Красные сапоги

Страница: 3 из 4

Подожди. Я хочу писать, — прошептала она, — выйди, пожалуйста.

Нет, я хочу посмотреть. Писай при мне, — ответил я, отступая на один шаг из кабинки.

Видно, женщине, которая заснула, сидя на унитазе с раздвинутыми ногами и неожиданно оттраханной в туалете молодым человеком, которому она годилась в матери, уже терять было ничего, а может Нина поняла, что здесь ей условия буду диктовать я, поэтому она присела над унитазом, расставив пошире ноги в красных сапогах и придерживая левой рукой кожаную юбочку, а правой держась за стену туалета. Из ее писеньки хлынул поток. В глубине души махнув рукой на всякий стыд, Нина спустила воду в унитазе и, все еще придерживая рукой юбку, заковыляла на каблучках к биде, которое к всеобщей женской радости, было недавно установлено в туалете по личному указанию нашего директора.

Я помог Нине опуститься на биде и она быстро подмылась, не забыв и свою попку, перепачканную моей спермой.

Верни мне мои трусики, пожалуйста, — тихо попросила она, вытирая свою промежность туалетной салфеткой.

Ну нет, я их оставлю на память себе. Поправь юбку и пошли в кабинет. Только быстро и тихо.

Я взял Нину, которая беспрекословно подтянула сначала черные чулки, затем свои сапоги, поправила водолазку, через которую просвечивал лифчик на торчащих грудях, а уж только потом одернула кожаную юбку, под руку и, стараясь не шуметь, открыл замок. Осторожно выглянув в темный коридор, я никого не увидел. Хорошо, что до нашего кабинета было недалеко. Нина тяжело опиралась мне на руку и хотя старалась ступать как можно тише, звук от ее каблучков гулко разносился по коридору. Она нервно оглядавалась по сторонам. Но похоже, празднующему народу былоне до нас. Наверное, все решили, что мы уже уехали. Наконец мы заскочили в наш кабинет и я запер за нами дверь на ключ. Нина, закрыв глаза, повалилась на мягкий кожаный диван, который стоял в ее «аквариуме». Я сел на стол и несколько минут мы молчали.

Теперь ты получил, что хотел, — нарушила молчание Нина, не открывая глаз.

Еще нет. Я хочу, чтобы ты стала моей любовницей, готовой по моему первому требованию отдаться мне, где я захочу и как я захочу.

Ты только что в туалете изнасиловал женщину, намного старше себя, и теперь хочешь, чтобы я отдавалась тебе по твоему первому требованию. Как у тебя хватает наглости требовать такое от меня?

Во-первых, в туалете ты вполне могла закричать и позвать на помощь. Ведь ты это не сделала. А во-вторых, я уверен, что ты станешь моей «дыркой» (я нарочно употребил это слово, чтобы увидеть Нинину реакцию), если ты не хочешь, чтобы я рассказал начальству про твои проделки с рекламными деньгами (хотя «стучать» на Нину у меня не только не было желания, но и возможности после того, как я отдал свой финансовый отчет).

Не думай, пожалуйста, что ты сильно напугал меня. Я не буду отдаваться мужику, как бы хорошо он не еб меня (значит, ей понравилось стоять «раком» со мной в туалете!!!) только из страха потерять какие-то копейки.

Я понял, что честность — лучшая политика в отношениях с такой женщиной.

Ниночка, скажи мне честно: тебе понравилось со мной?

Только сейчас Нина открыла свои серые глаза и посмотрела на меня.

Если честно, то да. Меня давно не трахали и тем более так — никогда.

Нина, зачем тебе этот сопляк Андрей, который даже не понимает, от какой женщины он сам отказывается.

А что, это было так заметно, что он мне нравится? — кажется впервые за время нашего разговора Нина испугалась.

Заметно, заметно. Твои девчонки много чего могут рассказать о тебе.

Бог с ними, с этими мокрощелками. Да, влипла я на старости лет. Захотелось молоденького крепкого члена себе в пизду. Правда, все-таки получила, что хотела, хотя и не просила.

От этих слов, сказанных Ниной, я чуть было не кончил себе в штаны.

Нина, Нинуля, дурочка моя, я же люблю тебя! Хочу тебя с той самой минуты, как впервые увидел!

промолвил я, становясь перед Ниной на колени.

Ты меня хочешь или мои сапоги? Я может и дура, только давно заметила, как ты смотришь на меня, когда я обута в длинные сапоги.

И с тех пор ты стала носить их постоянно?

Я знаю, что мужикам нравятся мои ноги и еще больше им нравится, когда я выгляжу как проститутка. А мне нравится чувствовать, что стоит мне захотеть, и я могу перепихнуться с любым мужиком.

Я решил не напоминать Нине про Андрея. В конце концов, она была права насчет большинства окружающих ее мужчин, а из каждого правила могут быть исключения.

Но ты не проститутка?

У меня два года кроме моих пальцев ничего не было между ноги

Разреши моему языку побывать у тебя в гостях, — сказал я, нежно, но настойчиво разводя Нинины коленки и наклоняясь к ее сокровищу.

Нина хотела оттолкнуть мою голову, но не успела и слова вымолвить. В следующее мгновение я впился своими губами в ее восхитительные срамные губки. Никогда не понимал, почему их так называют. Дай мне волю, я бы только их и целовал. Во всяком случае, у Нины. Я почувствовал ее тепло и влагу. Мой настойчивый язык проник внутрь ее мягкого, терпкого бутончика и начал вылизывать щелку Нины. Нина всхлипнула что-то нечленораздельное и ее руки, которые хотели оттолкнуть меня, сильнее прижали мою голову к ее лону.

Да, миленький, да! Лижи меня, мой сладенький, лижи сильнее! Вот так, вот так, да, да-а-а-аи

Меня не надо было упрашивать. Ее ноги, обутые в сапоги, сжимали мою голову, не давая вырваться. Кружевные резинки тонких нейлоновых чулок терлись о мои щеки. Мои руки, обхватив Нинины бедра, нащупали края ее сапог, и только сильнее сдавливали ее ноги. Не помню, сколько это продолжалось. Внезапно ее тело все напряглось, выгнулось мне навстречу. Нина громко застонала и мне на язык полилась ее жидкость, вкус которой я не смог бы описать. Это надо попробовать самому!

Напоследок поцеловав взазос пизду Нины, я встал с колен.

Тебе понравилось? — спросил я Нину, которая лежала на кожаном диване, раздвинув ноги и нисколько не стесняясь меня, уставившегося с вожделением на ее расширившуюся щелку, из которой вытекала тоненькая струйка. распростертое тело.

Да, миленький! — Тонкими пальчиками левой руки Нина стала тереть пуговку клитор, а правой рукой она стала мять свои набухшие груди, пощипывая при этом соски, — Я хочу, чтобы ты ебал меня каждый день, сколько захочешь и как захочешь. Только не рассказывай никому, что ты трахаешь меня.

Ниночка, я никому не собираюсь рассказывать о нас. Я слишком ревнив и не хочу даже на словах делиться ни с кем своим счастьем. Скажу тебе больше: я не собирался и не собираюсь впредь никому рассказывать о твоих «приработках».

А я и так чувствовала, что ты только грозишься, но никогда не захочешь навредить мне. Ведь так?

Так, только теперь ты должна будешь еще больше внимания и денег уделять своему гардеробу, а особенно своей обуви. Я хочу, чтобы наша любовь оставалась в тайне, но мне также хочется, чтобы каждый мужик, взглянув на тебя, хотел бы задрать тебе юбку.

А если кто-нибудь не только захочет, но и сделает это? — игриво состроила глазки Нина, — Слишком много мужиков не бывает.

То же самое можно сказать и про женщин. Хотя мне хочется только тебя.

Тогда иди ко мне, — Нина выпрямила свои длинные крепкие ноги, облаченные в красные кожаные сапоги, развела их и подняла вверх. Я не заставил себя упрашивать, и лег на Нину, опираясь на свои руки. Как только моя головка почувствовала покалывание Нининых волосиков, мой член стал снова увеличиваться в размерах.

Я вошел внутрь Нины как по маслу. В этот раз мне былоне сложно долго держаться. Мы кончили одновременно спустя двадцать минут непрерывных поцелуев, стонов, вздохов и хлюпанья. Я хотел было опять кончить на Нину, а не в нее, но она, почувствовав это, промолвила прерывистым голосом:...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх