Обожаю отдающуюся Ольгу!

Страница: 4 из 5

мышцы. и этот орешек довел меня до заключительного экстаза. Хор мужских глоток подхватил мой визг, и в этот момент я почувствовала, что молча тронулась. Это Кирилл выехал из пробки через тротуар.

Кирилл разрешил мне опуститься в кресло, но Вадим позвал меня к себе, и мой Повелитель приказал подчиниться. Вадим пригнул мою голову к своему набухшему члену и заставил взять его в рот. Это было совсем не долго, поскольку буквально через несколько фрикций он кончил.

К этому времени мы уже выезжали за черту города и приближались к реке. Машина остановилась в тени огромной плакучей березы. Немного поодаль был очень удобный спуск к воде. Вероятно, мои спутники уже бывали здесь.

В этом чудном уголке природы, собственно, нам и пришлось провести весь день, На обед сделали шашлык и перекусили. С Кириллом вновь произошла странная метаморфоза: он был удивительно нежен, предупредителен и ласков. В Вадиме также не осталось и тени агрессии. Честно говоря, мне очень даже нравились эти ребята. Особенно Кирилл.

Обратно машину вел Вадим, Кирилл сидел на заднем сиденье, а я дремала, свернувшись калачиком рядом и уткнувшись головой ему в колени.

В квартире я проснулась окончательно. Кирилл отправился готовить ужин, а меня мягко выпроводил в ванную. Освежившись и приведя себя в порядок, я закуталась в огромный махровый халат и появилась в гостиной. Кирилл еще возился на кухне, где что-то шкворчало, шипело и слышался стук ножа.

Вадим включил магнитофон и играл сам с собой в шахматы. Заметив меня, предложил составить партию.

 — Спасибо, но я очень плохо играю.

 — Как фигуры ходят, знаешь?

 — Ну, это-то я знаю.

 — Тогда все в порядке.

Правда, потом, обыграв меня раза три или четыре, Вадим потерял интерес к легким победам и начал учить меня играть, скрупулезно разбирая ходы. 3а этим занятием и застал нас Кирилл, когда явился накрывать стол. Он выдвинул на середину комнаты пальмой стол, накрыл его ослепительно белой скатертью. Потом вдруг посмотрел на меня:

 — Ольга! Довольно отдыхать! Я надеюсь, ты развлечешь нас еще раз?

 — Ну... — у меня было игривое настроение, — смотря чем. Скажи, чего ты хочешь, мой Повелитель?

 — О, это мне уже нравится, но именно сейчас я хотел спросить тебя, что ты можешь предложить нам с Вадимом, пока мы будем ужинать.

 — Ну, раз ч нас романтический ужин, тогда я могу подержать свечи. — Мне все же хотелось отделаться меньшими жертвами.

 — Эта идея мне нравится, — задумчиво произнес Кирилл, — но может быть, лучше ты будешь лежать?

 — Очень хорошо, могу и лежать.

 — В таком случае ложись прямо сейчас, но только на стол.

 — На стол?

 — Ну конечно. Вадим, помоги даме раздеться.

Я понимала, что снова начинается спектакль одного актера, и у меня опять главная роль. Я должна признаться, что за последнее время у меня, похоже, выработался вкус к этой роли. Я хотела играть для этих мужчин жертву, мучиться и наслаждаться одновременно, я просто не могла отказаться от этого удовольствия.

В конце концов, интересно, что еще они придумают? Вадим подхватил халат, соскользнувший с моего тела, а Кирилл взял меня, покорную и обнаженную, на руки и возложил на девственно чистую скатерть. Потом завел мои руки за голову, связал их, а концы веревки укрепил на ножках стола. Ноги он почему-то оставил в покое.

 — Кстати, — вдруг сказал Кирилл, — ты ведь хотела держать свечи?

 — Вообще-то да, но...

 — Достаточно одной свечи, я думаю, — произнес он и зажег большую свечку.

После этого Кирилл развел мои согнутые в коленях ноги чуть шире и вставил горящую свечу между губ влагалища (а я-то удивлялась, почему мои ноги ни к чему не привязали!). Теперь стоит мне слегка изменить положение, и свеча в любой момент завалится (и где гарантия, что не на меня?). И тут Кирилл скомандовал:

 — Теперь пора накрывать на стол!

 — Два стола! — подхватил Вадим, и они вышли на кухню.

На ужин была вареная картошка, тушеная курица и еще какие-то салаты. Я замерла, когда Кирилл поставил прямо мне на грудь и живот два больших блюда с курицей и картошкой, но через мгновение взвыла — они были ужасно горячими, а я не могла пошевелить ни единым мускулом из опасения, что прольется кипящая подливка или рухнет свеча. Поэтому я только процедила скороговоркой сквозь зубы:

 — Кирилл! Убери это, я не могу больше терпеть, убери!

Кирилл подхватил оба блюда.

 — Вадим! — попросил он. — Положи полотенце.

Вадим положил два свернутых вчетверо полотенца, и Кирилл водрузил блюда на прежнее место.

 — Кирилл, а может, не надо? — Я слабо попыталась протестовать, поскольку все равно было горячо.

 — Сама подумай, куда еще их ставить? Ты же заняла весь стол! — укоризненно ответил Кирилл.

Следом за горячим на мне появились салаты, приборы, хлеб и бутылка шампанского.

Пробка от шампанского смачно шлепнулась в потолок, и Кирилл разлил напиток в бокалы, которые эти негодники держали тоже над моим животом. Кирилл налил третий бокал шампанского, поставил около моей головы и вложил мне в рот соломинку.

 — Давайте выпьем за нашу встречу! — предложил он.

И мне ничего не оставалось, как присоединиться к тосту. Струйка шампанского пробила внутри меня искрящийся ледяными искрами туннель, и я чувствовала, что очень скоро захмелею. Тем временем мок мучители принялись за еду, не забывая время от времени подкармливать и меня, а также подставлять новую порцию шампанского.

Наконец тарелки опустели, с меня сняли остывшие уже блюда, Кирилл и Вадим убрали со стола (т. е. с меня) приборы и унесли на кухню. От выпитого шампанского во мне все пылало, голова кружилась, а низ живота был до того горячим, словно свеча горела внутри меня. Боже мой, и мне нельзя было пошевелиться! Я только попробовала приподнять попку, как свеча частично вышла из своего необычного подсвечника и накренилась. Капли расплавленного воска сейчас же обожгли кожу. Я позвала на помощь, но ее почему-то не было.

Свеча еще больше накренилась, и воск сплошной струей полился по моему животу, схватывая трепещущую плоть своей мягкой кипящей лапой, тут же застывающей. Но в тот момент, когда свеча падала мне на живот, Вадим подхватил ее. От резкого движения она погасла, и комната погрузилась в темноту. Вадим снова зажег свечу и поставил в подсвечник. Потом подошел с ним ко мне и оглядел живот.

 — Сейчас воск немного застынет и мы легко сможем его снять. Ожога, я думаю, не будет, — невозмутимо сказал он в чисто кирилловой манере. — Однако в любом случае мы ожог залечим.

 — Интересно, каким это образом? — я приподняла голову. Теперь, когда свечи не было, я могла вытянуть ноги, что с удовольствием и сделала.

 — Ожоги обычно смазывают жиром, а у нас как раз найдется нечто подобное, — заявил Вадим и начал осторожно снимать с моего живота застывший воск. — Кир, налей Ольге еще шампанского.

После шампанского у меня снова закружилась голова, и тут Вадим принес поднос с огромным тортом.

 — Только умоляю, не ставь это на меня! — заорала я и поджала ноги к подбородку.

 — Ну что ты, кошечка. — В голосе Кирилла появились ласковые интонации. — Сейчас будем тебя лечить.

Вадим поставил торт рядом со мной.

Кирилл ласково взял мои ноги за щиколотки и осторожно вытянул их, потом слегка раздвинул, полюбовался открывшейся перспективой и продекламировал:

 — Обожаю обнаженную Ольгу! Обожаю опрокинутую, опустошенную, отдающуюся Ольгу!

Тем временем Вадим снял с торта самую ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх