Рыбкин рассказ

Страница: 8 из 12

как я работать начала, важный контракт намечался. Несколько дней мы на ушах стояли, документы готовили. Помогал нам, по много часов рядышком высиживал и financial advisor (точно по-русски не перевести, что-то вроде юрконсультанта). На «Линкольне» шишка подъехала, сразу в кабинет, ни взгляда по сторонам, будто шоры на глазах. Походка та еще — будто шпагу проглотил. Минут пятнадцать-двадцать они сидят, мы тоже замерли, экспрессо фыркает — чуть что, всё наготове. Вдруг дверь в сторону отлетает, босс разъяренный бумагами трясет. Ко мне сразу...

 — Ты печатала?

Всматриваюсь, головой киваю, а саму колотить начинает. У меня ж с языком тогда не очень, Word ошибку не подчеркнул — за другое слово принял, а в спешке никто за мной не проверил. Ошибка же принципиальная — совсем другой смысл получается. Вроде как в случае нарушения контракта заказчиком не он нам пени выплачивает, а мы ему. Марине на стол швыряет...

 — Перепечатать! Срочно!

Меня с собой в кабинет. За ухо тащит. Больно, конечно, но молчу — сама же виновата. К шишке обращается...

 — Вот она, голубушка! Что с ней делать будем?

Тот в шутку...

 — Выпороть надо, — улыбается даже, понятно, что не всерьез. Босс же ему...

 — Правильно! — и все так же за ухо к диванчику подтаскивает. — Нагнись!

Потом юбку мне на спину задирает. Я же без трусов (не забыли еще?), так что зрелище что надо. Потом...

 — Еще ниже! Ноги расставить!

Понимаю, что шишка от такой картинки в отпаде полном. Тем более платье широкое, в талии не заужено, наклонилась я низко, так что не только мое хозяйство раскрытое видно, но и то, как груди висят. А мне? Представляете, что чувствовала? Думаю, от стыда даже попа покраснела. Хотя покраснела она не только от этого. В нижний ящик босс лезет, плетку достает, и давай меня обрабатывать! Да со всей силы, от души. Я только повизгиваю. Слезы из глаз, носом шмыгаю. Не столько от боли, как от унижения. В завершение еще шишке плетку протягивает...

 — Теперь вы.

Слышу, подходит. Лупить, правда, не стал. Так, пару раз легонько совсем, для проформы. Восхищение боссу высказал воспитанием служащих. Сам меня по попе исполосанной гладит, меж ног забирается, пальцем внутри щелки проводит...

 — Достаточно с нее. Пусть так постоит, наука будет.

Марина мышкой тихонечко в кабинет прошмыгнула. Бумаги на стол, стрелой выскочила. Мужики разговор продолжают, я в той же позе стою. Это еще хуже, чем когда порка была. То хоть какое-то действие, а так только представлять себе могу, какой видок шикарный. Слезы сами текут, по носу на диванчик капают. От стыда горю. Шишка, слышу, в разговоре запинается. Понимаю, на меня неотрывно смотрит, не до контракта ему. Где-то минут двадцать еще так стояла, а по ощущениям — много часов. Закончили они, наконец. Ко мне шишка подходит, опять оглаживает. Потом руку в пройму запускает, грудь мне теребит, и боссу...

 — Тут вы ее тоже наказываете?

Вопрос — это вроде как маскировка. Понятно же, что просто там тоже меня пощупать хотел. Уж кайф — так на всю катушку. Добавлю еще только, что ошибка моя «обошлась» боссу увеличением контракта тысяч на пятнадцать. Штуку он мне дня через три отстегнул — компенсация. Или, скорее, партнерская доля. Хоть сразу после визита шишки часок-другой сидеть не могла, но ничего — окупилось.

Ой, я же с самого начала про переговоры в командировках рассказать собиралась, а тут на совсем другие дела отвлеклась. Но про эти «другие дела» тоже интересно, правда? Босс довольно часто по стране ездил. Понятно же, что не все клиенты к нему в контору являлись. Если гора не идет к Магомету. Не знаю, как в России сейчас серьезные переговоры происходят, а в США у бизнесменов принято женское сопровождение. Иногда, конечно, жена, но это только в порядке исключения — если она уж очень хороша собой и без комплексов. Обычно в сервисе «экскорт-девочек» нанимают. Задача их — в разговорах непринужденность поддерживать, вроде как «встреча без галстуков», конфликты, если возникнут, глупой болтовней сглаживать, ну и конечно, постельку своему клиенту согревать. Ну, а Борису зачем тратиться, если Уля под боком? Всё понятно? И вот первая же поездка такая оказалась, что...

Ладно, по порядку. Месяца два-три прошло, как я секретаршей работала. Обучение на курсах интенсивное, с языком стало существенно лучше, разве что акцент очень заметный. С компом тоже — хоть на «ты» с ним еще не перешла, но Enter и Delete нажимать уже не боялась. Тут и поездка наметилась. Бразилец какой-то разбогатевший (подозреваю, что на наркоте) ранчо в Техасе приобрел. На кой оно ему сдалось, когда у него на родине латифундия, не знаю. Факт то, что из этого ранчо решил он нечто такое соорудить, что все мертвые короли с императорами в гробах бы перевернулись, а живые — волосы на голове и всех других местах от зависти бы вырвали. Сумел Борис добиться, что наша фирма в субподрядчики этой «стройки века» намечалась. Представляете, какие тогда бабки через нас проходить должны?

Приехали. Народу пока негусто — дворца-то нет еще. Сам Педро — бразилец этот, его прыщавый 14-летний отпрыск Луис, шофер-садовник-гувернер и кухарка-уборщица-экономка — старая карга, на бабу Ягу похожа. За столом потом жаловался — жена ее подсунула, чтобы он в Штатах ни-ни. Меня Педро сразу оценил, так масленно глазки оливковые заблестели — вот-вот скушает с потрохами. Обхаживает, сил нет! Сам мне тарелку наполняет, вино подливает. Просек с первого взгляда, что без лифчика, и всё норовит за пазуху заглянуть или через пройму. Надо полагать, никак не догадывается, что в этом месте у женщин расположено. Ну, мне такие взгляды уже привычные, всю-то грудь не скроешь, но так повернуться стараюсь, чтобы хоть сосок не на виду. Если честно, то иногда получается, чаще — нет.

Движениями своими суетливыми Педро локтем вилку задел, та — под стол. Полез сразу, конечно. Понятно, зачем? Платье же для визита мне Борис специально подбирал. Разрез на юбке спереди почти до пупка, а ни пуговиц, ни застежек каких конструкцией не предусмотрено. Как ни сядь, полы в стороны разъезжаются, запахнуть никакой возможности. То, что ляжки над чулками видны, это уж само собой. Так и то, что трусов нет — тоже как на ладони, даже кусок живота виден. Хоть ноги и сжала, конечно, а все равно растительность просвечивает. Разве что не очень четко — все-таки подсветка под столом у Педро не оборудована, слава Богу.

Не меньше двух минут он эту вилку чертову искал. Вылез и на меня сразу уставился. Вся красная сижу, а Борис ухмыляется только. Понятно, вслед за этой вилкой другая упала. Как достал — нож полетел, «случайно», конечно. Убежать хочу от позора, так Борис мне руку сжал... сиди, мол, не рыпайся!

За столом-то Педро только смотрел. А пощупать ему, понятно, тоже хочется. Музыку погромче включил, танцы затеял. Так босс усталым сказался, поэтому только он со мной. Борис сидит в кресле развалившись, на нас смотрит, ухмыляется, сутенер чертов, глядя, что бразилец со мной делает. Пытаюсь отстраниться — черта с два, от эдакого-то орангутанга. Прижал крепко, одна рука на попе лежит, другая — грудь мнет. Потом ниже — в разрез этот самый, по лобку поползла. Хоть чуточку отодвинуться невозможно никак. А он всё настырнее. Всю меня за вечер перещупал-перелапал, насквозь просто. Тем более, с самого начала известно ему было, что я не «экскорт-девочка» нанятая, а в фирме секретарь. Объяснил Борис, что из России, как и он сам. Душещипательную историю сочинил о спасении несчастного ребенка из лап громадных белых медведей и ужасных комиссаров КГБ. Бразилец легко наживку проглотил, он из русских только о Сталине слышал, который собственноручно у них своего брата ледорубом убил, и о Горби, который что-то там в Европе ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх