Жара

Страница: 2 из 2

дыхания. Безмолвие вечера, падающего во тьму ночи.

Легкая дрожь пробежала по ее телу. Я погладил ее по голове. Я не сразу понял, что она плачет.

 — — Что с тобой, милая? — моя ладонь скользнула по ее волосам. — Не плачь...

Она плакала на моей груди, выплескивая из себя всю тоску одиночества, всю скопившуюся внутри боль. Все непонимание мира. Она отторгала от себя все нескромно-похотливые взгляды, что были брошены на нее когда-либо. Она плакала, обнаженная, в моих объятиях, и я гладил ее по голове, давая выговориться. Облегчить боль.

Она плакала, а ее руки скользили по моим плечам, прижимая меня к ней. Она плакала, словно маленький испуганный зверек, нашедший укромное место. Она плакала и прижималась ко мне все плотнее.

Поток бессвязных слов. Шепот в наступившей ночи. Горечь слез на губах.

Не знаю, сколько прошло времени, пока она плакала на моей груди. Она плакала, и я чувствовал, как ее лоно судорожно сжималось вокруг меня, словно боясь, что я исчезну, выйду из нее, испарюсь. Я гладил ее по голове, пока она не успокоилась.

Потом мы легли, по прежнему слившись. Желания не было, было лишь чувство единения с другим существом. Милым и ласковым существом на другом краю пропасти.

Она повернулась ко мне спиной, плотно прижавшись попкой к моему животику. Доверчиво и беззащитно свернулась клубочком в моих руках.

«Ты только не выходи... Не бросай... Не исчезай...» — отголоски боли звучали в ее голосе. И я обнял ее. Обхватил кольцом нежности рук и теплоты ног. Ее лоно обхватило меня.

Она так и заснула в моих объятиях. На мне и во мне. И я заснул, уткнувшись в ее волосы.

Мир умер вокруг нас. Утро стало вечером, ночью и днем.

Мы лежали обнаженные, слившиеся, единые, словно сиамские близнецы. Мир стал нашими чувствами.

Время замерло бабочкой под стеклом. Во всем мире осталось только ее тело, прижавшееся ко мне. Шелест ее дыхания. Блеск ее глаз. Мы попали в вечность.

Наверное, мы стали одним. Я помню, как мы что-то ели на кухне, все также обнаженные и единые в совокуплении чувств. Она сидела у меня на коленях, вобрав меня столь глубоко, сколько смогла, и я кормил ее. Она улыбалась и послушно жевала.

Я помню, как ей захотелось в туалет. Но даже тогда она боялась выпускать меня. Я стоял рядом, и она держала меня рукой, словно я был последней соломинкой, удерживающей ее в этом мире. Наверное, так и было.

Больше я ничего не помню. Только смутные отрывки каких-то действий. И постоянное ощущение единения с ней. Ее тело стало моим. Ее лоно срослось с моим стволом. Ее душа стала моей.

Мы были единым целым все эти два дня и две ночи.

Двое суток наслаждения чувством единения. Чувством беззащитности и защищенности.

Двое суток ее тела, ее души...

В понедельник утром я медленно вышел из нее. В ее глазах была боль. Ее тело безвольно поникло в складках смятых простыней.

«Я вернусь, милая» — сказал я ей на ушко. — «Я обязательно вернусь...»

Я не лгал ей. Мне больше не нужен был весь мир — лишь только она. Слится с ней навечно, стать одним целым, разделить с ней существование. Наверное, она не поверила мне.

В ее глазах была боль...

... Когда я вернулся, она уже умерла. Зеваки у подъезда сказали мне, что она перерезала себе вены, вышла обнаженная на балкон и села умирать. В ее глазах была тоска. А окружающие смотрели на ее грудь. И только когда ее кровь стала капать вниз, вызвали «скорую».

Только было уже поздно.

Бабушки у подъезда говорили, что она свихнулась от жары.

И только я знал, почему она сделала это.

Она носила в себе вибратор, чтобы заполнить пустоту в душе. Потом появился я. И ушел. Пусть ненадолго, но для нее и минута стала вечностью.

Она не выдержала одиночества, познав единение.

Я даже не узнал, как ее зовут. Эту квартиру она снимала через третьи руки. Милиция отказалась со мной разговаривать.

Мир умер вместе с ней. Расплавился в этой летней жаре.

С тех пор я больше не смотрю ни на одну девушку. Познав столь полное единение, я медленно жду конца. Ибо половина меня уже умерла жарким летним днем на балконе пятиэтажной «хрущевки»...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

2 комментария
  • Нефертити Митаннийская

    Как нежно и как грустно! До слёз: (

    Ответить

    • Рейтинг: 4
  • Endless Summer
    26 октября 2013 0:29

    Так всегда. Выложенное в далеком 2004 произведение цепляет куда больше, чем все то, что есть на сайте теперь. Пусть автор скорее всего не прочтет это, да и никому нет дела до того, что я напишу здесь — это лучшее, что я читал здесь. Спасибо.

    Ответить

    • Рейтинг: 4

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх