Моя кузина Сильвия (перевод)

Страница: 2 из 2

нравится сперма, но я бы предпочел кое-что другое. Я попросил ее встать с унитаза и прислониться спиной к стене, а сам встал на колени. Первая киска в моей жизни была прямо перед моими глазами. Я раздвинул ее губки и нашел клитор. Ее розовая писька была прекрасна, и на ней осталось немного мочи. Я лизал клитор, нюхая этот аромат. Запах, обычно отвратительный, казался удивительным, потому что исходил от пизды прекрасной девушки. Я довел ее до оргазма довольно быстро, она уже была сильно возбуждена.

Мы вернулись к бассейну, оделись и, болтая, стали ждать, когда ее мать вернется.

Говорили мы долго, пока тетя не пришла. Говорили открыто, без этой ерунды типа «это была случайность».

На следующий день, когда я присоединился к Сильвии в бассейне, ее мать уехала в офис. Когда гул отъезжающей машины утих, я сообщил Сильвии, что ее мама покинула нас, снял шорты и лег нагишом загорать.

Я услышал, что она тоже разделась, и попросил ее натереть мне спину кремом, что она незамедлительно стала делать. Но ее рука довольно быстро опустилась вниз к моему пенису, который встал почти до конца. Она стала медленно дергать его, приготовившись сглотнуть. Когда она сделала это, по всему моему телу пробежала дрожь.

 — Сядь на меня, — сказал я.

Она развела ноги, а я стал направлять член между ее губ, которые она раздвинула пальцами. Она опускалась очень медленно, глубоко вздохнув, когда головка коснулась ее бутончика. Тогда она села на меня, и мой пенис с усилием пронзил ее. Раздался тихий крик боли. Мы немного любили друг друга, и я достаточно быстро пришел в себя, чтобы не кончить в нее.

В последующие дни, убедившись, что тетя заснула, я стал приходить по ночам в ее спальню. Там мы два или три раза занимались сексом, а потом я уходил к себе. Детская сексуальная игра превращалась в настоящую любовную историю. После двух недель таких секретных игр мы попались. Нам надо было быть более осторожными, но страсть была превыше всех чувств, мы хотели секса любой ценой.

Когда ее мать вошла, для нас это был большой шок. В темноте она заметила, что ее дочь была не одна в постели и со словами «что тут происходит?», включила свет. В этом свете она увидела меня, голого, растерянного. А между моих ног Сильвия смотрела на свою мать, также в шоке, также голая, свернувшись, как эмбрион, руки на члене, рот также недалеко от него. Я быстро схватил футболку, чтобы прикрыться. Пришла гроза. Десять секунд назад мы были в раю, теперь мы попали в ад.

Мария была потрясена. Стоя напротив стены, она, казалось, изучает рисунки на ней, в то время как ее мозг искал, что же делать. Это длилось минуту, очень долгую минуту.

Это был один из тех моментов, когда хочется провалиться сквозь землю. Силвии было стыдно до слез, я тоже чувствовал себя не лучше, а Мария, казалось, вообще была где-то далеко.

Вместо того чтобы выкинуть меня из постели, она, как умная женщина, села на ее край и стала думать. После дурацких вопросов типа «Когда это все началось?», она успокоилась и у нас состоялась долгая, но тихая дискуссия. Она знала, что мы испытывали друг к другу чувства, не совсем характерные для отношений между двоюродными братом и сестрой, но никогда не думала, что это зайдет так далеко. Мы отметили, что наши чувства — сильные, светлые, такие, что их нельзя стыдиться. Тетя осознавала, что мы не родные брат и сестра. Мы попросили ее отвлечься от того факта, что мы родственники, что она сделала с усилием. Это не была глупая случайная половая связь, то, что она не приняла бы, это была любовь. После некоторых уступок (использовать презерватив), она согласилась, во-первых, разрешить нам продолжать встречаться, а во-вторых, защитить нас от остальных членов семьи, далеко не таких либеральных, как она. Она станет на страже нашего секретного сада. Вообщето, я бы никогда не поверил, что она пойдет на такое.

Так начались хорошие времена.

Скоро я начал проводить два-три часа вместе со своей кузиной под прикрытием Марии в ее доме. Так прошел год, я поступил в высшую школу, а Сильвия осталась в колледже, так что мы больше не учились вместе.

Я продолжал проводить два или три часа в день в доме тети Марии. Маме я говорил, что иду делать домашние задание с одноклассником, или заниматься спортом, но иногда приходилось говорить, что я иду в дом к тете Марии, чтобы помочь Сильвии с ее домашними заданиями. Сильвия хорошо училась, так что трудно было объяснить, зачем ей нужна моя помощь. Тетя отвечала, что «им очень хорошо вместе, это экономит ей много времени, и мне нравится, что он ее поддерживает».

В 19 лет я окончил школу, нашел постоянную работу и переехал в квартиру, которая было очень близко к дому тети Марии. Вообще-то я гораздо больше спал в постели Сильвии, чем в своей, находящейся через дорогу. Это было больше чем секс, все стало гораздо проще, когда мы стали жить рядом.

Наша любовь была сильна как никогда, и наступило ее восемнадцатилетие. Мы с Сильвией хотели жить вместе, но это было невозможно в городе, где каждый нас знал. Благодаря Марии, у нас был год, чтобы подумать о том, чтобы перебраться в Париж, куда мой босс мог послать меня на работу.

Сильвия поступила в хороший университет. Для нашей семьи, она просто переходила в большой университет в ближайшем большом городе, никто даже не подозревал, что она следует за мной в Город Огней. Мы отъезжали с промежутком в две недели, так что все шло хорошо.

В Париже, все прошло, как мы хотели. Фамилии у нас были разные, так что мы выглядели обычной парой. Мы поселились в хорошей квартире и стали жить в своей мечте. Первое время просто пройтись по улицам рука за руку было нереальным моментом, которого мы так долго ждали.

Мы жили этой прекрасной жизнью около года, когда наш секрет был раскрыт моей матерью.

Она приехала в Париж, и с вокзала позвонила мне. За двадцать минут мы сделали все, что можно, чтобы скрыть, что мы были любовниками.

Мама была удивлена, когда оказалось, что Сильвия, которая должна была изучать математику гдето на старом добром юге, открыла дверь. Мы сказали, что она в Париже на несколько недель, но мама только сделала вид, что поверила, потому что мы забыли спрятать пару фотографий и кое-какие другие вещи, раскрывающие истинное положение. Было слишком подозрительно, что жили вместе. Но было слишком поздно. Мне было 22, Сильвии — 20, мы были свободны. Зная, что мать может взорваться, мы тайно позвонили тете Марии, чтобы она поскорее приехала в Париж. После странной ночи на софе вместе с мамой, в то время как Сильвия была одна в комнате, приехала тетя Мария.

Состоялась битва с участием четырех сторон: меня и Сильвии, Марии, которую мать обвинила в потакании кровосмесительной нашей связи, и, конечно моей матери, продолжавшаяся много часов.

Вчера мама уехала, недовольная, но согласившаяся молчать. Я думаю, теперь уже ничего не случится, мы прошли все испытания. Мы счастливы, необыкновенно счастливы. Никто не знает, что она моя кузина, мы можем жить счастливо и даже можем подумать о детях.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх