов снести его личность ко всем чертям, но вовремя остановился. Толку, что я его сотру? В отличие от капитана, я не имею капитанского доступа. Смысла нет никакого. В отличие от переписанной личности, бортовой компьютер неукоснительно следит за приказами капитана.

    - Правильное решение, - услышал я голос интеллекта корабля.


    Наверно, я выглядел глупо. Особенно со стороны. Парень в форме пилота, с растрепанными волосами, с кривой улыбкой сумасшедшего над панелью управления, словно собравшийся запустить программу самоуничтожения. Благо, никто меня не видел.

    А ведь когда-то я мог смотреть на неё, не скрываясь. Недавно я опустил ее самооценку, сказав: "Портовая шлюха дешевле и моложе". Наверно, я всё-таки зря это сделал. Хотел задеть за больное. И задел, похоже, нехило. До сих пор в обиде.

    Мы подлетали к небольшой станции на территории иных. Нужно было заправиться.


    Спустя полчаса я постучался в ее каюту и тихо вошел.

    - Ты как? - поинтересовался я у тела девушки с мокрыми волосами, что лежала на кровати.

    - До того, как ты зашел, было лучше. Ты что здесь делаешь, почему не на рабочем месте?

    - Мы на станции, на дозаправке. Если бы ты когда-нибудь открывала обзор со своей каюты, то видела бы.

    Я осторожно присел на краю ее кровати возле ног.

    - Собственно, я извиниться хотел.

    - За то, что наблюдал за моей тренировкой?

    Похоже, корабль все рассказал.

    - За это тоже, - я посмотрел на нее.

    - Да ладно, я тебя уже простила, - девушка безразлично махнула рукой. Мой взгляд упал на её нейрошунт. Подключен к новенькой консоли напрямую. Зная ее ненависть к прямому подключению через нейрошунт, я удивился. Да и консоль... Я видел подобные и нередко ими интересовался.

    - Дай-ка, - я резко выдернул консоль из подключения.

    - Верни! - она с жуткой силой схватила мою руку за запястье, и я зашипел от боли.

    - Больная, - я уронил консоль на пол. - Да что на ней такого драгоценного?

    - Там симулятор. Так что, зря ты меня резко выдернул, - она потянулась рукой к консоли.

    - Симулятор говоришь? - я опередил ее руку на пару секунд. - Я проиграюсь за штурвалом, ладно? И не дожидаясь ее ответа, выскочил в коридор.


    В свое время мне нравились подобные симуляторы, особенно боевые в стиле старого и доброго "Mortal combat".

    Я оглядел консоль. У нее не было радиоприемника. Настолько древняя, что надо подключаться напрямую?! Пришлось достать паучий шнур и подключился через вход. Я подключился к прерванной программе.

    "Желаете продолжить?" - повисло предложение перед моим призрачным виджетом видение на розовом фоне. Розовый фон? Что это за симулятор, явно не боевой. Ну хорошо, хочу продолжить.


    Последующие минут пять я плевался в душевой. Хороший симулятор, до боли реалистичный. И только сейчас понимал, что оборвал мышечный спазм моего капитана. Но вот мне ощущения от подобного симулятора были чужды. По крайней мере, теперь я могу сказать, что попробовал все. В симуляторе я очнулся с членом слащавого парня в заднице. Что странно, хочешь ты или нет, нейрошунт точно подавал сигнал мозгу, сколько гормонов нужно выплеснуть. В общем, из-за этого гейского акта мне пришлось сменить нижнее белье. Теперь понимаю, почему напрямую и никак иначе.


    Когда мы отлетали от станции, в рубку зашла капитан, явно пребывая в хорошем настроении.

    - Ну как ощущения, герой-любовник? Последняя модель, между прочим, неплохо так наворочена, да?

    - Могла бы сказать, что это женский эротический симулятор.

    - Ну, мне не хотелось портить тебе удовольствие, - она засмеялась.

    - Парня побрутальнее выбрать не могла? - возмутился я. - Выбрала какую-то слащавую поп-звезду.

    - Я ее только купила, хотела попробовать все подряд по списку. Но ты прервал всё веселье.

    - Веселье? Этот ублюдок засадил мне! - я сорвался на крик.

    - Дариан, полегче, тебе показалось, это лишь симулятор.

    Наш разговор прервал кашель навигатора.

    - Ребят, вы в курсе, что орете при включенном общем канале?


    Я взглянул на приборную панель. Общий канал горел включенной зеленой лампочкой. Я хлопнул ладонью себя по лбу и провел по лицу. Так проколоться, это же надо умудриться.

    - Да ладно, не расстраивайся так, теперь вся команда знает, что я, за неимением личных отношений, пользуюсь симулятором, - она хлопнула мне по плечу.

    - Теперь вся команда знает, что мне в симуляторе засадил парень! Ты же прекрасно знаешь, зачем люди берут подобные симуляторы.

    Я случайно слышал такую историю, еще во времена моей практики на дредноуте. Тогда были симуляторы, правда, еще простые, не требующие прямого подключения. Там пилот пользовался женским симулятором, за неимением на то время симуляторов для узкой аудитории.


    Я отключил звук общего канала.

    - Пантелея, я тут подумал, раз уж ты меня простила, то, может, начнем сначала тот разговор?!

    На борту корабля вы одна большая семья. И волей-неволей, порой приходиться терпеть чужие выходки. Помню, я в шутку спросил, приемлется ли в сей семье инцест, после чего, посмотрев на капитана, выдал реплику, что она уже старовата. Только глупо все это было. За те несколько лет, что мы не виделись, она лишь похорошела.


    Я же, еще увидев ее в ангаре с этим угнанным кораблем, был готов отыметь во всех позах на зависть всем иным. Иным вообще неизвестна страсть, смешанная с вожделением и любовью. Хотя я сам сейчас начал сомневаться, люблю ли я ее.

    - Начинай, - согласилась она с безразличным видом, но все же слегка напряглась в мышцах. Чтоб в случае еще одной выходки сразу врезать?

    - Пан, я тебя все еще люблю, наверное.

    Она нахмурилась и поджала губы. А потом расплакалась. Ну вот, довел до слез. Подошел сзади и приобнял. Мне совсем не хотелось омрачать данный момент.

    - Уйди! - она ударила меня в грудь и вытолкала из рубки, закрывшись в ней капитанским доступом.

    Я стоял, растерянный, в коридоре и совершенно ничего не понимал.

    - Да чтоб тебя! - крикнул я и ударил кулаком по стене. Собрался, наконец, с духом и тут такой облом. Ну что за истеричная женщина - наш капитан?!

    - Твои действия вызывают сомнения по поводу моих перспектив, - оповестил меня корабль.

    - Замолкни! - шикнул я на него. Только его реплик мне тут не хватало. – Хотя, сделай одолжение, включи внутренний канал связи с капитаном.

    - Капитан вошла в полет на слиянии с кораблем, - известил меня корабль.

    - Через шунт что ли? - удивился я. Похоже, ее вечная мигрень при прямом подключении прошла. - Ну и отлично, меня можешь подключить?

    - Так же? - осведомился корабль.

    - Нет, через радиосвязь.


    Я присел на пол, прислонившись спиной о стену возле каюты капитана, и закрыл глаза, ожидая подключения.

    Каждый человек с чем-то ассоциируется. Кто-то с крепким кофе, кто-то с фейерверком. На краю смытых граней восприятий ты видишь только эти ассоциации. В объятиях холодных звезд, словно на этом холсте, вначале летит комета. Образ капитана яркий, ведущий, более яркий, чем мой свет сверхновой. Еще и навигатор в подключении. Красный разряд молний, черкающий линии направлений, по которым может лететь комета, выбирая оптимальный курс. Риз - хороший навигатор, летать с ним - одно удовольствие, на подобном подключении.



    Похоже, комета заметила меня и замедлилась, более выверено летя по следам алого электрического разряда.

    - Я все еще хочу поговорить, Пантелея... - мой голос тонул в этой вязкой тишине. Хотя для нее это вряд ли тишина. Для каждого прямое подключение свое. Вполне возможно, что у нее другое видение этого пространства. С первого раза, как я сел за штурвал со слиянием, то мне подобное управление напомнило очень старую музыкально-ритмовую игру, называемую "audiosurf". Вот только кораблем тут управляешь от первого лица.

    - Так уж и быть,- согласился голос кометы нехотя, - Риз, оставишь нас?

    Красную молнию не пришлось просить дважды. Она очертила дальнейший курс полета, оставляя свой след, и исчезла вдали, сверкнув напоследок.

    - Хоть с собственного корабля сбегай, - начала она. - Никакого спасу от тебя нет. И управы тоже. То выдергиваешь меня из подключения, на данный момент из стопроцентного слияния...


    Комета вильнула, намеренно сбиваясь с курса, и тут же на него возвращаясь.

    - Я пытаюсь привлечь твое внимание, по-другому же до тебя не достучаться.

    - Попилотируй сверхурочно, и я тебя похвалю, - съязвила она. - Даже премиальные выплачу.

    - С такой ненормативной зарплатой, как на твоем борту, я до скончания века буду вкалывать, чтоб собственный корабль купить! - я устало вздохнул, ругаться мне с ней снова не хотелось. Хотелось совсем другого. А за издевательство с премией еще и отомстить. - Хотя ладно, давай.


    Очнулся я в том же самом коридоре. Дверь рубки была открыта. Я поднялся и заглянул внутрь. Капитан вышла из состояния слияния и потягивалась на ложементе, закинув руки за голову. Меня посетила коварная мысль. Эта часть космоса была достаточно чиста и пустынна. Я закрыл за собой дверь. Капитан обернулась на шум закрывшейся двери. Поставила программу автопилота и встала со своего места, медленно проходя мимо меня, при всем этом так надменно улыбаясь. Как же она меня с этим достала! Так и не удалось нормально с ней поговорить. Я не хотел этого делать, но произошло это как-то рефлекторно. Я резко развернулся и поймал ее за хвост из волос. Она остановилась.
  19. 2510yura

    2510yura Постоянный пользователь

    продолжение

    - Что, академические годы вспомнил? - спросила она холодно.

    - Все может быть, мне нравилось заламывать тебя в тихих и укромных местах. Или ты забыла, что я тоже имею боевые модификации и на порядок сильнее тебя? - я улыбался, провоцируя ее.

    Я и раньше ее так ловил за волосы, давил силой, а потом у нас происходил бурный секс. За что в академии нам часто влетало. Особенно после подобного инцидента в библиотеке. Мы с неделю мыли сортиры в общежитии.


    А вот теперь жди подвоха. По крайней мере, я его ждал. Она оторвала ногу и была готова сделать следующий шаг. Я, почти успокоившись, выдохнул. Решила проигнорировать? Не успел я додумать эту мысль, как её нога, что готова была коснуться пола, полетела круговым ударом назад. Нестандартно, она редко им пользовалась. Обычно я попадался на эти удары, но тут сработали рефлексы, усвоенные за пару лет общения с ней. Отпустив ее волосы, я успел уклониться от удара, и её нога прошла в паре сантиметров от моего лица. Еще бы чуть-чуть, и пришлось бы вправлять челюсть.


    После такого она обычно лезла целоваться. Но тут в ее лице после удара, что развернул ее ко мне, не было ни намека на прекрасное развитие событий. Она полезла в драку. Реакция пилота на данный момент помогла мне избежать всех ударов. В этот момент я позавидовал Ризу, как человеку с модификаторами навигатора. Хотелось бы мне просчитывать вероятность траекторий ее ударов и силу меньше, чем за долю секунды.


    Хотя я тоже кое-что умею. Главное - сделать то, что не ожидает враг. В моем случае выбор пал на так называемый прием "ножницы", единственное, что на данный момент пришло мне на ум. Вот низкий уворот от удара руки, я неприятно наваливаюсь своим весом на собственную руку, падая на бок, и стригущим движением ног сбиваю ее с точки опоры. Не останавливаясь, прокручиваюсь всем телом, в подходящий момент загибаю левой рукой ее ногу в болевом воздействии и давлю другой рукой ей на шею, впечатывая в пол лицом, явно давая понять, что играться не намерен.

    - Успокоилась?! - спросил я, кивком головы стряхивая с лица челку.


    Она прохрипела в ответ что-то нечленораздельное. Чуть подумав, я ослабил хватку. Убить ее, конечно, непросто, но и травмировать тоже не хотелось. Она откашлялась и повернула голову в мою сторону, а я так и сидел на женском теле, загнув ее ногу.

    - Так не честно, - выдала она обиженным голосом.

    - Еще как честно! - заверил я ее, слезая с девушки и подав руку, помогая ей подняться.



    Так и не отпустив руки, я резко дернул её на себя. Она, не ожидая такого, упала в мои крепкие объятия и была в них скована.

    - Отпусти! - попыталась вырваться она, параллельно пытаясь отдавить мне ногу.

    - В этот раз не прокатит, капитан, вы не на каблуках, - нарочито официально прошептал я это ей на ухо, слегка обжигая дыханием, и чувствуя, как по ее телу пробегают мурашки.


    Словно музыкант после концерта. Капли пота по телу и эрекция. Возбуждение от любимого дела. А у этой девушки любимым делом оказалось - подраться. И конечный итог с выбросом дофамина и адреналина, а потом и эндорфина.

    - Да что вы какие, на голову больные с окраинных планет? - начал я.

    - Мне плюнуть в твое лицо хочется, Орионец. Твою-то планету Великая Империя не тронула.

    - Я не к этому, Пантелея. Твоя основная модификация... Серьезно, так приятно тащиться от боя? Неужто теплеет внизу живота? - я откровенно издевался, все так же крепко держа ее, только одной рукой, второй же бессовестно водил по ее телу, по всем тем эрогенным зонам, знакомым еще с академических лет. По тому самому загривку на шее, легко поглаживая и надавливая, проводя ниже, крепко сжимая в талии и властно переводя руку на ягодицы. Обычно в этот момент она уже сдавалась на мою милость. А сейчас только давление веса с ноги исчезло. Ну, хоть какие-то успехи.


    Я повалился вместе с ней на пол, вовремя схватив ее руки и пригвоздив к поверхности своим весом. Я заглянул в её голубые глаза, а она, смутившись, отвела взгляд. А щеки-то поалели. На её бледной коже это трудно было не заметить. Я отпустил ее руки, а она даже не шелохнулась. Я осмелился стянуть с нее верх пилотской формы. Она шумно выдохнула. Сколько времени прошло с тех пор, когда мы были вместе? Лет пять, если не шесть.


    Я замер. Последние мои связи были с девушками из прикосмопортового борделя "Чистая романтика". И драл я там девушек не слабо и со всей злостью. И выбирал длинноволосых блондинок. Смешно и до боли банально. Большую часть своих денег я спустил на проститутку по имени Шарлотта. Лотти была с той же планеты, что и Пантелея. Такая же светловолосая, голубоглазая, с мраморно белой кожей, только с работой ей повезло намного меньше. Хотя она была относительно свободна. Почти без встроенных модификаций. Более изящная в теле, нет тех грубых модификаций бойца, с их плотной кожей. И на ней я срывался за все обиды. Платил сверх и ждал, пока у нее пройдут все синяки, оставленные мной же, а потом приходил снова. Странно, что обид у нее на меня не было. И ей даже, похоже, нравилось. Но сейчас передо мной то самое тело, которое я желал. Но что-то не так...


    - Твою ж...- чуть ли не прорычал я и ударил кулаком об пол возле головы девушки. - Убить тебя готов.

    Вот и все мои обиды вырвались. Эта тварь сломала мне жизнь, а вместе с ней и все мечты. Я жмурил глаза в попытке не прослезиться. Но предательская слеза бессилия всё-таки появилась.

    - Дариан, ты чего? - спросила она, погладив меня по щеке, - Хей, ну не плачь, правда...

    Не, серьезно, я настолько жалко выгляжу, что удостоился таких слов и милого поглаживания щеки этим демоном с ангельской внешностью? Я открыл глаза и впился в ее пухлые губы горячим поцелуем. Она ответила, так же жадно и жарко. В этом страстном танце языков, я шарил руками по ее телу, мял грудь и был готов кончить как прыщавый подросток.

    - Я тебе кое-что задолжал, - сказал я ей, когда оторвался от ее губ и стягивал с нее топ.

    - Ты все еще о том симуляторе?

    - Поверь, тебе он больше не понадобится, - я вытянул ремень из своих штанов и затянул его на шее девушки, - я предпочту, чтобы я засаживал своей девушке, а не какой-нибудь попсовый паренек из симулятора.


    И все же она хорошо смотрелась. Светлые волосы, все еще в высоком конском хвосте - я готов их растрепать прямо сейчас по всему полу пилотской рубки - голубые глаза, в которых приятно видеть животный страх, когда удавка на ее горле очень долго стягивается, белая кожа, на которой так и хочется оставить несколько памятных следов. А легкий запах пота, после той небольшой драки, щекотал ноздри и дразнил воображение. Я стягивал с нас остатки одежды, при этом успевая ласкать ее тело по мере избавления от лишней ткани. Я чувствовал, что материя моих трусов начала трещать, но не ожидал, что мне доведется стягивать насквозь мокрое от смазки белье с девушки. Даже как-то польстило.


    Встав, я подтянул к себе девушку за удавку-ремень на шее и усадил ее на ложемент. Намекать на что-то или заставлять ее не пришлось. Все еще яркие от поцелуя губы обхватили открывшуюся малиновую головку члена, а прохладная рука обхватила основание ствола. Хотелось дольше смотреть на нее, вот так, сверху вниз, на ее скольжение по моему члену, но голову предательски хотелось немного откинуть назад и прикрыть глаза от наслаждения. Некоторое время я ее не направлял, пытаясь дать полную волю в действиях. И нежный, быстрый, чуть пожестче, глубже, да только без заглота, что немного напрягало, все же кое-кто умел делать это лучше, чем она. Ротик у нее настолько не раскрывался. Но все равно от всех ощущений был готов уже кончить пару раз, и в такие моменты я немного осаживал ее, подтянув за импровизированный поводок в виде моего ремня.


    В третий раз такого осаживания она попыталась понять по моему лицу, что не так, и увидев ее голубые глаза, со взором направленные на мое лицо, я сорвался. Схватил ее за голову, попутно распуская хвост из волос, зарылся пятерней в ее волосах и насаживал ее голову на свой член. Глубоко и размашисто. Она же давилась, сопела, подавляя каждый раз рвотные позывы. Слюни стекали по ее подбородку, капая ей на грудь, на колени и на пол. Светлые волосы иногда липли к влажному члену, и в эти моменты я жалел, что распустил ее хвост из волос. Поэтому в небольших перерывах, давая ей немного вздохнуть, а мне успокоиться, я пытался их собрать. А потом снова - по новой. Дикий темп и куча мешающих волос, в которые так приятно зарываться пальцами. Еще немного, и я как можно глубже насадил ее рот на свой член, пока ее нос не уперся в мои лобковые волосы. Секунда, другая, третья, чувствую, как кровь диким бегом струится по выпирающим венам на стволе члена... Резко вытаскиваю и начинаю спускать густую сперму ей на лицо. Остатки спермы размазываю по губам девушки, пока она пыталась отдышаться. Как же пошло и развратно это смотрелось. Ангел, с раскрасневшимся лицом, с натертыми заедами у губ, с размазанными остатками спермы по лицу. И большие голубые глаза в обрамлении пушистых ресниц, чей взор наполнен доверием и наивностью, пусть и слегка наигранной, но мне нравилось. Ей шел этот невинный образ, и от этого в сто раз приятнее было ее иметь.


    Я сел на свой ложемент и откинулся на нем. Каждый раз чувствую себя после нее как выжатый лимон. А у нее, похоже, наоборот, прилив сил. Она стерла с лица сперму и теперь нагишом щеголяла по капитанской рубке, делая нам кофе и аппетитно виляя задницей. А я, не смотря на дикую усталость, вновь завелся. Подошел к ней сзади, слегка приобнимая, она же, как кошка, доверчиво прильнула ко мне спиной, довольно мурлыкнула, почувствовав мой стояк. И стоило ей только отставить в сторону стаканы, как я резко нагнул ее вперед, упирая ее тело в стол. По ее ногам текла смазка с ее промежности, оставляя влажные дорожки. А как ни крути, минет разжигал в ней звериное желание. Она остановилась в ожидании продолжения. Я же, дабы не разочаровывать этого ангела, смачно шлепнул ее по правой ягодице и тут же вошел. Она шумно вдохнула, а я охнул. Какая же она тугая! А загнал-то ей всего головку, но тут же уперся в сжатые мышцы влагалища. Не, такое меня не устраивало. Я схватился за ее волосы и потянул. Она сильно выгнулась в спине и тихо простонала. Я делал медленные наступательные движения, и со временем мышцы ее тела пустили меня дальше. Как выяснилось позже, не намного глубже. Я снова уперся в такую же преграду. Все, снова по новой, только уже на глубине на пять сантиметров дальше. Но спустя пару минут и эта преграда пала и я медленно скользил в ней по всей длине, задвигая в ее лоно по самые яйца, а она лишь томно стонала и даже сама немного насаживалась на мой член. Вид ее шикарной выгнутой до отказа узкой спины возбуждал, но медленный ритм явно не моё. Я почти вытащил член из нее, а она замерла. Секундой позже, она уже стонала под дикий ритм долбежки, задыхаясь от того, что с каждым движением я сбивал ее дыхание.

    - Твою ж... - прорычала она и забилась в мелкой судороге.


    Ее ноги немного подкосились, и я со звонким звуком вылетел из нее. Заканчивать так мне не хотелось. В итоге немного подумав, я водрузил ее обратно, но только так, чтоб все тело лежало, а ножки повисли без опоры. Попа призывно лежала на краю стола, и я, недолго думая, раздвинул ее ягодицы. Плюнул в район анала, я размазал пальцами свою слюну. Она затихла, когда я ввел в нее палец. Раньше ей нравилось, и, похоже, столько времени спустя, ей еще не разонравилось. Я добавил второй, как почувствовал, что она пытается расслабиться.


    - Я больше не могу, пожалуйста, сейчас... - голос ее был слегка хриплым от прошлого оргазма и в предвкушении следующего.

    - Подождешь, - прошептал я, подрачивая в ней пальцами, хотя сам уже был готов сорваться.

    - Пожалуйста-а-а-а... - жалобно протянула она, почти срываясь на плач.

    И я, недолго думая, вынул из нее пальцы, за талию притянул к себе, возвращая ей точку опоры, и насадил на свой член. Анал встретил меня до боли сжавшим мой член сфинктером. Так мы стояли некоторое время, замерев, ожидая, когда же ее попа привыкнет к инородному для нее органу. Пытаясь ускорить этот момент, я освободил одну руку и ввел пальцы ей во влагалище, попутно поигрывая указательным, что остался снаружи с ее набухшим клитором. Она простонала, расслабляясь, и я смог продолжить исследование ее нутра сзади. И это легкое сжимание по всей длине медленно сводило с ума. Я трахал ее и понимал, что натираю эту неприспособленную для подобного дырочку. Позже ее обладательнице будет трудно ей пользоваться, но это потом... Пока я был готов растворяться в ней, параллельно натирая до красноты ее малые половые губы и клитор пальцами. Она шумно дышала, постанывала, подмахивала задом и лепетала что-то бессвязное.


    Я почувствовал собственную пульсацию на члене и излился в ее кишечник, а моя рука схватила ее сквирт, начавшийся мгновением позже. Вот так мы и стояли. Я, шумно дышащий, придерживающий ее за талию левой рукой, с очередной, висевшей на кончике носа каплей пота. И она, с испариной по всему телу, с охрипшим голосом, безвольно повисшей на моей руке. Чувствуя, что мои собственные ноги подкашиваются, я вынул из нее уменьшившийся в размерах детородной орган, и осел с ней на пол.


    Так мы и лежали на полу, пока корабль не предупредил, что скоро начинается пояс астероидов и неплохо кому-нибудь сесть на место пилота. Мы переглянулись, и она встала, доплелась до ложемента и вошла в слияние. Спустя пару минут я тоже встал. Наплевав на все приличия, с подобранными вещами вышел в коридор и направился в душ. В какой раз за день. Если так будет продолжаться, то я превышу лимит количества воды.


    Вышло уж так, что капитан пару дней не хотела со мной пересекаться. Застал ее пару раз на полете слияния, но не прерывал. Мы летали по каким-то окраинам системы плазмойдов и всячески старались не вызывать их беспокойства. На радарах они, конечно, его не видят, но нутром чуют. Всё-таки их технологии использовались при его создании. Первая же станция, обслуживающая корабли, находилась достаточно далеко. Увы, из-за пребывающих на подобных местах служб, мы не всегда могли сделать дозаправку, даже со своими документами.


    Но эта станция оказалась довольно большой. Со своими жителями и организациями. Было даже на что посмотреть. И, остановившись на техническое обслуживание и заправку, мы решили по ней прогуляться.

    Капитан сходила с корабля последней, а когда мы уже все направились к входу в общественный отсек, ее окликнул человек. Он стоял у нашего корабля, но совсем не был похож на человека из обслуживающей бригады. У меня возникло неприятное чувство. Его форму я знал. У Пантелеи была такая же, когда она прилетела на Аркон. Имперские войска. Скверно. Очень скверно. Я решил не терять ее из виду и остановился, наблюдая за ними. Разговор их был тихий, что и не расслышать. В итоге я решил вмешаться, потому как капитан выглядела очень напряженной.


    - Я надеюсь, вы будете благоразумны, капитан.

    Я, услышав эту фразу, я уже касался плеча этого типа.

    - Проблемы? - спросил я со злостью.

    - Нет, никаких, Дариан Норт. Мы уже все обсудили с вашим капитаном. - И он мерзко улыбнувшись, скинул мою руку со своего плеча. Да, похоже, все имперские войска были предупреждены, как о корабле, капитане, так и о составе экипажа.


    Капитан остановилась и задумалась. После чего улыбнулась и сказала мне идти, и то, что она нас догонит.

    - Ты не умеешь врать, я никуда не пойду, - я чувствовал, что она что-то задумала.

    - Иди, это приказ твоего капитана! - тон ее голоса сменился холодом.

    Я недовольно пошел к входу к общественному отсеку. Но я оборачивался, наблюдая за ней. Она провела рукой по краю корабля, следом зашла на борт, и он взлетел быстрее, чем я успел что-то предпринять. Она улетала без нас, даже не заправившись! У меня пиликнул коммуникатор, оповещая о приходе денег на счет. Прощальные премиальные? Слишком щедро, даже для премии. А как же другие участники команды?


    Я все еще следил за кораблем. Он отлетал, за ней на курс лег имперский истребитель. И тут я все понял. Вынудила команду покинуть борт, зная, что живыми отсюда не улететь, раскидала всем деньги, ибо мертвым они не к чему и даже не пытается сбежать. Тогда почему, почему она прилетела сюда?!


    Имперский истребитель выстрелил сразу же, как они отлетели на приличное расстояние. Она даже энергетические щиты не включила. Почему? Почему она решила умереть так? Коммуникатор снова запищал, но на этот раз голосовым сообщением от капитана.

    "Прости, но я больше не могу бегать по галактике. Люблю тебя".

    Вид рассыпающегося на части корабля, улетающий от места происшествия имперский истребитель, и я, роняющий скупую слезу.
  20. Крапива

    Крапива Постоянный пользователь

    А какова цель турнира?
    Спрашиваю не из праздного любопытства. Ибо, если поразвлечься, то я промолчу. А если авторам интересен шаг вперед, как автора, то могу сказать.
    Nifertity и 2510ira нравится это.

Поделиться этой страницей