Красные сапоги

Страница: 2 из 4

негодующий взгляд был брошен на Нину которая сидела на стуле, скрестив и вытянув полностью вперед свои длинные ноги, на которых, помимо колготок телесного цвета с блеском, были темно-коричневые сверкающие сапожки на изящном невысоком каблучке. Сзади сапожки были украшены декоративной шнуровкой. В правой руке Нина держала длинную дамскую сигарету, фильтр которой был перепачкан ее бардовой помадой, а другой она рассеянно гладила себя по левому бедру, обтянутому колготками. Юбка и на этот раз позволяла насладиться нам видом ее ног. Вообще я никогда не видел на Нине юбку, подол которой был бы ниже колен. Она справедливо полагала, что ее ногами она смело может только гордиться и ей нечего стесняться. Невеста Андрея (так звали свежеиспеченного инженера) так не считала. Это было видно по ее сверкающим глазам и презрительно поджатым губам.

Андрюша, пойдем. Мама нас уже давно ждет, — не поздоровашись, бросила она и, развернувшись, устремилась к выходу. Андрюша, виновато попрощавшись, поплелся следом.

Было видно, что и сейчас он чувствовал себя неловко, тем более, что одна из девушек из Нининого отдела знала его подругу и во все глаза смотрела на них. Наконец, не выдержав, он извинился и покинул свою визави. Через мгновение его уже не было в столовой, где мы гуляли.

Нина опустилась на стул рядом со мной. Ее грудь коснулась меня.

Вот они, мужики! Бросают женщину во время танца! Налей-ка мне вина.

Я поднес ей бокал красного вина и Нина выпила его до дна. Надо сказать, что рассчитывая добраться домой своим ходом, т. е. за рулем своего авто, я выпил совсем немного в течение вечера, чего нельзя было сказать про Нину. Я предложил подвезти ее домой. Она с радостью согласилась. Нина подхватила свой пиджак, я взял ее под руку и мы пошли за ее сумочкой в кабинет. Я чувствовал, что женщина, плотно прижавшаяся ко мне, нетвердо держится на ногах. Нина остановилась около женского туалета и попросила меня подождать ее за дверью. Я закурил и остался в коридоре.

Я докурил сигарету, а Нина все не выходила. Может, ей стало плохо? Я решил войти.

Нина сидела на унитазе, задрав на пояс кожаную юбку, широко раздвинув ноги в красных сапогах, и дремала, прислонившись к стене. В одной руке она держала свои скомканные трусики, пальчиками другой руки, блестящими от ее выделений, Нина нежно поглаживала свою щелку, опушенную короткими рыжеватыми волосками. В туалете пахло ее сладкими духами и женским запахом.

Первым делом я закрыл за собой дверь на замок. И вовремя. В коридоре раздался стук женских каблучков, а затем кто-то подергал за ручку двери. Хорошо, что в здании был еще один туалет.

Я выждал, пока не затих звук шагов, и тронул Нину за руку. Она улыбнулась во сне.

Я сейчас, Андрюша! — простонала она.

Это не Андрюша. Это я, Дима, — прошептал я, склонившись к ее уху.

Обеими руками я сжал ее торчащие груди. И без того большие, казалось, сейчас они разорвут лифчик и водолазку, вывалившись наружу. Я еле смог оторвать свои дрожащие от возбуждения руки от Нининых грудей. Я еле удержался, чтобы не достать свой член и не кончить сразу же на ту, которая

Звук моего голоса и прикосновение к ее грудям вернули Нину в сознание. Она очнулась и, увидев меня, склонившуюся над собой, только испуганно ойкнула и попыталась сжать колени, но ей это не удалось. Мои ноги мешали ей.

Дима, отпусти меняи Что ты делаешь?

Сейчас посмотрим, на что ты годишься еще? — сказал я, поднимая ее обмякшее тело и пытаясь развернуть Нину лицом к стене.

Дима, я же тебе не сделала ничего плохогои Зачем тыи

Заткнись, а не то все узнают, как ты заснула пьяная в сортире и дрочила себя, вспоминая про какого-то сопляка, которому ты в мамы годишься.

Пожалуйста, отпусти меня, я сделаю все, что ты попросишь, — чуть ли не плача, умоляла меня Нина. Голос ее дрожал, хмель с нее почти слетел.

А мне ничего от тебя не надо, кроме тебя самой и твоей пизды. Я просто хочу тебя выебать разок как следует и, если ты перестанешь брыкаться и орать на весь офис, то про это никто не узнает.

Я буду кричать! Помогии

В следующее мгновение я заткнул рот Нины ее же собственными черными трусиками, вырвав их из ее кулачка. Зажимаю ей рот трусиками одной рукой, я уже почти смог развернуть ее спиной к себе. Другой рукой я прижал к себе Нину изо всех сил и начал гладить ладонью ее промежность. Мои пальцы прикоснулись к ее дивному лону и я начал ощупывать ее пухлые губки, увенчанные жесткими волосиками. Ноги Нины дрожали. Внезапно мой палец провалился в вожделенную щелку. Она была горячей и мокрой.

Ты вся уже течешь. Неужели ты думаешь, что я просто так отпущу тебя, женщину, которая уже полгода сводит меня с ума?

Нина что-то промычала в ответ.

Если ты не успокоишься и не дашь мне трахнуть тебя по-хорошему, то через несколько минут здесь будет вся наша контора? Ты хочешь, чтобы все увидели тебя в таком виде?

Видно, до Нины начал доходить смысл сказанных мной слов. Мычание прекратилось.

Я уберу у тбя изо рта твои трусы, а ты не вздумай кричать. Поняла?

Нина молча кивнула головой.

Я освободил Нину от кляпа и положил ее трусы себе в карман. Я твердо решил оставить их себе на память.

Нина тяжело дышала, все ее тело била дрожь. Чтобы не упасть, ей пришлось обеимии руками упереться в стену туалета. Наверное, автоматически, Нина нагнулась, и подтянула поочередно оба сапога. Это было последней каплейи

Мой член упирался в восхитительный зад Нины. Недолго думая, я расстегнул ширинку и достал свой прибор, который приобрел такие размеры, что я испугался, как бы Нина не стала кричать, когда я стану введить в нее свой ствол. Нина почувствовала прикосновение моей головки к своим ягодицам и было подалась вперед, но я, обхватив ее поперек мягкого живота одной рукой, другой рукой направил свой член прямо в ее горячую щелку. Нина охнула, но я уже был внутри нее. Нина стояла на высоких каблучках и мне пришлось приподняться на носках, чтобы поглубже вогнать в ее дырочку свой инструмент. Хотя Нина была зрелая крупная женщина, но чувствовалось, что Нину давно не трахали как следует. Моему члену было тесно внутри Нины и это доставляло мне особое наслаждение: иметь в туалете зрелую красавицу, стоящую враскорячку на расставленных ногах, обутых в начищенные сверкающие высокие сапоги, поверх которых виднелись черные чулки с широкой поддерживающей резинкой наверху. Груди Нины колыхались в такт моим качкам. Прическа ее растрепалась.

Только и слышалось, что Нинины приглушенные « А-а-а-хи» и хлюпанье в ее влагалище, когда я с силой загонял в Нину свой хуй. Нина опять потекла и мне все легче было накачивать ее своим поршнем. Наконец, как я ни сдерживался, я почувствовал, что сейчас кончу. Я быстро выдернул свой член и бурно выплеснул свой обильный заряд из вздрагивающего от сексуального напряжения члена прямо в ложбинку между пухлых ягодиц Нины. Переведя дыхание, я помог ей развернуться и Нина без сил рухнула на унитаз, стараясь сдвинуть ноги и обеими руками, зажатыми между роскошных бедер, прикрыть свое лоно. Опустить юбку Нина не догадалась. Дорогие нейлоновые чулки опустились, невзирая на широкую поддерживающую узорчатую прорезиненную полосу наверху. Она полностью вытянула свои длинные ноги, обутые в сапоги на высоченной шпильке и поэтому, невзирая на ежедневную привычку Нины к подобной обуви, уставшие от такого непривычного для нее сношения. Я смотрел на изнасилованную мною красавицу и упивался ее прекрасным видом. Нина тяжело дышала, ее высокие груди вздымались в такт прерывистого дыхания. Было видно, что женщина тоже возбудилась. Мой член начал снова вставать. Я хотел ее снова, но решил, что пора выбираться из женского туалета.

Я нагнулся и попробовал поцеловать Нину. Она отвернула свое пунцовое от стыда лицо. Я поцеловал ее в повернутую ко мне щечку.

Пойдем, Нинуля, — позвал я ее и помог встать....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх