Несколько дней Вадима Петровича. Глава 2

Страница: 4 из 4

 — Я пришла попрощаться. Ведь вы в посёлок больше не приедете?

 — Наверно, не приеду. И мы больше никогда не увидимся, — с этими словами Петрович шагнул к девочке, и прижался губами к её губам.

Вадим сам не поверил, что он это делает! Он совращал малолетку, да к тому же ещё и свою ученицу! Но алкоголь отключил все тормоза в мозгу, а девочка выглядела так аппетитно и соблазнительно в своей юбочке и колготках, что остановиться он не мог.

 — Что вы делаете?! — В испуге отпрянула от него Катя, прижавшись спиной к двери.

 — Тихо, тихо, тихо. Не бойся, Катюша. Я тебе ничего не сделаю. — Прошептал Петрович, лаская губами её мочку уха с серьгой и шею. Его руки, тем временем, безуспешно пытались нащупать застёжки на юбке девочки.

Вадим знал, что Катя интересуется мальчиками и, возможно, уже имела половые контакты. Он справедливо полагал, что молодой, симпатичный учитель из города нравится ей больше, чем любой местный хлопец.

Действительно, Катя стояла, безвольно опустив руки, и лишь угрожала, что всё расскажет папе. Но то, что она никак не мешала раздевать её, убедило Вадима в том, что она лишь пугает его, и ей, наверное, льстило, что учитель интересуется ею, как женщиной.

Наконец, Петрович справился с юбочкой и спустил её вниз. Затем расстегнул пуговицы на рубашке. Она не носила лифчика, и взору Вадима предстали две чудесные, маленькие, крепенькие, упругенькие, смугленькие сисечки, похожие на две головки от торпед.

Петрович упал на колени, тронул языком левый сосок, затем жадно впился в него губами, словно стремясь высосать из него все соки. Перейдя на правую грудку, Вадим раскрыл пасть как можно шире и попытался засунуть всю сиську в рот. И ему это почти удалось.

Поиграв так некоторое время, Петрович снял с Кати рубашку, взял девочку, одетую лишь в колготки и трусики, на руки и отнёс на кровать. Сам встал рядом и начал раздеваться.

Девочка с интересом наблюдала, как выглядит учитель под одеждой. А когда перед её глазами пружиной выскочил из трусов Вадима Петровича, как будто налитый свинцом, член, блестя красной головкой, стала с жадностью рассматривать этот чудесный орган.

 — Видишь, как он хочет тебя? — сказал Петрович, оставшись голышом и наблюдая, как Катя не может оторвать взгляда от его фаллоса, принявшего вертикальное положение и почти достававшего живота.

 — Потрогай его, поласкай. Только аккуратно и очень нежно. — Вадим взял руку девочки и положил её на свой орган. Катя начала несмело и неумело трогать своей ладонью восставшую плоть Петровича.

Учитель тактично поправлял свою ученицу, когда та по неопытности причиняла боль наставнику. Всё происходящее вызывало острейшее возбуждение у Вадима Петровича. Картина была восхитительна! Перед ним лежала молоденькая красивая девушка в трусиках и колготках и игралась с его членом!

Стремясь растянуть эти блаженные минуты и не кончить слишком быстро, Петрович отстранил руку Кати, чтобы передохнуть и претворить в жизнь ещё одну свою фантазию.

Он попросил девочку снять колготки и трусики, а затем натянуть на голое тело только колготки. Пока она выполняла его просьбу, Петрович неотрывно наблюдал за этим замечательным действом. Когда же она, наконец, предстала перед ним в одних колготочках, Вадим был восхищён!

Наблюдать девушку только в колготках, без всяких трусиков и других лишних предметов одежды — это была его давнишняя мечта!!! Дурацкая привычка прекрасной половины человечества — всегда надевать под колготки трусики — весьма сильно удручала Петровича. Попросить женщину не одевать под колготки ничего он всегда стеснялся, так как не без оснований полагал, что его посчитают извращенцем. Хотя думал, что каждому нормальному мужику должен понравиться облик женщины в одних колготках.

Катюша выглядела сверхсексуально! Стройная, ещё чуть-чуть угловатая фигурка, пышные чёрные волосы, спадающие на плечи, две торпедки смугленьких грудей, маленькие упругие ягодицы, обтянутые плотным чёрным нейлоном, чудесные ножки, выглядевшие сверхаппетитно сквозь тонкую, прозрачную ткань колготок.

Вадим Петрович припал к ножкам Катерины и начал ласкать, лизать, лобызать и гладить их. Ему хотелось прикоснуться к покрытой нейлоном коже девочки всеми частями своего тела. Он испытывал очень приятные ощущения от таких прикосновений.

Когда же Вадим добрался до промежности, картина превзошла все его ожидания! Хотя верхняя часть Катиных колготок была более плотной и потому менее прозрачной, вблизи Петрович отчётливо наблюдал все волосики на лобке девочки, прижатые нейлоном к животику и пухленькие, зовущие губы её влагалища, слегка приоткрывшие вход в пещерку и сплюснутые плотно натянутыми колготками.

Вадим прильнул губами к этим губкам и начал яростно целовать и ласкать языком этот бутончик сквозь нейлон. Влагалище выделяло какие-то жидкости, но он ничего не замечал, находясь в крайней степени возбуждения. Петрович чувствовал, что Кате нравятся его манипуляции, по тому, как она пыталась делать встречные движения тазом его языку, словно помогая ему проникнуть глубже, и тем усилить приятные ощущения.

Наконец, язык Вадима устал, и еле ворочал по мокрому и скользкому нейлону на промежности Кати.

 — Теперь твоя очередь, — сказал Петрович, вставая и приближая член к сладкому ротику девочки, — поцелуй его.

 — Нет. Я не могу. Вадим Петрович, не заставляйте меня, я всё про Вас расскажу!

 — Глупая ты, Катюша. Разве тебе не понравилось?

 — Понравилось.

Видя, что девочка не готова доставить ему оральное удовольствие, Вадим не стал настаивать. Он присел напротив Катюхи к её ногам, взял ступни девочки и приставил их к стволу своего фаллоса. Член оказался стиснутым с двух сторон затянутыми в колготки ступнями. Вадим начал осторожно двигать ножки девочки вдоль ствола вверх и вниз, следя, чтобы Катя не сжимала его член слишком сильно. Убедившись, что девочка поняла, как надо действовать, Петрович предоставил ей самой выполнять эту работу, убрал руки и целиком углубился в свои ощущения.

Ощущения были сильные! Он и не мечтал даже о том, что сейчас видел перед собой и что чувствовал! Пятнадцатилетняя красавица в чёрных колготках на голое тело дрочила его член своими ступнями!!! Чудесные маленькие ступни с аппетитными пальчиками, просвечивающими сквозь чёрный нейлон, тёрлись о бугристую поверхность ствола Вадимкиного фаллоса!

«Класс!!! Какая способная ученица. Прямо на лету схватывает. А я с ней три года мучался. Зарывал в землю её талант своим черчением».

Наступил момент, когда член Вадима начал извергать фонтанчики спермы. Катя остановилась, испуганно убрав ножки с пульсирующего ствола.

 — Продолжай! — простонал Петрович, моментально вернув их на место.

Девочка послушно продолжила фрикции, растерянно наблюдая, как почти всё семя, выданное организмом Вадима Петровича, растекается по её колготкам.

Отдышавшись, Петрович долго растирал и размазывал свою сперму по поверхности колготок.

 — Придётся тебе, Катенька, их постирать сразу, пока мама не заметила.

 — Хорошо, Вадим Петрович.

 — Какой я тебе Петрович! Просто Вадик. Ясно? Иди сюда.

С этими словами учитель сгрёб в охапку ученицу, лёг на спину, положил девочку на себя и начал целовать её красивое личико, носик, глазки, губки. Затем его язык вошёл в её слегка приоткрытый ротик, где встретился с её язычком, который, к удивлению Вадима, оказался весьма умелым. Его руки легли на затянутый в колготки зад Кати и начали тискать, мять, гладить, растягивать и сжимать сквозь нейлон упругие ягодицы девочки.

Это была сказка! Он ощущал на себе это молодое тело каждой клеточкой! Особенно её ножки, задок и передок, затянутые в колготки, её острые сосочки, упирающиеся в его грудь, её тёплый и вкусный ротик, от которого он не в силах был оторваться.

Его член, потерявший было интерес ко всему, потихоньку стал увеличиваться, подниматься, протискиваться между слегка расставленных ножек Катюши и, наконец, остановился, крепко упёршись как раз в закрытый нейлоном вход во влагалище.

Оставалось чуть-чуть протянуть руки и проткнуть ногтем дырочку в колготках! И всё — вход в рай открыт. Но Вадим героическим усилием воли преодолел искушение. Он всё-таки боялся возможных серьёзных неприятностей. Одно дело — лёгкий петтинг, который можно начисто отрицать, другое дело — полноценный половой акт, все доказательства которого моментально обнаружат во влагалище девочки.

Около двух часов провели в объятиях друг друга учитель и ученица. Потом девочка сказала, что ей пора домой. Петровичу очень не хотелось отпускать её. Он всё растягивал эти сладостные минуты.

Но благоразумие взяло верх, Вадим помог Кате привести себя в божеский вид, и, попрощавшись, девочка исчезла в темноте:

Звонок на урок вывел Вадима Петровича из сладких воспоминаний. Опять накатила головная боль. Не было никаких сил вести урок.

«Чёрт с ним, с планом. Не буду давать новую тему, дам практическую работу, пусть чертят».

Вадим начал доставать из ящика стола набор различных, причудливых геометрических тел, наблюдая, как девятый «Б» заполняет кабинет. От него не ускользнуло, что на Свете надеты чёрные тонкие колготки, а на Галине — плотные, цвета загара, блестящие, особенно при искусственном освещении.

Света и Галя были подружками, имели красивые стройные ножки, всегда носили короткие юбки и колготки. Это было ценно особенно зимой, когда все девочки надевали трико, лосины, брюки, сапоги. А Света и Галя даже в самые лютые холода появлялись на уроках в колготочках и туфельках. Иногда ему казалось, что они каким-то образом узнали об его тайной страсти к колготкам и специально дразнят его, одеваясь столь соблазнительно.

Вадим Петрович раздал фигуры ученикам, дал задание и присел за стол, ругая себя за вчерашнюю невоздержанность в употреблении спиртных напитков и задумчиво переводя взгляд с покрытых чёрным нейлоном ножек Светы на сияющие отражённым светом коленки Гали. Класс был оборудован чертёжными досками на длинных тонких стойках, которые открывали отличный обзор и отнюдь не мешали Вадиму Петровичу наслаждаться любимым зрелищем — ножками в колготках. Обе девочки сидели в первом ряду, и Вадим прекрасно проводил время, делая вид, что проверяет работы, ни на секунду не выпуская из поля зрения эти нейлоновые ножки...

Так незаметно прошёл урок. Вадим взял журнал, пошёл в учительскую. На лестнице он остановился, удивлённо моргая глазами.

Ему навстречу поднималась в своём узком черном платье с вырезом та самая Наташа, с которой он познакомился накануне на вечеринке.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх