Рыбкин рассказ

Страница: 10 из 12

забрался, шебуршит там. Терплю. Думаю только — интересно, руки-то он помыл? Затем, наконец, в меня. Жду — не дождусь, когда этот позор кончится. Возбуждения никакого, понятно. Долго не пришлось. Не так, как с отцом. Только забрался, пару раз толкнул — всё! Выплеснулся. Но ему же мало, папаня считает. Минет юнцу делать пришлось. Потом он опять в меня. Вот такие дела. Контракт этот подписали, конечно. Да на очень выгодных условиях. Босс мне полторы штуки дал. Это только от себя. И еще две от бразильца в благодарность. Да. Не каждый раз, конечно, такое в командировках, но бывало.

Глава 6.

Фенка

Ох, что это я всё о себе, и о себе. Хоть тяжеловато порой мне бывало, с деньгами в семье крепко полегчало. О моей связи с Борисом знали, конечно. Но считали обычным романом. Правда, бабушка — у нее же взгляды старомодные совсем — спрашивала, как же так, он ведь женат, да не собирается ли развестись, да как насчет замужества. Знали бы, что на самом деле. Переодеваться дома приходилось запершись, чтоб никто следов порки не увидел, даже купалась всегда одна. Как кого издали увижу — халат сразу набрасываю. Зато мама уборку бросила, моих денег теперь на всех четверых хватало. Хоть Фенка — сестренка моя младшенькая — babysitter'ом подрабатывала дважды в неделю, но это был её личный cash, в семью не отдавала. Я же всё в общий котел. «Фордик» дешевенький купили. Права водительские-то мы через два месяца после приезда получили, через «Джуйку» (это JVS — помощь иммигрантам-евреям), так что правила по русскому варианту учили. А вот машины не было, хоть тут это не роскошь совсем, а необходимость, так что, как куда добраться, мучиться приходилось. Еще квартирку сменили, прибарахлились немного. Апартамент новый, между прочим, Борис сам помог выбрать, да и скидку ещё какую-то выбил. В хорошем районе, сравнительно недорого. Кстати, не зря старался — сам с Тиной пару раз в гости заходил (представляете реакцию мамы и Фенки, не говоря уж о бабушке, при виде Тины!). Несколько раз своих партнёров приводил, познакомить со мной в «домашней обстановке». Зачастую были среди них и очень уж близко «знакомые» со мной в совсем даже «не домашней». Дома, конечно, никаких сюрпризов, всё строго-чинно.

Да, так я ведь про Фенку хотела. Как грины пошли, новые шмотки ведь не только у меня появились, у нее тоже. Сама Фенка посвежела, от экскурсий школьных за безденежьем отказываться перестала. Хоть только три года у нас разницы, а мозги куда пластичней оказались, язык намного быстрей меня освоила. В чем-то и легче ей это было — в ее 9-ом классе много еще девочек-эмигранток оказалось, из разных стран, вот они друг другу и помогали. Особенно две с Фенкой сдружились, считайте, шефство над ней взяли, к нам частенько захаживали. Тоже из СССР, но приехали давно, так что с инглишем у них no problem. Она, дурочка, с подружками этими разоткровенничалась донельзя, а они потом засмеивать ее стали, что, мол, единственная в классе девственница. Пришла сестренка домой, на мне повисла, ревет белугой. Говорит, тебе хорошо, вот у тебя сколько мужчин было (это она же знала только о Генке и Борисе, а если б правду?). Затем замечательная идея у нее родилась — срочно парня найти. Исключительно, чтоб положение исправить. Уговариваю не спешить, внимания не обращать, пусть смеются. Уж если дефлорация, то не потому, что надо, а потому, что самой хочется. Вроде уговорила, улеглись, а только я задремала, она опять подрёвывать стала. Ко мне на кровать перебралась, обнялись. Поглаживаю ее, успокаиваю. Что дальше, понятно? Особенно наш с ней опыт учитывая? Тут, правда, чуть облома не было, как она у меня на попе и животе рубцы обнаружила. Хорошо хоть, что только в темноте, на ощупь. Вовремя вспомнила — в аварию недавно попала, на нее сослалась, она, понятно, в курсе была. Обошлось, поверила, все шрамики перецеловала. До утра шебуршали.

На работу пришла не просто не выспавшаяся, а обессиленная вконец. Пытаюсь на бумагах сосредоточиться, черта с два, когда голова кружится, перед глазами всё плывет. Ошибок налепила — имена клиентов перепутала, адреса, суммы. Босс вызвал — юбку на уши, попу выставить. и по ней, от души! Потом спрашивает, какого любовничка такого настырного завела? Решила ситуацию смягчить, в шутку перевести, по дурости все и рассказала. Смотрю, глазки у него в себя ушли, задумался. Язык прикусила, а поздно — слово не воробей.

Тут ведь тоже ситуация — Фенке пятнадцать, а в США за малолеток такой срок получить можно, не обрадуешься! Помню еще, когда меня нанимал, внимательно документы все изучал, что мне точно восемнадцать исполнилось. Недели две — молчок полный. Потом, я у него в апартаментах как раз была, а Тины на самом деле не было, разговор серьезный завел. Мол, довольна ли зарплатой, условиями, бенефитами, всё такое. И что два варианта предлагает... или на пятьсот гринов поднимает, это бонусов не считая, или к едрене фене. Хороша постановка вопроса, да?

Задачу мою излагает. Снял он специально для такого дела на чужое имя небольшую квартирку с отдельным входом. Совсем в другом районе. Это, чтоб в случае, если до полиции дело дойдет — никаких концов. Мне надо с Фенкой такую игру затеять, чтоб ее туда с завязанными глазами доставить. А он сам во избежание молчать будет, чтоб и по голосу опознать нельзя. Систему жестов мне объяснил.

Я все-таки согласия ему не дала. Вернее, сначала вообще его с этим предложением послала, так он мне... «Можешь с завтрашнего дня на работу не выходить». Нормально, да? Это ведь после того, что со мной творил. Денечек у него на раздумья всё же выторговала. Вся не своя была. И так, и этак — а деваться-то некуда. Раз палец дала, теперь руку откусывает. Не идти же опять всей семьей квартиры убирать? А если и идти, как я эти метаморфозы своим объясню? Так что на следующий день вызывает — говорю «да». Стали детали обговаривать, он-то уже, оказывается, всё про всё продумал.

Несколько дней я Фенке намекала, что ее обалденный сюрприз ждет. Она — «какой?», я — молчок. Назавтра опять пару слов, будто невзначай, она от любопытства прямо дрожит, всё глубже наживку проглатывает. Распалила ее до полной невозможности, а у меня самой, честно говоря, от всего этого кошки на душе скребут. Потом, когда мамы с бабушкой не было, согласилась отвезти, но тут, говорю, условие — глаза завязанные. Она уж так взвинчена, не только не возражает, наоборот — с радостью. Секс-шопную повязку достаю, надеваю. Это приспособление такое, Blind Vision называется, что дышать не мешает, а не только даже лучик света не просвечивает, но и снять без посторонней помощи невозможно. Защёлка такая хитрая на крючках — надо вниз потянуть, потом повернуть слегка и на себя, тогда снимешь. Если со стороны — no problem, а сама, на ощупь — ни в жизнь!

Везу. Дождь, как из ведра. Прохожих — ни одного. Так что по дороге на нас пару раз только из машин оглянулись, но всё же нормально, сразу видно — не киднэппинг, всё добровольно. А мало ли какие две дуры едут, это, мол, их проблемы. Как во двор въезжать, оглянулась еще специально, как Борис велел. Чтоб никто нас не видел. Выходим. В одной руке зонтик, в другой Фенка. В квартирку под ручку ее ввожу. Босс ждет нас, из окна еще машину увидел, тихо-тихо стоит. Как плащи сняли, первым делом секс-шопный кляп в рот, потом ее на кровать, наручниками к стойкам. Она еще сопротивляться и не думает — игра же какая-то затеяна, тем более, сюрприз необыкновенный ее ждет. Знала бы, какой! Забрыкалась только, когда поняла, что в комнате еще кроме меня кто-то есть. То ли шаги услышала, то ли сообразила, что у меня не четыре руки. Но к этому моменту уже поздно было. На кровати спиной она лежит, руки кверху пристегнуты. Только носом мычать может, да ногами дрыгать. Юбка задирается, трусики видны. Перемычка на них чуть сбилась, несколько волосиков вылезло. Борис не торопится. В сторонку ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх