Двадцать пять, девятнадцать, семьдесят три

Страница: 3 из 5

 — Значит во всем виноваты карты.

 — Ну вот: «чуть что — сразу «Косой». Почему виноваты?

 — Сидите молча, ничем меня не развлекаете. Подайте мне что ли яблоко.

Дмитрий взял яблоко из вазы и протянул Диане. На секунду их пальцы встретились, и он ощутил полировку лака на ее ногтях, их острые края, мягкую, но упругую кожу.

После второго бокала язык у Димки стал более живым и свободным. Шурик, усердно налегавший на коньяк еще в офисе, захмелел, пьяно улыбаясь и поддакивая. Женька был угрюм, подвинув к себе бутылку с коньяком, перешел на более крепкие напитки. В комнате было жарко, парни сняли свои свитеры и остались в рубашках.

Диалог Димки и Дианы был веселым, они улыба-лись, девушка, иногда, негромко смеялась, отчего один раз пролила капельку вина на свои чулки, которые нисколько не изменили от этого своего цвета. Наконец, Дмитрий осмелился и решился пригласить хозяйку на танец.

 — Вы танцуете?

 — Так это вы пытались пригласить меня еще на работе?

 — Каюсь.

Для того, чтобы помочь встать Диане, ему пришлось подать ей руку и потянуть ее на себя. Диван с неохотой отпускал женское тело. Димка пропустил девушку вперед, впрочем, по-другому они не смогли бы выйти — мешал столик. За спиной Димки Евгений налил себе очередной стопарик и с размаху его «опрокинул».

Они вышли почти на середину погруженной в полумрак комнаты. Акустика была великолепной, музыка лилась отовсюду, обволакивая их. Дмитрий сначала обнял Диану робко, лишь слегка прикасаясь к ее спине подушечками своих пальцев. И вел так же мягко и робко, вернее вела Диана, он только предугадывал ее следующее движение, на долю секунды опережая девушку.

Казалось, что вблизи он должен был заметить какие-нибудь изьяны, отдельные детали, скажем, упрямый, торчащий супротив всех волосик ее прически, капельку пота на виске, родинку на изгибе шеи. Но ничего этого не было, Диана продол-жала оставаться божеством.

 — Вы она живете в этом доме?

 — В основном, да. Это вас волнует?

 — Меня волнуете Вы.

 — Хороший ответ. — она слегка надавила на его плечи своими ноготками, что побудило Димку усилить и свои объятия.

Совершая очередной оборот он успел заметить, что его «компаньоны» вовсю увлечены столиком, стоящим перед ними и почти не обращают внимания на танцующую пару. Впрочем, освещена была только часть зала, где стояли диваны, в остальном пространстве комнаты царил полумрак.

Дмитрий начал с «изучения» линий спины, проводя пальцами вдоль позвоночника. Не получив ответной реакции, он переместил свои руки: одну подтянул ближе к себе, подмышку девушки, коснувшись большим пальцем ее груди, вторую постепенно опустил вниз, сначала на талию, потом на кругленькую, аккуратную попку.

Диана не отдернула его руки, только томно произ-несла в полголоса.

 — Молодой человек, Вы — нахал.

Для того, чтобы дотянуться до ее попочки, Дмитрию пришлось пододвинуться к девушке почти вплотную. При ее словах его обдало теплым дуно-вением с арроматом духов и терпкого вина... Един-ственное что он мог теперь сделать, это только наклониться к ее губам. Прикосновение длилось секунд пять.

 — Вас кажется Дмитрием зовут?

 — Можно просто Димочка.

 — Димочка, мы еще на брудершафт с вами не пили, а Вы уже лезете целоваться.

 — Минуточку, сейчас исправим.

Он оставил девушку посередине залы, подошел к столику, наполнил бокалы вином.

 — Ну как она?

Мужики смотрели на него пьяным взором. Коньячок, в фигурной бутылке, видимо был забо-ристым.

 — Все пучком, хрен торчком.

«Какая им разница? Все равно сегодня я им ее не уступлю.»

Диана ждала его, от нетерпения переминаясь с ноги на ногу.

Димка не мог отказать себе и ей, и первым делом приник к ее губам, широко разведя руки, с зажа-тыми в них бокалами. Это потом они пере-крестили свои руки и как положено осушили до дна бокалы. Когда Диана вновь оторвалась от его губ, она посмотрела туманным взглядом на пустой бокал в своей руке и отпустила его. Со звоном он упал на пол. Не долго думая Дмитрий отпустил и свой, отбросив в сторону одним движением кисти, чтобы не наступать на осколки стекла.

В это время он был лицом к столику и мог видеть, как парни вновь оторвались от бутылки и фруктов, огреагировав на звук бьющегося стекла. Не желая чтобы они наблюдали за его дальнейшими действиями, Димка, в такт музыки развернул Диану, и только тогда приник к ее полураскрытому рту, вступив в единоборство языков.

«А мой сильнее!»

«Нет — мой!»

Между тем его рука снова легла на очарова-тельную попочку, подтянула к себе край платья, не обнаружив, к своему удивлению, ничего под ними. Нет, посередине была тоненькая ниточка шелка. У Димки аж глаза из орбит вылезли.

 — Что такое? Ты удивлен?

 — Я — снова восхищен. Вами.

 — Уже «тобой».

 — Тобой. — он натянул струну этой тоненькой шелковой полоски и отпустил. Легкий щелчок был слышен только им двоим.

Ее грудь (левая, до правой он еще не добрался) была столь же упруга, как и оба полушария ее попочки. К сожалению в комнате они были не одни, поэтому Димка не рискнул задрать платье и спереди, чтобы поцеловать тот тугой, продав-ливающийся сквозь платье сосок.

 — Диана, ты не проводишь меня до более уединенного места.

 — Ты считаешь что уже пора? Ну, как знаешь.

Он слегка ослабил свои обьятия, хозяйка легко выскользнула из них и, взяв его за руку, даже не поправив платье, задравшееся так, что можно было видеть самый низ попочки, потянула за собой. По витой лестнице, на которой Димке открылась великолепная картина, и он не удержался от того, чтобы не провести рукой по атласной полоске ткани, они поднялись на второй этаж и, пройдя по коридору, оказались в небольшом, уютном кабинете, с горящим камином.

Диана оставила Дмитрия, подошла к огню и, наклонившись, взяла кочергу, чтобы поворошить тлевшие в камине поленья. От ее действий те выпустили ворох искр и занялись с новой силой, пикантно осветив наклонившуюся перед ними девушку.

Такого зрелища Димка перенести не смог и подойдя сзади к девушке плотно прижал к себе ее бедра. Затем его руки прошлись по внутренней стороне ее ног, погладили скрытый шелком холмик, и задрав, наконец, платье, охватили груди, чуть свисавшие вниз, но не ставшие от этого менее упругими. Девичий зад, предоставленный сам себе, тем не менее продолжал с силой тереться об Димкино «хозяйство». Пламя горящих поленьев переливалось на платье Дианы всеми оттенками красного цвета.

Дмитрий не стал тянуть девушку за ее груди, чтобы выпрямить, наоборот, он сам присел на колени и припал губами к восхитительной попочке. Руки оставили грудь и зашелестели по чулкам, удержи-вающей их резинке, нежной коже выше их. Вскоре ему потребовалось отодвинуть расширяющуюся спереди полоску, надвое разделяющую попку, но дотянуться до всех женских прелестей язычком в полную силу ему не удавалось. Он только слегка скользил по волосикам, нежной коже, скрываемой под ними, слизывал отдельные капли нектара, который вовсю тек по его руке, чьи пальцы были более удачливы и могли полностью насладиться облада-нием всех маленьких секретов женского тела.

Дмитрий был готов и хотел довести девушку до момента истины сначала именно так, но та, в какой-то момент не выдержала, выпрямилась и потянула Димку к стоящему недалеко широкому креслу. Дернув молнию на его брюках и толкнув любовника на кресло, она скинула свои туфли и уселась верхом на самостоятельно вылезшую из своей темницы плоть. У обоих по коже пробежали мурашки в тот момент, когда раздувшаяся головка, поцеловав встретившие ее губки, раздвинула их и проникла внутрь. Безумство ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх