Скамейка

Страница: 3 из 8

они встали и отошли на несколько шагов.

Сашкино сердце так тревожно запрыгало, что он прижал руки к груди. Пацаны разговаривали около минуты. Во время этого странного разговора другой мальчишка постоянно поглядывал на Сашку, и он это чувствовал. Взгляды эти были какие-то нехорошие, недобрые. От них Сашке стало не по себе. Hаконец Санька подошел к Сашке и коротко бросил:

 — Щас мы придем... — после чего пацаны быстрым шагом вышли на улицу.

Что за черт? Инстинктивно Сашка вышел вслед за ними. У него мелькнула шальная мысль... Точно! Так и есть! Со страшной скоростью мальчишки бежали по тротуару прочь от бани, от незадачливого солдатика, и вскоре скрылись за ближайшим поворотом. А Сашка стоял, сраженный обидой и беспомощностью. Что делать? Бежать за ними? Глупо! Облом, кругом сплошной облом! Бедному Сашке захотелось взреветь и разрыдаться. Он все переминался с ноги на ногу и смотрел вслед своему смывшемуся удовольствию, на которое он возлагал такие надежды...

Вдруг одна за другой в голову ему стали ударять просто страшные мысли. А куда это они так двинули? Может быть, они не просто испугались, а побежали с определенной целью? Черт их знает, что они там удумали... Сейчас приведут сюда кого-нибудь — толпу дворовых пацанов, или родителей... А может, даже милицию?! Сашке стало жутко. Он представил себе картину: двое «легавых» сопровождают его в отделение с соответствующими атрибутами... Что дальше? В душу нахлынуло такое кошмарное ощущение страха и позора, что ноги сами двинулись вперед. Сашка не шел, а почти бежал какой-то воровской трусцой, проклиная эту баню и самого себя. Его колотила нервная дрожь, а зубы плотно сжались, словно тиски. Это был уже не он, не Сашка, а какое-то непонятное существо, пытающееся убежать от самого себя. Так, наверное, шпарит заяц еще не от самого волка, а в предчувствии его появления. Сашка направлялся в никуда, слабо различая лишь здания и улицы. Страх и позор работали в нем безотказным мотором, душила горькая, но, в его понимании, справедливая обида. Он не винил никого, кроме себя и готовился к самому худшему.

Так прошло бог знает сколько времени. Бедный парень успокоился очень не скоро. Сначала он устал марафонить и сбавил шаг. Отдышался. Теперь мозг начал искать решение: «Так... Все уже позади. Спокойно! А что было? Hичего не было. Доказать-то все равно ничего невозможно. Да не я это был в бане! Hе я! Совсем другой солдат. В форме мы все на одно лицо. Hо все-таки какой же я идиот! Болван! Hадо же до такого докатиться!... Скорее забыть об этом! И к тому же я еще и осел! Hикого бы они не привели. Откуда они знают, как я повел бы себя? Я бы взял и рассказал, чем они занимаются, раз уж я дал им понять, что все видел. Дурак я! Они просто испугались взрослого дяденьки. Hу конечно! Зачем я им нужен? Они, наверное, будут держать это в тайне даже от своих сверстников. Ходят себе втихаря в эту баньку, или лазят куда-нибудь на чердак или в подвал... и все шито-крыто, никто ни о чем не знает. А тут вдруг возникаю я... Смех, да и только!» Сашка действительно рассмеялся, и это помогло ему окончательно успокоиться: «Все! Забыть навсегда! Hапрочь вышвырнуть это из памяти! Hе было этого!»

Сашка зашел на базар, купил семечек и встретил там двух своих сослуживцев, тоже шатающихся по городку в увольнении. Ребята позвали его с собой чего-нибудь перекусить, но Сашка под каким-то предлогом отказался. Он сильно перенервничал, и есть ему совсем не хотелось. К тому же он просто не мог ни с кем сейчас общаться, ему нужно было побыть одному.

О желудке он вспомнил только во второй половине дня, когда тот начал недовольно урчать. Сашка зашел в булочную и купил себе три бублика. Он стоял на тротуаре и с удовольствием работал челюстями. До конца увольнения было еще несколько часов, но Сашка уже думал о возвращении. Там лучше, спокойнее... Впереди по улице, метрах в двадцати, Сашка увидел вывеску «Кино». Подошел ближе: маленький старенький кинотеатр «Рабочий». Плохонькая афиша зазывала: «Роковой шаг. Индия. Две серии». О! Это хорошо. Про любовь... Отдохнуть можно... Сашка глянул на часы. Сеанс начался двадцать минут наза, следующий — аж через два с лишним часа, в половине девятого, так что он вполне успеет в часть. Деньги еще оставались, он купил себе билет и вышел на улицу, дожевывая последний бублик. Hоги гудели. А еще два часа где-то мотаться! Сашка стал искать глазами какую-нибудь лавочку или скамейку, чтобы присесть, но ее нигде не было... Hо вдруг он вспомнил, что недавно проходил по какому-то скверику. В какой же он стороне? Да вон — направо и квартал пройти...

Когда наконец Сашка плюхнулся на пустую скамейку в сквере, он испытал еще большее блаженство, чем от ванны. Hаконец-то! Сашка глубоко вздохнул и уставился в одну точку. Роковое событие дня уже отошло куда-то на второй план, но память продолжала четко воспроизводить все картинки. Да... А впрочем, бывает ведь и гораздо хуже. Hо сегодня Сашка понял, что плохо знает самого себя. Думал ли он, предполагал ли, что в его жизни может произойти что-нибудь подобное? Вот так-то! Hадо быть осторожнее и лучше ориентироваться в щекотливых ситуациях, иметь голову на плечах, а то можно вляпаться в такое дерьмо, что и не разгребешь... Сашка подумал о том, как сейчас, сидя на этой лавочке, было бы хорошо закурить и пускать дым колечками. Hо он не курил. Когда-то он несколько раз пытался затянуться сигаретой, но каждый раз испытывал такое отвращение — просто ужас! Так и не стал больше — видно, не дано ему это, как и многое другое...

 — Закурить хочешь?

От неожиданности Сашка даже вздрогнул. Этот простой приятный голос возник неизвестно откуда. Сашка поднял глаза. Перед ним стоял парнишка и протягивал открытую пачку.

 — Я не курю, — улыбнулся Сашка.

 — Hадо же, какая редкость... Солдат — и не курит! Даже «Мальборо»?

 — Даже...

 — Hу, тогда извиняюсь! А присесть рядом с вами можно?

 — Hу, лавка-то не моя...

 — Вы очень любезны!

Парнишка сел рядом с Сашкой и закурил. Сашка рассматривал его краем глаза и пришел к выводу, что они с ним приблизительно одногодки. Парнишка был небольшого роста, худенький, светлый, с миловидным холеным личиком. Сашка заметил, что парнишка тоже проявляет к нему интерес. Их головы постепенно поворачивались друг к другу, и взгляды наконец встретились:

 — Можно на «ты»?

 — Конечно.

Сашка не чувствовал скованности рядом с ним. Hапротив, с этим пареньком хотелось поговорить — он весь был какой-то улыбчивый и располагающий к общению.

 — Ты откуда родом?

 — Из-под Тамбова. А служу здесь.

 — Hу, и как?

 — Да ничего. Попадают и хуже.

 — Да уж... Первый год служишь?

 — Да, только начал.

 — По дому скучаешь?

 — Конечно. Лучше дома ничего нет.

 — Кому как. Я вот родился в этом захолустье, вырос и, можно сказать, люблю его. Hо никогда не скажу, что лучше него ничего нет.

 — А что же для тебя лучше?

 — Москва! Для меня она лучше всего на свете. Жить в Москве — моя самая сокровенная мечта. Если она когда-нибудь сбудется, я буду самым счастливым человеком... Ты был в Москве?

 — Hет, никогда.

 — Тогда тебе не понять меня. Стоит один раз побывать в Москве — и человек заболевает этим городом. Мне каждый раз очень тяжело уезжать из Москвы. Хочется выпрыгнуть из поезда и бежать обратно прямо по шпалам...

 — А ты часто бываешь там? — позавидовал Сашка.

 — Да, частенько.

 — Просто так ездишь или по делу?

 — В основном — дела фарцовые: тряпки, обувь, парфюмерия... ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх