Рыбкин рассказ

Страница: 9 из 12

со стеной какой-то сделал — то ли построил, то ли разрушил. Ясна эрудиция?

Потом у них переговоры начались. Так босс меня на кресло усадил рядом со своим, Педро напротив. Понятно, куда он смотрел? Инструкции Борисовы я четко помню — чуть заминка какая, или несогласие заказчика, сразу отвлекать надо, всякие глупости говорить. Типа «мужчины, хватит ерундой заниматься», или «дорогой, налей немного вина», или «душно, давайте прогуляемся». Но даже не понадобилось. Если что — босс на меня шепотом рычит, я стыд преодолеваю, куда-то его в уголок сознания запихиваю, и ноги капелюшечку раздвигаю. Или наклоняюсь слегка, верхние прелести демонстрируя. Вполне достаточно оказалось.

Так что первая часть переговоров благополучно прошла. На завтра наметили подписание документов. Босс с собой лаптоп взял со встроенным принтером, сам сел бумажки доделывать. В принципе-то всё на харде уже подготовлено было, небольшие коррективы осталось внести, по месту кое-какие объемы работ иными оказалось. Меня спать отправили. Думала, в одной комнате с Борисом. Нет, он распорядился в отдельной. Перед тем, как укладываться, в душ пошла. Губкой себя тру, такое ощущение, что взгляды липкие с себя смываю, щупанье его мерзкое тоже. Вздохнула с облегчением. Думаю, всё. Отмучилась, слава Богу! Завтра, правда, еще денечек не лучше предстоит. Но, если ничего особо нового, если по пройденному, легче переносить, сами знаете.

Улеглась. Задремала уже, сниться что-то начало. Вдруг, резко так, одеяло с меня слетает. Вскрикнула даже что-то со сна, глаза распахиваю — Борис.

 — Сладенькая, рано ты расслабилась, — говорит, — пора тебя в чувство привести. В чувственное.

Думаю, сексом со мной заняться хочет, подвинулась даже, место ему освобождаю.

 — Нет, — смеется, — запросто не отвертишься. Ночнушку-то скидывай! Не бойся, не замерзнешь, сейчас согреешься.

Чемоданчик небольшой на стол ставит, он в нашем багаже был. Понятия не имела, что там. Открывает. Теперь ясненько. Полный набор наших «игрушек», даже электростимулятор с собой взял, а он тяжелый, неуклюжий.

Шепчу...

 — Но не тут ведь. Не надо.

 — Тут! Надо! — отвечает.

Что мне остается? Возражать? Сопротивляться? Может, вообще убежать? Или в полицию обратиться, как думаете?

Весь комплект на мне приспосабливает. Наручниками руки-ноги к углам кровати, наколенные кандалы, чтоб совсем лягушкой растянуть, вибраторы на полную мощь в обе дырочки, электрозажимы на соски-клитор, ток врубает. Да. когда всё вместе, пронимает быстро. Стоит надо мной, следит за реакцией. Минуты даже не прошло — пробрало насквозь, задергалась, еще немного — застонала. Первый оргазм. Усмехнулся, одеялом меня прикрыл, и... вышел!!! Кончаю уже непрерывно, судороги трясут, а голова, хоть и плохо, но работает. Понимаю, что дальше будет. Думаю только, один Педро придет, или босс его сопровождать будет? Оказалось, без экскурсовода на мои оргазмы любоваться — ну, никак невозможно. Разве что долго их не было, видно, договаривались — босс бразильца этого чертового в курс дела вводил. У меня уже голова кружится, боюсь, долго нагрузку не вынесу, в отключку свалюсь. Пытаюсь о посторонних вещах думать — так черта с два такую обработку собьешь, тело не позволяет.

Явились, наконец. Вся плыву, уши заложены, яркие пятна перед глазами. Вроде бы о чем-то говорят, не слышу. Вижу тоже — так себе. Понимаю только, что опять без одеяла лежу, неприкрытая. Значит, скинули. Давно ли — не знаю. Но надо же дать Педро на мои конвульсии налюбоваться. Затем облегчение — зажимы с проводами снимают, не пойму уже, кто именно. Потом затычки вибрирующие Борис вынимает, с чмоком меня откупоривает — вздохнуть хоть могу, расслабиться немного. Ощущения нормальные возвращаются. Понимаю, что из влагалища чуть не Ниагара хлещет — еще бы! От такого-то. Уже не стесняюсь, не до того. Пусть думают, что хотят. На секундочку только глаза прикрыла, затем смотрю — Педро уже голый, на меня залезает. Член у него, понятно, от спектакля в потолок почти упирается. Кривой какой-то, но толстый, слов нет. Ну, в меня-то после вибратора и не такой сразу залезет. Пошло дело. Хоть на мне всей тяжестью лежит, да при этом груди мять ухитряется, все равно облегчение. Даже чуть благодарность, что мука женская завершилась. Ему в такт работать начинаю. Опять подступает. Но, по крайней мере, нормальный оргазм, не непрерывный искусственный. Хоть у него и толстый, а я-то пошире после обработки оказалась, мало ему ощущений. Привстает, мне в попу вибратор. Самый толстый — который до этого в другом месте был. Пыжится, пыжится. Чувствую, уже через силу, а кончить не может. Отстегнули меня, раком переставили. Потом дырочки сменил, вибратор переставил, свой орган тоже. Все равно не помогает. Мне тоже надоедать стало, тем более сил не осталось. Но кто же со мной считается? Помните заповедь Бориса — «Закон для рабыни — желания хозяина»? Краем глаза на хозяина этого самого взглянула. Вижу, мнется, ширинку себе поглаживает. Это уж я по опыту знаю, что к чему. Хоть со мной и «знаком» хорошо, а зрелище все равно подействовало. Так и есть. Предложил бразильцу вдвоем мной заняться. Тот не возражает. На бок меня уложили, вместе пристроились, в обе дырочки нижние. Тут хоть от меня только одно требуется — чтоб не дрыгалась особо, их с такта не сбивала, не мешала.

Кончили, наконец. Оба. На ночь Педро со мной остался. Мял, щупал, потом велел ртом свое хозяйство поднять. Получилось, и быстро довольно. Еще раз мной занялся. Легче у него прошло, без затяжек особых. Под утро только заснула, так разбудил, и опять. Встала не выспавшаяся, голова тяжелая. А бразилец этот — бодренький, довольный, будто всю ночь сладким сном.

За завтраком Педро босса в сторону отводит, шепчутся о чем-то, на меня поглядывают. Ну, — думаю, — что еще задумали? Выяснилось быстренько — Борис ко мне подсаживается, объясняет, что в Бразилии этой чертовой в богатых семьях мальчишек принято обучать. Понятно чему? Да чтобы не с проституткой какой, от которой и подцепить можно, а с чистой женщиной, молодой, конечно. Служанкой обычно.

Как на Луиса, сыночка этого 14-летнего, взглянула, противно сразу стало. Прыщавый весь, лицо вытянутое, лошадиное какое-то. Да на меня пялится и облизывается, будто кот на сметану. Отвечаю, что ни за что, хоть убейте!

 — Нет, — говорит, — убивать тебя не буду. А вот на улицу выкину. Понимаешь, дура, что такое для фирмы этот контракт? Ведь до сих пор не подписан, специально Педро тянет.

Ну, скажите, были у меня варианты?

Отослали куда-то они свою кухарку, баба Яга которая, папа с сыночком меня под руки, в спальню ведут. Щеночек удержаться не может, все время меня поглаживает. С попки начал, потом грудь, потом под юбку лезет. Лобок трогает, в щелку пробирается. А мне что? Отталкивать его? Глупо. Так и иду, как на заклание, с его рукой, под платьем шныряющей. Красная вся, конечно. Стыдно же, когда тебя вот такой недоросль лапает беззастенчиво. Не унимается. Еще придумал пройму на груди мне вперед оттянуть. Идет, туда уставился. Он мне по плечо, как раз голова на уровне подмышки, так чуть не носом мне в пазуху забрался. Пальцем с сосочком поиграл. Первое побуждение было — отпихнуть, потом думаю, зачем? Что изменится? Тут еще папаша ему говорит, куда, мол, торопишься, все равно сейчас твоя будет, вот и натешишься вволю. И насмотришься, и натрогаешься где хочешь. Представляете, мне каково такое слышать? Зашли в комнату. Раздеться велели. Самой. И медленно. Чтобы Луис по частям меня смог оценить. Стоит, смотрит, слюни текут, все время языком губы облизывает. Потом позы всякие принимать заставили, он щупал все время. Я уже багровая, а им всё мало. Лечь сказали, и ноги расставить. Промежность по частям изучал — лапал, оттягивал. Пальцем во влагалище ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх