Джек-сиделка

Страница: 1 из 2

«Джек!», Сью крикнула из ванной. «Не мог бы ты подойти на минутку?»

Джек встал со стула и прошествовал к двери ванной комнаты, пытаясь при этом смотреть телевизор, и, как результат, больно ударился плечом в стену. Проклиная эту стену и того, кто додумался ее здесь поставить, он приоткрыл дверь и спросил:

«Что случилось, мама?»

«Мне нужна твоя помощь», как-то обреченно ответила она.

Вчера, пока она ехала домой, в ее машину с размаху врезался джип. Потеряв контроль над машиной, которую сильно закрутило, его мать сломала правую руку. То, что она была пристегнута, позволило ей отделаться только сломанной рукой и парой синяков. После ночи, проведенной в госпитале, Сью позволили вернуться домой с объемистой повязкой на руке.

Джек, недавно отпраздновавший свое совершеннолетие, был объят ужасом, когда позвонил полицейский и сказал об аварии. Он моментально собрался и отправился в госпиталь. Его отец сейчас был в другом штате по делам фирмы и должен был вернуться не раньше чем через четыре месяца. Уезжая, он оставил Джека за хозяна в доме. Сын просидел возле матери большую часть ночи, прежде чем отвезти ее домой утром.

Он вошел в ванную, скромно потупив глаза и глядя преимущественно на пол. Сью сидела в теплой ванне, пристроив сломанную руку на краю, чтобы сохранить сухой. Слеза скатилась по ее щеке из-за неудачных попыток сделать все одной рукой. Леваю рука Сью была сильно ушиблена, так что та не могла подняться из ванны без посторонней помощи.

Взяв свежее полотенце с вешалки, Джек мягко покрыл им плечи матери. Он выскользнул из шлепанцев и встал позади матери в ванну, чтобы помочь ей, взял под руки и мягко поднял.

Она застонала как только ее тело, покрытое синяками и ссадинами, напряглось, но все же встала, почти безуспешно пытаясь прикрыться полотенцем. Она медленно подняла и перекинула через кран ванны одну ногу, балансируя. Джек мягко поддерживал ее, передвинув руки немного вперед и касаясь ладонями грудей своей матери. Как только она, съедаемая болью, встала на полу, то смогла почувствовать безошибочную твердость эрекции сына на своей спине.

Джека очень смутила его непроизвольная эрекция. Он никогда не думал о матери как о женщине. Она была... ведь она была его МАТЕРЬЮ. Он также впервые осознал, что его мама — весьма привлекательная женщина, несмотря на почти сорок лет. Ее тело было стройным и подтянутым, а грудь полной и упругой. Черт! Она была ОЧЕНЬ привлекательной женщиной.

Она также была мокрой с головы до ног и, в ее тепершнем состоянии, не было ни малейшей возможности вытереться самостоятельно. Джек попытался сохранить остатки ее целомудрия, сняв еще одно полотенце, чтобы она вытерлась снизу. Ни одного слова не было сказано. Ее стыд и его ощущение, что он делает что-то неправильное и постыдное, сделали общение крайне затрудненным. Ведь он никогда не видел свою маму обнаженной до этого момента.

«Не беспокойся, ма», наконец произнес он. «Я моментом тебя вытру».

Она смущенно улыбнулась, глядя на сына. Он действительно ей помогал и теперь нужно было отдать контроль над ситуацией в его руки. Джек начал со спины, постепенно спускаясь от шеи к пояснице, упругой соблазнительной попке и стройным ногам. Перейдя к передней стороне ног он вытер их, полностью пропустил ее киску и осторожно вытер животик. Долгое время вытирал, массируя ее плоский животик, пребывая в полном замешательстве относительно дальнейших действий.

Стиснув зубы, он поднял полотенце выше, мягко массируя низ восхитительных грудей своей матери. Ее глаза были плотно закрыты, а голова откинута назад. Мокрые волосы рассыпались по спине. Она не могла поверить реакции своего тела, пронзавшей ее словно электрическими разрядами до кончиков волос. Сломанная рука и ссадины исчезли из ее сознания и лишь твердые нежные руки, массирующие ее грудь, остались там. Ее соски предали ее, твердея с каждым движением мохнатого полотенца.

Прошла вечность. И все еще царила абсолютная тишина. Дыхание сына стало тяжелым, и легко заметный холм на шортах выдавал его чудовищную эрекцию. Его глаз следовали за руками, трепетно обходившими каждый синяк на теле матери, от чего та только мелко вздрагивала.

Первое полотенце медленно соскользнуло с ее плеч, упав на пол. Джек инстинктивно двинулся вверх от ее груди и вытирал лицо, затопленное слезами. Но ни звука не было произнесено. Ее смущение лишь усиливало те чувства, что она безуспешно пыталась понять. Те что заполнили ее сознание и наполнили тело.

Она не чувствовала боли, только удовольствие сродни экстазу охватывало ее полностью с каждым прикосновением нежных рук. Ее реакция из непроизволной и незаметной переосла в очевидную. Соски были тверды как мрамор, а сок стекал по веутренней стороне бедер.

Джек вытер ее слезы и мяко сказал:

«Все хорошо, мама. Боль сильна сейчас, но уже скоро станет намного лучше.»

«Джек, мой дорогой. Если бы это была лишь боль от автомобильной аварии...»

Она взяла полтенце и быстро вытерла область, пропущенную сыном. Она знала, что Джеку придется одеть ее, потому что прошла вечность, пока разделась перед ванной, и боль никак не хотела отпускать. Джек предвидел необходимость этого и накинул ей на плечи халат, как только забрал мокрое полотенце.

Он вывел ее из ванной и проводил до спальни. Вещи, одетые ей в госпитале, все еще лежали на полу.

«Подожди минуту», сказал он. «Какая одежда тебе необходима?»

Она остановилась возле кровати и подсказала, где он сможет найти нижнее белье, зимнюю блузку и старую, но удобную, юбку-тартан, обосновав выбор удобством одевания. Джек спокойно достал все что было нужно, аккуратно сложив на краешке кровати.

Она тихо стояла все там же, где он оставил ее.

«О, мама, ты замерзла.»

«Нет, не очень, Джек. Я больше смущена, чем замерзла. Я хотела бы, что бы ты не видел меня такой. Мне очень стыдно просить тебя о таких вещах.»

Джек крепко, по-медвежьи, обнял дрожащую мать и нежно поцеловал в щеку, ощущая на губах соль ее слез.

«Не говори глупости,» заметил он. «Ты не просила придурка столкнуть тебя с дороги, и у тебя не было возможности не сломать руку. А теперь перестань волноваться. Через несколько дней ссадины пройдут и ты сможешь сама позаботиться о себе. Но до этого я помогу тебе заботиться о твоих многочисленных синяках. И перестнаь стесняться, ты знаешь, что у тебя нет ничего такого, что я не видел у моих подруг.»

До этого времени она лишь догадывалась о сексуальной жизни Джека, но никогда с ним не говорила на эту тему. Иллюзия ее малыша медленно развеялась в прах, как только она представила себе его с последней подругой.

Джек перешел к делу, чувствуя полный контроль над ситуацией. Сексуальное влечение отступило перед простой задачей одеть его мать.

Выбрав ее розовые трусики, он встал перед матерью, позволяя ей сохранить целомудрие в виде халата. Она оперлась целой рукой на его плечо для равновесия, подняла одну ногу, а затем вторую, позволяя Джеку поднимать трусики вверх, раздвигая полы халата по мере движения.

Как только ее холм Венеры предстал перед его глазами, стало очевидно, что ее влагалище очень сырое. Сперва Джек подумал, что она просто плохо вытерлась, поэтому быстро сбегал за полотенцем в ванную.

Она не сделала ни одного движения. Халат был широко распахнут, киска в полной видимости, а трусики чуть выше колена. Пока он вытирал ее, стало абсолютно понятно, что ее влага не имела ничего общего с водой из ванны.

«Ой, мама! Я думаю, тут небольшая проблема. Ты думаешь о чем-то очень бесстыдном?» усмехнулся он.

Сью обхватила голову, пристыженная его открытием. Как она могла сказать, что его забота о ней и процедура вытирания сработали как большой выключатель? Ее грудь, все еще твердая и возбужденная, хотела продолжения. Ее мечтательность была разбита практичностью сына. Оставив за бортом всю стыдливость, он просто раздвинул ей ноги одной рукой, а второй вытер внутреннюю ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх