Рыбкин рассказ

Страница: 6 из 12

пришлось...

Так и повелось, что стала я слугой двух господ... Потом еще много чего про Тину узнала. И что всем этим штучкам именно она Бориса научила, а не наоборот. И что за зеркалами этими нафотографировала она меня вволю. Такие сцены, такие позы... И видеокассеты тоже такие были. Расскажу потом...

Глава 4

Переговоры

Обещала я рассказать, какое участие в переговорах Бориса с клиентами принимала. Сейчас постараюсь... Но сначала немножко о другом. Помните, писала, что в салоне одел меня босс с ног до головы? Однако толком не сказала тогда, ВО ЧТО именно одел. Платья красивые — это само собой. Только вот такие, что как надену — чуть не все мужики на меня оборачиваются и языками цокают. Или присвистывают от восхищения. Это-то хоть совсем даже нельзя сказать, что неприятно. А вот по малолюдным улицам даже днем в них боялась — изнасилуют сразу! Если сверху, то пройма широкая чуть не до конца ребер, а рукава короткие и широкие, еще сильнее голое тело подчеркивают. Лифчик под них носить не могла, конечно, — некрасиво, когда посреди выреза лента дурацкая. А вот если руку отведешь, так кто сбоку чуть позади стоит — вся грудь как на ладони. Декольте — тоже дай Бог! Нагибаться противопоказано категорически!

Две блузки еще и платье одно — светлые, да полупрозрачные. А соски с ореолами у меня же багровой помадой намазаны (не забыли еще?). На свету и говорить нечего, так даже в полутемном месте — как два кровавых пятна спереди. Представляете, видок какой? Чулок еще накупил много — и цветных, больше серебристых, и с узорами всякими. Не колготок, а чулок именно. С голыми ногами велел на работу не ходить. Но это все еще полдела. Особый разговор про юбки. Там два варианта было. Или широкая до середины бедра, или чуть поуже и подлиннее, но с разрезом до талии, а запахом совсем маленьким. В первой наклоняться никак нельзя, во второй — ходить. Иначе не только край чулок, но и трусики — на всеобщее обозрение. Понравилось? Опять-таки, это только самое начало про мою «униформу» рабочую...

Маленькое отступление сделаю, можно? Уже начитались, небось, всякой порнушки «по принуждению», как женщину обламывают? Обычно там жертва по приказу хозяина своего nude in public выполняет. Прилюдно трусы, например, снимает... Как правило, в кафе каком-нибудь под пристальными взглядами обитателей соседних столиков. Клара Сагуль, к примеру, этим очень грешит — чуть не в каждом ее рассказе такое. Не поверите, но у меня так и было — первый раз трусики именно на публике он меня снять заставил. Только не в кафе, а у себя в кабинете...

В первый самый день дело было, как на новую работу вышла. Стол мне Марина — первый секретарь босса — показала. Потом, помню, оглядела меня критически. «Борис купил?» — спрашивает. Киваю. Затем вопрос какой-то задает насчет «надела трусики». Я нюансов языковых-то еще не очень понимала. Чуть зарделась, объясняю, что под такую одежду, когда чуть что, и на виду они, конечно же, самые нарядные надела. В ответ хмыкнула она, говорит что-то вроде «ненадолго хватит». Сразу-то не поняла смысл, но очень быстро всё разъяснилось. К вечеру — день уже кончается — у босса два посетителя, переговоры какие-то. Звонок по селектору — кофе принести. Мне приказано, а я еще не очень знаю, где что. Марина быстренько экспрессо включает, три чашечки, сахар, сливки, на поднос, мне в руки. Вхожу. Они за низким журнальным столиком расположились, но в высоких креслах — для самых важных посетителей места. Босс меня как новую секретаршу представляет, я приборы на столе расставляю, каждое кресло обходить приходится, чтоб около каждого поставить. Побыстрей стараюсь. Ведь наклоняться приходится. Кто впереди, вижу, мою грудь просто пожирает. В открытую рассматривает, внаглую, глаза не прячет. А сзади от взглядов просто жар чувствую, один гость даже за спиной нагнулся, чтоб получше попку мою рассмотреть. Босс в это время бумагу им какую-то подсовывает — не глядя подписываются. Еще бы, только им в это время текст договора изучать... Поднос освободила. Выпрямилась, жду указаний. Мужики с меня глаз не сводят. Краснею.

Босс им...

 — Понравилась?

Вот ответа такого, что тут услышала, никак уж не ожидала. Один из клиентов улыбается ехидно и медленно так, даже я каждое слово поняла...

 — Да, понравилась. Особенно трусики голубенькие. Очень симпатично попку обтягивают.

Как перевела про себя, вспыхнула сразу. А босс ужас на лице изображает...

 — Как это «трусики»? Она в трусиках?!!

Мне юбку чуть приподнимает, трусики демонстрирует, голые ляжки над чулками. Такое возмущение на лице... Приказывает...

 — На рабочем месте чтоб я такого безобразия больше не видел! Чулки и всё! Над ними ничего! Никаких трусов! Никогда! Понятно?

Бога молю, чтоб сцена побыстрей закончилась. Киваю согласно, обещаю, что сразу сниму. Поднос под мышку, поворачиваюсь, чтобы уйти.

 — Куда?

 — Ваше указание выполнять.

 — Нет, тут! — а им в это время вопрос задает насчет согласия на установку оборудования какого-то. Понимаю, конечно, что игра. Но я же красивая девушка, и вот так унижаться... Приходится... Смотрят на меня неотрывно. Босс у них еще чего-то производственное спрашивает. Кивают, он опять им бумагу на подпись. Стою ни жива, ни мертва. Игра-то игрой, а выполнять ее правила надо... Под юбку руками залезаю, стягиваю. Чувствую, бардовая просто... Голубой комочек через колени пропускаю, дальше сам падает, но мне наклониться приходится. Опять две пары глаз — на мою грудь. Переступаю через трусики. Приседаю. Как можно скромнее, чтоб никто ничего не разглядел. Комкаю их в кулаке. Босс руку протягивает...

 — Дай!

Подхожу. Он...

 — А ты случайно второй пары трусов не надела?

Проверяет демонстративно. Юбку мне поднимает. Высоко, над талией. Им — полный обзор. И попки, и лобка, сердечком подбритого. Не знаю, куда от стыда деваться... Взял мои трусики. Развернул над столиком. Перемычку к носу, понюхал шумно. Мне — по-английски сначала для них, потом переводит...

 — Милочка, а ты подмывалась?

Смех в зале... Совсем как рак вареный стою, сердце в пятки, не знаю, отвечать или нет. Врет ведь специально! Сегодня с утра, дома еще, так себя отдраила... И дезодорантом, и подушилась там даже. А трусики вообще новые, ни разу не надеванные... Разве что в туалет днем пару раз сходила... Трусики босс вместе с бумагой очередной им передает... «В качестве сувенира», — говорит. Вот такие дела... Однако унижения унижениями, а три сотенных я в первый же день на стриптизе этом заработала. Помимо зарплаты, конечно...

Еще пару раз похожие сцены со сниманием трусиков он устраивал, мне тогда заранее их надеть приказывал — так-то я без них на работе всегда... Но эффекта такого уже не было — я всё заранее знала, по наигранному поведению чувствовалось. Ему тоже не нравилось, да и с клиентами такого бонуса, как в первый раз, не получалось. Поэтому прекратил.

А вот то, что без трусиков ходила, вовсю боссом использовалось. В порядке экономии времени обеденного. Перерыв — он меня к себе вызывает. По быстрому чтоб. Без ласк особых, без поцелуев... Сначала мне руку за пазуху, груди пошевелит, сосок сожмет. Это он считал, вроде как для разогрева обоюдного. Потом под юбку, чуть лобок погладит, а когда и просто там ущипнет. А затем — милости прошу грудью на стол улечься. Юбку мне на спину задерет и сразу пристраивается. Я еще сухая совсем, ни капельки возбудиться не успела, он внимания не обращает. Залезает, царапает, больно... Только заводиться начинаю, так он уже всё — кончил. Никакого удовольствия. Распрямляюсь, красная вся, по ногам течет, а Борис уже всё, остыл. Свое дело сделал, и в сторону. Рукой машет — иди,...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх