История одной авиакатастрофы

Страница: 2 из 3

из самолёта вывалилось четыре ряда, по три кресла в каждом. Из всех пассажиров злополучного рейса №459 «Москва — Бангкок» выжили лишь мы втроём. А вы говорите судьба... От созерцания водной глади меня отвлёк кашель Кати. О, слава богам! Она приходила в себя. Не знаю чему я больше обрадовался — тому что она жива, или тому что мне не надо больше поддерживать её на плаву. Как ни странно возвращение к жизни Катюхи внесло надежду в наши с Иркой сердца, ибо только очнувшись Катя с трудом выдавила: «Остров!». Вот тебе на! Действительно, поддерживая Катю на плаву я не видел что творится слева, а там, совсем близко маячил небольшой остров. Песок, пальмы... Мираж что ли, больно не верится в такую удачу? Нет, действительно остров. Собрав последние силы мы поплыли к берегу. И хотя я плыл с трудом, но процесс был не лишён приятности: сама Катя плыть ещё не могла, поэтому я плыл на спине, обхватив девушку за талию и буксируя над собой. Так как плыли мы вперёд, то руки мои вскоре оказались на груди моей подопечной, а подгребая ногами я периодически своим (быстро твердеющим от необычных ощущений) членом касался прекрасной попки Кати. Вспоминая те события я удивляюсь сам себе — переживший страшную катастрофу, находясь в смертельной опасности (до острова-то только с виду недалеко было, ели доплыли), уставший и нахлебавшийся воды я ухитрился снова возбудится. Да, видимо я просто маньяк. Точно.

Выбравшись на берег, мы вповалку рухнули на землю. От усталости я не мог даже говорить, просто закрыл глаза и уткнулся лицом в тёплый песок. Подняться и оглядеться я смог только через минут десять. Однако обозреть пейзаж мне так и не удалось: взгляд мой упал на распростёртую возле меня Катю... О... О... О... Красота — страшная сила. Пять минут назад я не мог даже открыть глаза, а теперь готов был изнасиловать девушку прямо здесь и сейчас! Находящаяся в полуобмороке девушка не контролировала себя и не обращала внимания на свой вид. А посмотреть было на что: её юбка разодралась и получившийся таким образом разрез доходил почти до середины бедра. Открывшийся вид показал мне что девушка не носит трусиков... Член мгновенно восстал из небытия и разрывал брюки. Не знаю, чтобы случилось через секунду, если бы Ира, тоже очнувшаяся, не кинулась к подруге. Слава богу, что она умела делать искусственное дыхание, ибо если бы его начал делать я то точно не выдержал бы и отымел крошку прямо на пляже. Делая искусственное дыхание Ира повернулась ко мне задом... О, если б вы знали каких усилий мне стоило наблюдать обтянутую мокрой тканью пышную Иринкину задницу и ничего не предпринимать!!! Да мне орден надо дать за такой подвиг. Чего против этого все эти тупые пытки инквизиции?! Вот это была пытка, а то — тьфу, так себе!

Когда Катюшка очнулась, и все мы более-менее пришли в себя я предложил осмотреть остров (естественно, предложение это я делал стоя к красавицам спиной и, типа, глубокомысленно оглядывая джунгли острова, член-то, собака, всё ещё не мог успокоится и стоял себе как Пизанская башня какая-нибудь). Предложение моё было воспринято без энтузиазма. Девушки ещё не совсем пришли в себя, но ужас положения начинал понемногу доходить до них. Я, как мог, пытался отвлечь и развеселить их, однако теперь мои шутки не находили их поддержки... Правда Катя очень долго благодарила меня за своё спасение, но настроение у девчонок всё равно было очень подавленное.

Через час и двадцать семь минут (если мои разбитые часы шли правильно) мы снова пришли на пляж, с которого началось наше знакомство с островом. Боже ж ты мой! Весь остров можно обойти кругом за полтора часа! И естественно (сам знаю что не оригинально, и уже было, но не выбирал я этот остров!) остров абсолютно не обитаем! Ни одной человеческой души! Зато есть птички, какие-то зверушки, при нашем приближении убегающие в чащу леса, родничок с пресной водой, известный вам уже пляж и джунгли. Много труднопроходимого леса. Райский уголок вроде бы, но не в нашем положении. Да, если бы у меня была яхта, куча провизии и выпивки я бы первый восславил этот остров, но в тот момент он казался мне противным. Девушки же вообще едва сдерживали слёзы. Поняв что от моих попутчиц сейчас мало толку, я сказав им оставаться на пляже, пошёл искать что-нибудь поесть, ибо в самолёте нас так и не успели покормить, а вся эта беготня по острову и предшествующий этому героический заплыв очень нагуляла нам аппетит. Походив с часок по острову я нашёл кокосовую пальму (что было не сложно, так как пальмы были там повсюду, просто я искал что-то типа земляники или кустика клубники и не сразу допёр, что кокосовая пальма — самое оно в нашей ситуёвине) и поймал на мелководье маленького краба. Но важнее было другое — я в одиночестве собрался, наконец, с мыслями. Логично предположить что нас будут искать (боже, что творится с родителями!), логично предположить что остров наш сразу проверят, соответственно боятся нечего и надо весело проводить время. Тем более компания просто потрясающая. Теперь я остался для них единственной надеждой, опорой, родственной душой. Единственным мужчиной на всём острове. Единственным мужчиной на тысячи километров вокруг. Что ж, приятно. Натянув на себя маску хронического улыбчатого оптимиста я вернулся на пляж, бубня про роскошный, экологически чистый ужин, из кокосов и одного краба (на троих-то человек, деликатес однако). Девочки, похоже, успокоились и даже обрадовались моему приходу (моему приходу, или еде?). Расколотив несчастные орехи и поджарив-таки несчастного краба (слава богу, как у курящих людей, в зажигалках недостатка у нас не было) мы поели и растянувшись на пляже начали строить планы на будущее. Я обнадёжил девушек, поделившись своими размышлениями по поводу острова и нашего спасения, после чего их настроение ещё больше улучшилось (о боже, знали бы мы что самолёт упал в семидесяти километрах от нашего острова...). Мы, со свойственной молодёжи бесшабашностью, решили что уж коль мы остались живы, значит судьба такая и ничего тут не изменишь. Надо просто радоваться жизни, тем более остров этот (особенно после обеда и под полуденным солнцем, да ещё после впечатлений зимней сессии и катастрофы) оказался не таким уж и плохим местом. На жаре нас скоро потянуло купаться. Логично предположив, что раз во время нашего заплыва нас не съели акулы, а значит их тут нет, мы решились-таки немного поплавать. Тут же встал вопрос об одежде. Решительная Иришка, мило спросив не против ли я (неужели я так похож на идиота?), сразу стянула топик и джинсы, оставшись таким макаром только в белых тоненьких трусиках. Катюха медлила, и я знал причину — под юбкой у нашей крошки же ничего не было. Тогда-то я и решил пойти ва-банк. Заявив что нечего лишний раз мочить одежду и что все мы тут свои, да ещё и объединённые общей бедой, я предложил купаться голышом. «Да ты наглец!» — как-то по новому взглянув на меня улыбнулась Ирина. «Но одежду мочить, действительно, не стоит!» — закончила за неё Катя (Не, Катюх, тебя я всё-таки хочу больше чем Ирку), решительно стаскивая свитер (под ним тоже ничего не оказалось) и юбку. О боги! Что у неё было за тело! Прекрасное, соблазнительное, великолепное... Но самое удивительное и соблазнительное было в другом — внизу она была чисто выбрита, и её киска была видна в мельчайших подробностях (а посмотреть там, уверяю вас, было на что!!!). Поняв что так таращится нехорошо я, пробубнив что-то про её интересные вкусы, перевёл взгляд на Иру... Вот уж из огня да в полымя! Каштановый треугольничек Иркиной киски возбуждал не менее сильно, чем её высокая молодая грудь с большими розовыми сосками. В штанах у меня снова началась революция. Взглянув на моё плачевное состояние девчонки не сговариваясь весело рассмеялись и взявшись за руки побежали к воде... Сзади они выглядели не менее (если не более) соблазнительно. Поняв, что будет неприлично оставаться одетым (здорово звучит, да?), я стянул футболку, штаны и трусы и ломанулся в воду, моля бога чтобы быстрее добраться ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх