Руслан и Людмила (Генеалогическое исследование)

Страница: 1 из 2

24—28 июня 2001 «Елда двуглавая торчала, Как герб российский, величава...» И. Петенко

Наш князь Руслан был ё#орь знатный,

Любил е#аться день и ночь,

Хоть вид имел весьма отвратный,

Мог х#ем стёкла растолочь.

Он был в округе знаменитым,

Имев двуглавую елду,

И каждой даме именитой

Её засаживал в манду.

(Разворотил х#ём манду).

Желанье тешиться с п#здою

Не покидало ни на миг,

От вас, естественно, не скрою,

Он был внушительный мужик.

Когда садился на кобылу,

Кряхтела жалобно она,

Поскольку толстая х#ина

Висела сбоку от седла

И, как дубовая дубина,

Конягу била по бокам,

Когда Руслан — большой мудила,

Скакал е#ать придворных дам.

За день, пожалуй, штук по восемь

Он успевал оттрахать вдрызг,

Когда ж был трезв и озабочен,

Елду свою с тоскою грыз.

Е#ясь с сознаньем и по делу,

Снискал себе большой почёт,

Был обожаем без предела

Б#ядями этот обормот.

Узоры дивные рисуя,

Он спермой брызгал в потолок,

И на лепнине в форме х#я

Зацвёл воняющий цветок.

Волнуясь, ждали его б#яди —

Ну, что ж не едет этот чёрт —

И потупляли скромно взгляды,

Припомнив, как он их е#ёт.

Отъё# их всех во все их дыры,

К своим размерам растянув —

Ох, непоседливый проныра —

Туда, сюда — чуть не проткнув.

Чтоб меньше тратить на разъезды

Порой семейку всю е#ал,

Плевал на всякие инцесты —

И мам, и дочек ублажал.

Расставит рядышком всех раком,

Елдой погладит между ног,

И с маху всадит её в сраку,

Успеют только вскрикнуть «о-о-х!...»

Но дамам этого и надо,

Их п#зды сочные блестят,

Ждут с вожделением награды

И об пол матками стучат.

Бывали, правда и проблемы,

Когда вдруг чей-то вздорный муж

Не мог решить простой дилеммы —

Помочь е#ать, иль выпить пунш...

Руслан при том не обижался,

И возражений не имел,

Как воин быстро собирался,

И дальше кречетом летел.

Однажды, с е#ли возвращаясь,

Кемарил мирно он в седле,

Уставший х#й его, болтаясь,

Кобылу шлёпал по спине.

Но вдруг раздался голос грозный:

«Какого хрена прёшь, мудак?»

Продрал глаза — пердун навозный

Сидит, засунув х#й в кулак.

Руслан тут сразу обозлился:

«Пошёл с дороги, старый хрыч,

Совсем, ты, вижу, обдрочился,

Воняешь здесь, как дохлый сыч».

Тебе другого леса мало,

Где сперму грязную излить?

Заткни поганое хлебало,

Как смеешь князя ты хулить?»

Старик весь злобою налился:

«Ты на кого, пижон, попёр?

Опять до чёртиков напился,

Не видишь, кто я? — Черномор!»

Руслан от страха обоссался,

Он сказки Пушкина читал,

И щас припомнить постарался,

Как там мудак один летал,

Ещё — до девок был охочим,

И даже вые#ал одну,

Хоть не хотела она очень,

Он бородой пролез в манду.

Тут кровь в Руслане возыграла:

«На девок заришься, козёл,

Мне самому их здеся мало,

Ещё с тобой делиться!? Пшёл!...»

Но дед не робкого десятка:

«Заткнись, неё#аный щенок,

Мне срать на здешние порядки,

Взгляни-ка лучше между ног».

Руслан взглянул и чуть не умер —

Замест елды висит шнурок...

А Черномор опять воркует:

«Теперь иди, е#ись, сынок...»

Забыл бедняга, что был магом

Е#учий этот Черномор

И раньше мог единым махом

Елдой свалить любой забор.

Залился князь наш громким плачем:

«Прости, родной, попутал бес,

Садись ко мне, вдвоём поскачем,

Здесь рядом б#ядь есть, через лес...»

Старик лишь только ухмыльнулся:

«Ты, что ж, е#учий таракан,

Зачем на деда золупися,

Тебе тут что ли ресторан?

Куда заехал ты с кобылой?

Теперь здесь вотчина моя...

Россия, верю, не забыла

Про красный х#й богатыря...

Твои мне б#яди все до сраки,

Таких е#ал я эшелон,

В их п#зды красные, как маки,

Свой хер засаживал, как лом.

Коли не веришь, щас узнаешь,

Сейчас побольше раздрочу...

Ведь ты совсем не представляешь,

Как я им в жопе ворочу».

Но тут кобыла глаз скосила —

Змея ужалила за бок —

И аж от смеха подскочила,

Увидев княжеский шнурок.

Заржала громко, до упаду,

Но тут ей стукнуло в мозги:

Не будет больше ей услады,

Коня такого не найти,

Чтоб ей доставил наслажденье —

Хозяин лучше жеребца

Е#ал её почти с рожденья

Елду вдвигая вдоль хребта.

А чем теперь е#ать Руслану?

Обжёг мучительный вопрос —

Ведь он не сможет даже спьяну

Своим шнурком залезть под хвост.

Кобылу гневом подхлестнуло,

Восстала круто на дыбы

И старикашку п#зданула

Меж глаз копытом — рок судьбы...

Вокруг всё громко задрожало,

Пошёл огонь и грянул гром,

Гавном каким-то завоняло —

Руслан нос спрятал под седлом...

Деревья ветром покосились,

К земле припали, как кусты,

По небу молнии носились —

И князь насрал себе в трусы.

И в миг, замест навозной кучи

Шишак поднялся над землёй,

Завились пыли грязной тучи,

И всё накрылось, как п#здой.

Чем дальше в лес, тем интересней —

Вдруг из-под шлема вылез бес,

Он вид имел весьма чудесный —

Х#ями был обвешан весь.

Руслан раскрыл своё е#ало

При виде мерзости такой

И блеванул себе в забрало,

Плащом накрывшись с головой.

А бес запрыгал перед князем,

Держа х#и наперевес,

И домогаясь грязной связи,

В штаны руслановы полез.

Но тут Руслан, как тигр взъярился,

Рванул себя он за шнурок

И томным голосом взмолился:

«Не торопись, нежней, дружок...»

Кобыла ж, видя это дело,

Стоит ни жива, ни мертва,

И от стыда аж покраснела,

Услышав мерзкие слова.

А чёрт тем временем лютует,

Ему давно уж невтерпёж,

Руслана в жопу он целует

И х#ем пробует «крепёж».

А князь совсем размяк, бедняга,

И с грустью смотрит на сапог —

«Ведь надо ж стать такой бодяге,

Была б елда, а то шнурок...»

Он смог бы х#ем двухголовым

Рога все бесу отшибить

И той дубиною пудовой

Козлу хребтину перебить.

Но щас он вынужден смириться,

И завязав шнурок узлом,

Х#ями беса насладиться,

Уткнувшись в землю потным лбом.

Заплакал князь от тяжкой доли,

Поскольку бес уже залез...

И стонет он от сладкой боли

На весь дремучий жуткий лес.

А чёрт е#ёт неугомонно,

Х#ёв на нём, как вшей в бомже —

Воняет спермою зловонно,

И бедный князь визжит уже.

Тут аж кобыла встрепенулась:

Ну как хозяина спасти?

Сама хвостом бы повернулась,

Да страшно очень, чёрт возьми...

Но долг её сильнее страха —

И повернувши к бесу хвост,

Так перданула всею сракой,

Что отлетел у чёрта нос.

Опять деревья задрожали,

Огонь и вонь, и проча хрень,

Но чары б#ядские пропали —

Присел Руслан на трухлый пень.

Прикрыл глаза — припомнить страшно

Какую муку претерпел,

Когда меж ног шнурок ужасный

Замест елды он вдруг узрел.

Но сквозь противные виденья

Он слышит чей-то нежный глас:

«Е#и меня без промедленья,

Хоть ты теперь и пидорас...»

Руслан разинул свои очи,

Дивясь, кого опять е#ать

Среди бессонной длинной ночи,

Когда так хочется поспать.

И в ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх