Конференция

Страница: 2 из 3

самое главное — мою, пусть не непосредственную, но начальницу. Хотя, Мала за все это время не произнесла ни слова, я заметила, как она слегка подрагивает от удовольствия. Тогда я сосредоточилась только на сосках, и скоро они стали размером с мой большой палец. Затем я встала перед ней на колени и принялась намыливать пупок и живот. Полотенце на Мале было обернуто только вокруг живота, и ее большая пися была отчетливо видна мне. Она тоже была обильно смазана маслом, а лобок представлял собой джунгли в миниатюре. Через некоторое время Мала поблагодарила меня, сказав, что с остальным сама справится, и я вернулась в спальню.

Примерно через полчаса она, раскрасневшаяся, напевающая какую-то песенку появилась вышла из ванной, взя-ла фен и стала перед зеркалом сушить волосы. Мала попросила меня поторопиться с водными процедурами, чтобы мы успели до ужина пройти по магазинам. Я достала свое полотенце и пошла в ванную. Раздевшись, включила воду и вдруг заметила, что на стойке душа висят ее трусы и черный лифчик. Это было довольно вы-соко и мне пришлось даже подпрыгнуть, чтобы достать их. Однако Мала была выше меня и легко могла пове-сить туда свое белье, должно быть, она спешила, поскольку в ванной было несколько крючков для одежды, но она не обратила на них внимание. Взяв трусики, я стала внимательно разглядывать их. Они были шелковые, красного цвета. Примерила и удивилась, что трусы меньшего размера, чем мне показалось вначале. И тут же поняла, что очень хочу увидеть, как она их надевает. Стоит мне подумать, как женщина надевает трусики: сна-чала просовывает одну ножку, потом другую, и натягивает их, да еще стоя перед зеркалом, то сразу же заво-жусь с полуоборота. Я обычно так и делаю это — перед зеркалом, фантазируя, что в это время на меня смотрит другая женщина, которая тоже надевает трусики. И я как бы тоже смотрю на нее.

Я разгладила ее трусы в поисках влажных пятен. Трусики выглядят очень неприглядно в тех местах, где писька соприкасается с тканью. Но Мала, очевидно, надела их совсем недавно, так как никаких пятен на них не было. Я понюхала их — пахло очень приятно. Честно говоря, меня этот запах еще сильнее возбудил. Наверно, она пользовалась каким-нибудь дезодорантом, а, может быть, это был ее естественный аромат. Затем взяла лифчик моей соседки, обе моих груди вполне могли уместиться в одной чашечке. Я уже где-то минут десять сижу в ванной и даже не включила душ. Вдруг она подумает, что со мной что-то случилось. Поэтому я открыла воду, но встала под струю, а еще несколько минут изучала белье Малы. Вдруг раздался стук в дверь, моя соседка что-то говорила снаружи, но из-за шума воды я ее не расслышала. Слегка приоткрыв дверь, я спряталась за нее, так, чтобы Мала не видела меня и спросила, что ей нужно. Мала, извинившись за беспокойство, сказала, что забыла в ванной трусики и попросила их передать. И тут прокляла себя за ту глупую ошибку, которую допус-тила — через приоткрытую дверь она прекрасно видела и стойку душа, и то, что трусов на ней не было. Надо быть полным идиотом, чтобы этого не заметить, мои мозги заработали со страшной силой, придумывая хоть какое-нибудь объяснение. Но Мала распахнула дверь и вошла в ванную.

 — О, Алиша, ты взяла мои трусики и, наверно, нюхала их. Ну не волнуйся. Ничего страшного в этом нет. Те-бе ведь понравилось это, правда?

Никогда еще в жизни мне не было так стыдно, я не могла найти никакого оправдания подобному проступку. Но ее, похоже, это вовсе не смущало. Она обняла меня и стала целовать: лоб, мочки ушей, глаза, нос и, наконец, губы. Потом Мала толкнула меня под душ и выключила воду. Затем она принялась намыливать мое тело, я почувствовала себя ребенком, которого моет мама или няня. Перво-наперво Мала намылила мне шею, потом ложбинку между грудями, а затем и сами груди. От ее прикосновений я задрожала, у меня по коже мурашки поползли. Она сжимала мою грудь то так, то этак. Так хорошо мне еще не было. Похоже, моя соседка знала, как обращаться с женской грудью. Закончив с верхом, она занялась низом — встала на колени и начала намыли-вать живот и мой кустик, приговаривая:

 — Сладенькая моя, какие у тебя сисечки, так бы и пососала бы. Ты только посмотри на сосочки — такие большие и тверденькие. А кустик просто загляденье. Нет, стой спокойно, я не сделаю тебе больно — только писю по-мою. Сначала горячей водичкой, а потом холодненькой. Вот, очень хорошо. Тебе нужно так каждый день мыть щелку, тогда она станет чистенькой, и твой муженек от нее рта не оторвет. Уж поверь мне. Он тебя даже тра-хать не будет — только писю лизать станет, — все это она говорила, казалось, на одном дыхании. — А еще можно вот как делать: включаешь воду на всю силу, потом встаешь так. — Она сделала напор максимальным и напра-вила струю на клитор.

Я невероятно возбудилась, а Мала продолжила «мыть» мою кнопочку, меняя температуру воды. Никогда еще ванна не доставляла мне столько удовольствия.

 — О-о-о, а-а-ах: — я кончила и рухнула на дно ванны.

Мала помогла мне подняться, и закрыла воду. Потом она привела меня в комнату, поставила голой перед зер-калом и стала вытирать, затем включила фен и направила его на мой кустик. Не успев отойти от первого оргаз-ма, я снова возбудилась. Выключив фен, она воткнула мне между ног его мягкую закругленную ручку и ис-пользовала ее как дилдо. Да уж, она точно знала, что делать — муж никогда не доставлял мне столько удоволь-ствия, сколько Мала и ручка фена. Не прошло и пяти минут, как я снова кончила.

После того, как все закончилось, мы оделись и отправились по магазинам. Вечерний Кохин очень красив, а прохладный бриз, дувший с моря, остужал наши разгоряченные тела и мысли. Мала купила несколько милень-ких вещиц в квартале ювелиров, благодаря моим знакомствам мы не прогадали.

Потом я показала ей город, по дороге она рассказывала мне о своей семье. Ее муж владел фирмой по «импорту-экспорту» в Мадрасе. Он часто устраивал приемы для нужных людей, и, бывало, даже вынуждал ее вступать в связь с теми, от кого зависел его бизнес. А когда она училась в колледже, то у нее был любовник, но они не могли пожениться открыто, поскольку парень был из бедной семьи, а, но то, что бы сбежать и вступить в брак тайно от всех у него не хватило смелости. И вообще все мужчины — трусливые эгоисты!

К восьми часам мы вернулись в отель на ужин, посетив еще несколько магазинов и обвешавшись сумками с покупками. Оставив их в номере, Мала и я спустились в роскошный ресторан при отеле. Моя новая подруга была более опытна того, что подают в пятизвездночных ресторанах, поэтому она и заказывала. Еда была вос-хитительна, за столом мы обменивались сплетнями, шутками: Мала — очень общительный человек и могла раз-говорить любого. Перед тем как покинуть ресторан, она попросила официанта принести несколько кубиков льда, на тот случай, если у нее вдруг заболит голова, то можно будет снять боль, приложив их ко лбу. Мне ее просьба показалась несколько странной, потому, что все время Мала чувствовала себя отлично и даже не упо-минала о головной боли. Официант принес лед в маленькой вазочке, и она расплатилась с ним за нас обеих, добавив щедрые чаевые. А потом мы вернулись в наш номер.

В комнате было довольно прохладно, Мала открыла сумку и достала бутылку французского вина, объяснив, что у нее такая привычка после ужина выпить пару бокала вина. Налив себе и мне, она бросила в бокалы несколько кубиков льда — самый быстрый способ охладить напиток. Вино было очень сладким и совсем не ударяло в го-лову. Моя соседка пила маленькими глотками, а я одним глотком осушила свой бокал, и Мала снова налила мне вина. Короче, когда она выпила первый бокал, я заканчивала третий. Когда бутылка опустела, Мала сняла сари и блузку и надела короткую ночнушку, выставлявшую напоказ ее роскошные бедра. Я последовала ее примера и тоже переоделась для сна. Мала, перебравшись на мою ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх