Елена Прекрасная

Страница: 5 из 11

и тихо так «квак-квак». «Лягушка», подумал Ванька, «квакушка наверное».

 — Я, Вань, не квакушка, — сказала вдруг ему человеческим голосом лягушка-неквакушка. — Я жена твоя наречённая, Елена Прекрасная. Афродита из твоих галлюцинаций. Ты возьми меня с собой, у меня сейчас ломка великая, ещё и хуй его знает оклемаюсь ли. Мне медикаменты нужны и изоляция, меня Кащей на иглу посадил.

Ванька аж охуел от обилия событий.

 — Милая моя! Да как же: — только и смог выговорить от осознания такой хуеты Иван. Надо было спасать на срочную столь невероятно материализовавшийся сон и Иван-царевич упрятал лягушку-царевну на груди и поскакал наскоряк возвертаться до хаты, чтобы чинить своё ненаглядное сокровище.

* * *

Так Ванька и воротился до поры до времени домой. Но дурак — он и в Африке дурак, вместо того, чтобы заховать лягушку подальше и косить под гофрированного шланга, он во всеуслышание всему царству заявил, что принесённое им земноводное — его жена и самое прекрасное существо на земле. Таким образом обложив хуем все возможные из такого заявления выводы и последствия. Выводы ждать себя не заставили и та часть царства, с которой Ванька не был знаком лично, постановила, что хлопец зъихав с глузду окончательно, и даже те, кто знал Ваньку, правильно засомневались в его настоящей дееспособности. Но Ваньке на это было накласть с пропеллером. Он отнёс свою лягушку-царевну в лабораторию института исследования земноводных форм и занялся самостоятельно восстановлением подорванного жизненного тонуса несчастного животного.

Лечить, конечно, было — что сказка. Оказавшуюся в полной изоляции от психотропных и галлюциногенных, лягушку ломало по черному, и датчики самописцев зачастую ломились к критическим показателям, и приходилось вводить незначительные дозы попускных, которые превращались в ещё более охуенную муку очень скоро. Ни жрать, ни хуя вообще, лягушка не могла и даже внутренних вводов пищи организм не переносил, поэтому ко всей хуйне добавлялась ещё угроза смерти от полного истощения. Ванька не спал ни хуя ночами и бегал, как придурок, по отделам, исследуя пласты информации по новейшим и старейшим методикам возвращения с того света запущенных наркоманов.

Хуйня-война, и не такие крепости брали, и в один из дней Ванька понял, что лягушку-царевну окончательно обломало и возвертает потихоху назад. С того дня Ванька прекратил наставку попускных и стал подкармливать свою нежданно-негаданно случившуюся пациентку.

А потом Ванька пришёл с поправленной лягушкой в обоих руках во дворец и сказал, что вот мол — женюсь. А кому не нравится, тот пошёл на хуй.

 — Ну что с таким хуеплётом сделаешь! — посетовал только царь-отец и объявил тогда, перед тем как сыграть все три свадьбы у сыновей, конкурс художественной самодеятельности среди ихних будущих жён. Дескать, какая сможет мне больше всех угодить, той приз — большой шоколадный хуй. Это пошутил я так, объяснил потом царь, приз будет серьёзный и пока никому не ведомый, типа даже не приз, а сюрприз. И первым заданием в этом соцсоревновании объявляется следующее. Трэба было до утренних сумерек спекти пирог, а как взойдёт солнце, каждый сын должен снести тот пирог на пробу царю.

Если подойти ответственно, ни хуя страшного не было. Проблема не ебать какая — пирог испечь. А только Ванька свесивши голову до дому попёр. Два старших брата абсолютно без понту невест известили — так мол и так, надо пирог. А Ванька шёл и думал: какой на хуй пирог — она же заколдованная у меня. Мы бы вам таких пирогов намесили, но она же маленькая у меня сейчас и лягушка, да от болезни еле оклемалась, какие в пизду пироги! Пришёл — ничего лягушке своей не сказал, закинулся делами, а сам туча тучей. Ни хуя, думает, не даст батька женится — заберу её малую и упизжу навсегда. Только лягушка-царевна заметила, что Ванька шальной и спрашивает:

 — Вань, ты чё? Ты брось, всё нормально будет. Поднапрягёмся — такое выдадим, что никому и во сне не видать!

Ванька очнулся от таких слов:

 — А ты, — говорит, — откуда знаешь про царёво заданье?

 — Да не, Вань, я не знаю, это я так — из поддержки, — говорит лягушка и спрашивает: — Вань, а что там за задание такое заморочное?

Ну тут Ванька и рассказал про царёву задумку с его хитровыебаным конкурсом.

 — Ой, да ты не печалься, Вань! — говорит ему тогда лягушка. — Всё будет правильно. И пирог, и кулич, и какава с мармеладом. Ложись спать спокойно, а я постараюсь службу верно организовать.

А Ванька, он чего, он лягушке своей как себе верил, бах спать и по хер мороз. Только храп в горенке как в конюшне кавалерийского полка в период массовой случки. А царевна-лягушка на задни лапки приподнялась, передней лапкой потянула кожу с пизды и в один миг обернулась Еленой Прекрасной, которой до поры никому видеть было нельзя. Только взмахнула легко рукой — появились два дюжих молодца, кровь с молоком, два грозных ёбаря. И тут же давай на Елену Прекрасную таращиться бесстыжими своими зенками. Но она их окоротила враз и говорит:

 — Так, ребятушки, к утру задание только вам по плечам. Чем хотите месите, чем хотите толчите, но нужен пирог вкуса самого тонкого и необыкновенного. Справитесь?

Орлы только усмехнулись и навертели к утру такого пирога, что даже взглянуть было любо-дорого. Проснулся Ванька, видит — чудо. И понёс пирог на пробу царю. А там уже двое старших братов с пирогами. Принесли они все втроём царю, выставили на золотом подносе перед ним в ряд и стал пробовать царь.

Отведал поперва царь пирога Катюши, невесты старшего брата. «Хорош пирог!», сказал, «ничего не скажешь». После отведал пирог Анютки, среднего брата невесты. «И этот хорош да вкусен», сказал царь и вкусил тогда уже третьего пирога, что лягушка-царевна пекла. Тут у царя пошёл первый приход.

: палата царского терема была вроде та, да не та. Сынов не было и не утро было, а ночь. Через распахнутые окна ластился лёгкий ветер и мигали звёзды. А главная звезда царицей лежала перед царём с широко раскрытыми ногами на крепком дубовом столе. И вкусил царь словно не пирога, а самое что ни на есть между ног у царицы. И до того лакомо вкусил, что царица заохав даже приподнялась немного жопой над столом. Понравилось такое дело царю, давай он дальше вкушать царицыно лакомство. Царица-то в обычности нрава была чуть не пуританского — при свечах царю упороть себя ни разу не дозволяла, а тут лежит вся, чуть ли не искрится от обнажённости и коленки только разводит в стороны до возможного. Пизда соком налилась, губы алеют, росинки пота по чёрной шерсти, а сама царица задницей так и поддаёт, так и поддаёт. Ну царь и запустил ей язык поглубже, раскоряченное лоно вывернул и матку языком достал. И когда пошёл её родимую по шейке охаживать да щёчки внутри оходить, тут царица и не выдержала. Оргазм захватил её сразу и всю, она охнула, прикрыла глаза и начала кончать всей пиздой царю в рот судорожно извиваясь бёдрами в крепкой хватке его налившихся небывалой силою рук. Не допуская царицу вывернуться, царь приподнялся над ней и крепко-накрепко вдул ей своего заартачившегося под животом жеребца. Конь красноголовый вошёл яростно и натужно и начал переть царицу до лёгких судорог во влагалище. Царица не могла выйти из своего затяжного прыжка в небо. Оргазм бил даже не волнами, а нарастал по прямой и, когда мощный хуй разрядился по стенкам струёй горячего, пизда не выдержала и схлопнулась в колоссальном зажиме. Но не молодецкому хую то была помеха. Царь как пёр так и пёр, пока хуй окончательно не нарадовался ставшим вдруг таким узким и крепким влагалищем. Тогда царь выдернул на одном махе из сведённой пизды хуй и приник вновь устами к своей любимице. Губы пизды были плотно сдвинуты и дрожали немного от пережитого. В щель невозможно было втиснуть даже ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх