Эйрок, любимый мой...

Страница: 2 из 2

приказал конфисковать мою собаку и отослать ее для немедленного уничтожения, каковое должно состояться назавтра.

Затем судья приказал, чтобы я присутствовал при уничтожении Эйрока на случай, если он нападет на кого-либо из служащих Центра. Он пояснил, что, поскольку я тренировал Эйрока как боевую собаку, он без колебания подчинится моим командам. Этот приказ, заметил он, не следует рассматривать как проявление жестокости по отношению ко мне. (Вот в это я не могу поверить и сейчас...).

На следующий день я приехал в Центр в назначенное время, и меня отвели в комнату смерти. Там был и Эйрок. Его заперли в стальную клетку, без еды и питья, и было видно, что со вчерашнего дня ему ничего не давали. Ассистентка ушла. Я вышел в холл, налил в бумажный стаканчик холодной воды из автомата и принес Эйроку. Выпив ее, он благодарно лизнул мои руки. Я гладил и ласкал его через прутья решетки.

Явился оператор и заявил мне, чтобы я не трогал *животное*. Я ответил ему лишь холодным взглядом, продолжая гладить Эйрока. Оператор пробурчал что — то и начал готовиться к казни. Спустя некоторое время он подошел к двери клетки и открыл ее. Эйрок рванулся к нему, и он захлопнул дверь снова. *Твой пес — ты его и сажай туда, он тебя послушается* — заявил он, показывая на газовую камеру.

Я открыл клетку и чуть выпустил Эйрока встретить меня. Он потерся носом о меня и лизал мое лицо, а я обнимал его в самый последний в жизни раз. Крепко прижимаясь к нему, я шептал ему, *Я люблю тебя... Прости меня за то, что я должен сделать... Ты не делал ничего плохого и всегда любил меня... Ты доказал, что можешь отдать жизнь, чтобы защитить меня... Помни, я люблю тебя, и мы еще будем вместе, и тогда нас уже никто не разлучит... * Я прижал к плечу его голову и поцеловал его в щеку.

Оператор, начав терять терпение, попытался взять Эйрока за ошейник, который почему-то еще был на нем. Краем глаза увидя его и то, что он собирался сделать, я развернулся к нему и сказал: *Нет. Не смей. Даже не думай об этом. Это мой пес, я люблю его так, как ты и тебе подобные и подумать не могут. Он не сделал ничего такого, чтобы совершить над ним то, что ты собираешься. * Он открыл было рот, но я оборвал его. * Я знаю, что сказал судья, я был при этом. Но судья не был при нападении на мой дом. Он не видел, что случилось на самом деле. Я — видел, и знаю, что пес не заслужил такого. Я отведу его в камеру, но только когда попрощаюсь с ним. Ты сделаешь свое дело, но лишь когда я скажу тебе. Или мне выпустить его в этой комнатушке? * Ему не очень-то понравилось все это, но он согласился, хоть и со злобой.

Последние, драгоценные секунды с Эйроком я провел, тихо разговаривая с ним. Эти слова были только для него, потому что это были последние слова. Я не смогу повторить их ни вам, ни любому другому живому существу на земле. Это был мой прощальный подарок ему, он должен был взять его с собой. Лишь самые последние слова я могу повторить сейчас:

*Я не могу уйти с тобой... всегда помни меня, все, что было у нас, и знай, что я всегда буду любить тебя... *

Я охватил его голову руками и поцеловал его на прощание в лоб, куда так часто целовал его раньше. В последний раз я зарылся лицом в его шерсть... затем подхватил его и посадил в газовую камеру. Конечно, он попытался вырваться, и мне пришлось силой удерживать его, пока оператор не захлопнул дверь, чуть не сломав мне руку.

Заперев дверь, оператор прошел к пульту и включил газовую камеру.

Я пошел к стеклянной стене камеры, и оператор потребовал, чтобы я держался подальше. Я не послушал его, встав на колени перед стеклом. Если бы он попытался остановить меня, я готов был изувечить его... но, странно, он больше не вмешивался. Стоя на коленях перед камерой, я осознал, что единственное предназначение цианида — сделать невозможным усвоение кислорода живыми существами. Я смотрел, как мой любимый Эйрок задыхался и умирал медленной, ужасной и мучительной смертью.

Когда Эйрок умер и камеру проветрили, оператор подошел ко мне и ткнул меня ногой. *Топай. Мне надо готовить эту штуку для следующего раза. * Я не двигался. Я не мог. Тот, кого я любил больше самой жизни, лежал там, внутри, мертвый. Наконец оператор подхватил меня под руки и оттащил от камеры. Открыв дверь, он схватил Эйрока за переднюю и заднюю лапы и буквально швырнул его через всю комнату в дальний угол. *Можешь делать с этим все, что хочешь, * сказал он, начиная очищать камеру.

Каким-то образом мне удалось дойти туда, где упал Эйрок, и подобрать его еще теплое тело. Ничего не видя перед собой, я выбрался из этого места чудовищных зверств и кое-как нашел свою машину. Осторожно положив Эйрока на заднее сиденье, я закрыл дверь и упал за руль. Не помню, как я ехал назад. Просто вдруг я оказался дома.

Я знал, что вскоре мне придется похоронить Эйрока, иначе тело его начнет разлагаться. Его любимое место во дворе было прямо напротив окна, у которого стоял мой стол. Он часто грелся там на солнышке, наблюдая через окно, как я работаю. Там я и похоронил его.

Отправившись в магазин цветов, я купил красивый розовый куст сорта *Снежное Пламя*. Вернувшись домой, я посадил его так, чтобы корни достигли тела Эйрока. Каждый год я вижу облако роз с белыми у основания и алыми выше лепестками. Этот куст вырос уже до двенадцати футов в поперечнике, и я ухаживаю за ним с той же любовью и преданностью, как когда-то за Эйроком, потому что это все, что я смог дать ему...

Что еще сказать? Те из вас, кто знает меня, знают и то, что незадолго до того, как Эйрок погиб, я был в небольшом городке близ канадской границы. Там я встретил и полюбил Сару, волчицу, а точнее, помесь собаки и волка. Ее отец когда-то принадлежал мне, но пропал до того, как она родилась. Ее мать принадлежит моему другу из этого городка. Именно Сара помогла мне выбраться из глубокой и темной пропасти, в которой я погибал, и за это я вечно буду любить ее.

 — — -------------------------- —

Эйрок, где бы ты ни был сейчас, я знаю, что это место намного лучше того, что ты покинул. В мыслях я вижу тебя свободно бегущим через широкие поля пьянящей весенней травы, играющим среди многих подобных тебе. Там нет боли и страданий, лишь радость и счастье. И в один счастливый день я встречусь с тобой, и мы снова обнимемся, чтобы никогда уже не расстаться. А до тех пор я отпускаю тебя и отпускаю с тобой всю мою любовь — навечно.

Твой Человек

Джон

*

P. S. Сегодня, 19 июля 1997 года, случилось то, о чем я хочу рассказать тебе, потому что это связано с последними днями твоей земной жизни.

Этим утром я прочел в газете, что кто-то вломился в дом нашего друга Джерри, живущего по соседству. Джерри — любимый Человек твоего собрата, могучего добермана. Твой собрат перервал преступнику глотку прямо посреди кухни Джерри и не выпустил его из дома. Преступник умер там же в кухне. Посмотрев на его фотографию, я узнал того самого человека, который пытался проникнуть в наш дом три года назад. Твой собрат был оправдан и освобожден от ответственности, так как было ясно, что преступник вторгся в чужой дом.

Я хотел передать тебе это, чтобы ты знал — твоя смерть отомщена. Ты наконец свободен.

Перевод: Muzzle (muzzler@hotmail.com)

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх