Дневниковые страницы бесценной молодости

Страница: 3 из 4

хотелось заткнуть свою назойливую фантазию, но эта мерзкая экзекуторша не слушалась и продолжала меня мучать еще больше, в то время, как все мое тело ныло, пищало и трещало по всем швам в ожидании его рук.

Итак, подведу временный итог. Какой информацией мы располагали друг о друге, чтобы иметь возможность возобновить контакт в Питере?

1. У него не было моего телефона, он знал только мое имя.

2. У меня же не было никакой информации о нем, помимо его возраста. За все время нашего знакомства меня настолько волновало его тело, что я даже не удосужилась спросить, как его зовут. Телефона у меня его, разумеется, тоже не было.

3. Одним словом, глухарь или «на деревню к дедушке».

Конечно, я не могла рассчитывать на то, что он схватится и будет искать некую («надинамившую» его) девчонку по всему Питеру, зная только ее имя. Для мужчины его положения это было бы просто «неадекватно».

Со своей же стороны, я не могла переступить через свой принцип «Ты этого хочешь — ты должна это получить». Оставалось только действовать. Черт, я никогда не была настолько полна решимости по отношению к какому-либо заинтересовавшему меня парню ранее, никогда бы не стала заниматься всеми нижеописанными вещами со сверстниками моего возрастного диапазона, а 32-летний, да еще какой! мужчина был более чем достоен моего энтузиазма, учитывая то, что Он был моим первым и единственным опытом общения с людьми его возраста «на таком уровне». Только со взрослым мужчиной мне удается это восхитительное ощущение — почувствовать себя ребенком, и дать выход всей своей шаловливой натуре, с остальными же, как с детьми, всегда приходится быть «взрослой», так как иначе просто бы пришлось быть дурой. Геронтофилией здесь и не пахнет, мне почему-то абсолютно не нравятся мужчины после 38. Хоть и боюсь этой мысли, но думаю, что когда мне будет за 30, мне будут нравиться исключительно молодые парни от 20.

Короче, операция была продумана до мелочей. Было детально разработано несколько возможных вариантов «диверсий».

Прежде всего, в Нете я откопала пятизначный телефон того пансионата. Зная, что приезжих в Анапе не жалуют, презрительно называя «куробздеями», надо было все же, каким-то образом, втереться в доверие, а заодно надавить на чувство ответственности. Позвонив туда, сообщив, что звоню из Питера и представившись разумеется, не своим именем-отчеством, я взрослым голосом рассказала заведующей о том, как мы с семьей загорали на пляже и нашли бумажник с деньгами на том месте, где до этого загорали наши соседи из пансионата. Так как в этот же день мы уезжали, и не успели их найти, а попросить незнакомых людей передать деньги мы не решились, мы с семьей решили уже передать деньги в Питере, и нам нужен их контактный телефон, а то мало ли, они еще подумают, что деньги у них украли в пансионате, вам ведь не нужны лишние проблемы. После того, как я описала их семью, и сказала, что они жили в 35 номере, началось, как и ожидалось, самое приятное. Тетка сразу позвала каких-то других теток, он!

и всем скопом стали рыться в журналах и отчетах, и все наперебой выдали мне все 200% информации, которой располагали. В результате я уже знала его ФИО, место работы, где ему выдали путевку, его домашний! Телефон!, и даже национальность и кучу всяких подробностей, в связи с тем, что многие уже успели там на него глаз положить... Спасибо тетки, вы прелесть! (калоши старые...)

Но это еще далеко не победа. Главная проблемы была в том, что я не знала его имени, а то, что мне сказали по телефону, вполне могло быть ошибочной информацией, так как после того, как мне назвали его национальность, я серьезно засомневалась в точности своей информации. Мой светловолосый Бог по описанию оказался каким-то не то метисом, не то мулатом и вовсе не походил на того, кого я помню: В любом случае, позвонить ему и поговорить по телефону я не смогла бы по многим причинам:

Трубку всегда снимала женщина.

Позвать его к телефону было бы просто подставой.

Даже если бы его позвал к телефону мужской голос с моей подачи, я не хотела шокировать его своей назойливостью. Особенность его типа людей — боязнь огласки, мне же нужно было добиться того, чтобы ему со мной было комфортно, спокойно, дать почувствовать себя королем, что вся власть в его руках, что я о нем ничего не знаю — это всегда придает мужчинам уверенности. Безотказный способ отпугнуть уважающего себя мужчину — дать понять, что ты о нем знаешь гораздо больше, чем он думает, влезть в его privacy, в большинстве случаев это помогает избавиться от назойливых посягательств.

А если это вообще не его квартира и мне дали не ту информацию?

Ээ нет. Надо все обработать чисто и без улиткиного следа.

Узнать адрес и др. инфу по номеру телефона было — — как нефиг делать. Далее, по своим каналам я узнала всякие незначительные подробности его биографии, на всякий случай. Опять же, на всякий случай, достала несколько телефонов одной из самых крупных компаний в Питере, где он состоял на должности какого-то супервайзера — менеджера среднего звена. Правда, при попытке обработать тамошних телефонных несушек, я потерпела неудачу, пытаясь выудить инфу на наличие и местонахождение субъекта. Эх, молодцы, партизанки!

Следующим шагом было убедитьсяв его существовании в той квартире, а удостоверившись, пропасти его обычный рабочий маршрут и устроить ему «случайную» встречу, где-нибудь около места его работы, так как жили мы в буквальном смысле на разных концах города. При встрече сказав что-нибудь с удивлением, типа: «Ха-ха, это наверное, судьба...»: Или просто устроиться на работу в ту же компанию, «случайно» попав в его отдел, но это предполагало полную занятость и жесткий график, и я удачно выбрала первый вариант.

Самым волнующим пунктом моего плана, конечно же, была слежка. Намечались выходные, так что сидеть с 6.30 утра в засаде напротив его дома, и ждать, пока он выйдет на работу, было глупо. А для меня каждые день был на вес золота, промедление смерти подобно. Самой моей слабой чертой всегда было абсолютное отсутствие всякого терпения.

Разумеется, решено было действовать в тот же день. Основным планом было дождаться темноты и проследить за окнами, чтобы увидеть его там и удостовериться в правильности предоставленной информации, забравшись на крышу противоположного дома (если таковой имеется), используя подзорку, с которой я частенько забавлялась в детстве, накрывшись одеялом и наблюдая за квартирами из дома напротив.

Зная его, я прекрасно отражала, что если попадусь ему на глаза, все пропало. (Хотя, на крайний случай, если попадусь (что было на 99% исключено) был план все ему рассказать на месте, as is, какой мужчина устоит перед таким вниманием к своей персоне, но тогда дальнейшие отношения приобретут некоторые минусы).

В общем, надо было предпринять все возможные меры предосторожности: Одежда: Вспомнив какой-то фильм, где Ким Бэйсингер грабила банк во всем черном, удобном и обтягивающем, я решила последовать ее примеру. Хотя моя операция скорее походила на «Ералаш», чем на детектив или что-то там. В общем, одела я все черное и обтягивающее, чтобы быть незаметной ночью: свитер, ботинки, бэг, джинсы (которые я одеваю по особенным случаям, в основном, когда «хочется», а «нельзя», т. к они обладают замечательной способностью оказывать легкое давление на клитор. А что мне еще оставалось в моей ситуации...), черные очки, а так же черную бейсболку, на которой предательскими белыми буквами красовалась надпись «FLIRT»., но тогда я об этом не вспомнила. Вспомнила я об этом после того, как весь мой план конспирации стал вдруг рушиться по причине повышенного внимания ко мне еще по дороге в метро, из-за этой дурацкой кепки и черных очков в 10 часов вечера, так что пришлось изображать дурочку и дуть пузыри от жвачки всю дорогу. (Блин, а я ведь еще хотела свиснуть у друга черный парик с кудрявыми волосами)

Самое главное — экипировка. Мой набор состоял ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх