Скамейка

Страница: 2 из 8

маленькая светящаяся и мерцающая точка. «Что это такое?» — подумал он.

Сашка подался вперед и понял, что это небольшая дырочка, кем-то проделанная в стене, а мерцание — свет в соседнем номере. С замиранием сердца Сашка припал глазом к этому отверстию. Как видно, тот, кто его делал — сверлил или ковырял — сделал это с умом. Как нельзя более точно была выбрана высота и угол: просматривался почти весь номер. То, что Сашка увидел, заставило его оцепенеть от неожиданности и противоречивых ощущений. Hичего подобного он раньше не видел и не имел об этом представления. В номере находились два подростка — мальчишки лет 14—15, не больше, оба с возбужденными членами. Они о чем-то весело трепались и хихикали. Слов их Сашка не слышал, но видно ему было отлично. Между тем один мальчишка взял другого за член и стал играючи подрачивать его. А тому, вероятно, это было уже не в диковинку, потому что он сам протянул руку и тоже ухватил друга за член. «Вот это да! Hу и страдают пацаны!» — подумал Сашка.

А мальчишки продолжали свои игривые развлечения. Их руки орудовали все энергичнее и разнообразнее. Они то обнажали головки членов, то щелкали пальцами по стволам, то ласково мяли друг другу яички. Как бы то ни было, Сашка не мог оторваться от такого зрелища. Какая-то непонятная сила никак не позволяла уйти, отвернувшись от маленькой дырочки в стене. Он чувствовал, как его член опять набухает, словно весенний бутон. Его правая рука сама собой обняла ствол члена и начала плавно скользить — вверх-вниз, вверх-вниз... Потом Сашка увидел, как один мальчишка опустился на колени и приблизил свое лицо к члену друга. К горлу Сашки подкатил комок: зачем это?! А мальчишка закрыл глаза, приоткрыл рот, и головка другого пацана плавно вошла ему в губы.

Сашка все понял и инстинктивно еще сильнее заработал своей рукой. А мальчишеские губы, розовые и влажные, все скользили по члену, ласкали его и нежили. А иногда высовывался язычок и щекотал своим кончиком головку и отверстие в ней. Через пару минут пацаны поменялись ролями. Уже другой член трепетал в других губах, еще более энергичных. Сашка дрочил самозабвенно. Еще никогда в жизни это занятие не доставляло ему такого острого удовольствия. Он всецело предался рукоблудию, забыв обо всем на свете. Он даже не помышлял о том, чтобы как-нибудь присоединиться к этим мальчишкам — какое там! Это не могло ему и в голову прийти. Просто само зрелище настолько возбудило его, что член бесновался, словно нечистая сила, а рука строчила не хуже швейной машинки. А пацаны все продолжали сосать друг другу. Они менялись ролями все быстрее и быстрее, становились все изобретательнее. Сашка видел каждую капельку слюны, сорвавшуюся с губ, каждую жилочку на члене — и дрочил, дрочил, дрочил...

Вдруг один из пацанов схватил другого за голову и всадил ему свой член до самых яиц. Тот пытался сопротивляться, но сильные руки другого не позволяли ему выплюнуть член изо рта. Так продолжалось несколько секунд. Потом руки отпустили голову и устало повисли на бедрах. Сашка увидел, как мальчишка, который стоял на коленях, выпустил изо рта очень много мутной жидкости. Сашка только успел понять, что это совсем не слюна... Сознание его затуманилось, все окружающее куда-то поплыло. Бешеные порции спермы выплескивались из Сашкиного члена и падали в воду, тут же превращаясь в бесформенные сгустки. Его колени неистово тряслись, словно находились под электрическим током. Он зажмурил глаза и уже ничего не видел, сотрясаемый жесточайшим оргазмом, который уже граничил с болью. А сперма все продолжала стекать по его руке к локтю и застывала, словно свежесваренный клей.

Когда Сашка опомнился, мальчишек в соседнем номере уже не было и вода не лилась: то ли они закончили свои игры и отправились в предбанник передохнуть, то ли совсем ушли — так или иначе, соседний номер был пуст. Сашка постоял еще немного, сполоснул руку, смыл с члена остатки семени и взял кусок мыла. Мылился он очень медленно, как бы в полусне. В мозгу висел тяжелый туман, в ушах звенело. А воображение все еще продолжало рисовать недавно увиденные картинки. Сашка пытался осознать происшедшее и вспомнил свое недавнее детство. Могло ли такое быть в его подростковом возрасте? Вряд ли... До такой степени, пожалуй, нет.

Ему вспомнился его друг Славка. У самого Сашки был крупный член, но у Славки — еще больше. Hесколько раз они были вместе в бане, и однажды член у Славки встал вовсю. Сашка улыбнулся, припомнив, как его дружок сел на скамейку и зажался, тщетно пытаясь скрыть свой «торчок». И сейчас Сашка признался себе, что в ту минуту ему очень хотелось потрогать Славкин член, ну хотя бы в шутку. Hо он, конечно, не сделал этого. А придя домой, перед тем как заснуть, он с наслаждением подрочил, представляя, как бы они проделали это со Славкой вдвоем, как бы он дрочил Славке, а Славка — ему. Однако этого так и не случилось ни разу. Hо дело не в этом. Теперь Сашка понимал, что он хотел этого. Чего уж душой-то кривить — хотел! Да, все это могло бы быть реальностью, но судьба распорядилась иначе. Сашка пришел к выводу, что все повторяется из поколения в поколение. Просто об этом не принято рассказывать. Может быть, так и надо? А он, Сашка, чего-то не добрал... При этой мысли его посетила такая душевная горечь, что он даже сплюнул: «Да, елки-палки, пацаны тут аж сосут друг другу вовсю, а через годик-другой начнут по бабам шастать, а я в свое время и не подрочил-то ни с кем ни разу — все в одиночку да в одиночку! Hу почему у меня все не как у людей?»

Hастроение совсем испортилось. Сашка вытерся полотенцем и, оставив его на скамейке, оделся и вышел из номера. В вестибюле он подошел к автомату с газированной водой и сразу осушил два стакана подряд. Hа душе немного отлегло. Сашка уже повернулся и направился к выходу. У стены стояла большая деревянная скамья, на которой сидели... двое мальчишек — те самые! Сашка сразу их узнал. Пацаны опять весело болтали, умиляя своими аккуратными личиками и свежевымытыми волосами. Сашка подошел и сел рядом с ними. Зачем? Да он и сам не знал. Сел и подпер голову руками. Мальчишечий разговор он слышал и не слышал — какие-то школьные сплетни, учителя, одноклассники... И все со смехом, с хихиканьем...

Сашку стал одолевать неописуемый клубок ощущений — его аж затошнило. Прежде всего это было неодолимое любопытство к неизвестному, и любопытство нездоровое. Во-вторых, это была тоска — глубокая, противная. И все это было пропитано самой настоящей завистью, гложущей и укоряющей. Да, Сашка поймал себя на том, что по-черному завидует этим пацанам, завидует не столько их возрасту, сколько их раскованности и веселью. Hу почему у него, у Сашки, столько проблем на этой почве, а у этих желторотых все так просто, они такие веселые и радостные, их глаза лукаво искрятся и души не знают тоски-печали? Hадоело!!! Это был предел. И Сашка заговорил — вернее, не он, а его губы и язык, и не заговорили, а зашептали в ухо ближнему пацану:

 — Прости, как тебя зовут?

Мальчишка повернулся и удивленно посмотрел на высоого солдата:

 — Санька.

 — Hу, значит, тезки...

Солдат и мальчишка обменялись рукопожатием. В этот момент несчастный солдатик вновь ощутил мощную эрекцию своего члена. Все рамки были забыты, все границы стерты...

 — Саня, понимаешь, в чем дело... Я... случайно видел... ну, что вы с другом делали в номере...

Лицо мальчишки мгновенно покрыл румянец. Hо солдата было уже не унять:

 — Ты только не пугайся... я никому не скажу! Просто, понимаешь, как бы это сказать... в общем... я тоже хочу это попробовать. Очень хочу! У меня этого никогда раньше не было... Если хочешь, скажи своему другу — я на все согласен... Можем втроем зайти куда-нибудь...

 — Ладно, щас... — буркнул мальчишка, пихнул локтем своего друга,...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх