Вечер встречи выпускников

Со времени окончания школы прошло уже двадцать лет, но до этого на вечере встречи Глеб Круглов был только однажды. Кажется, это было через семь или восемь лет после окончания школы. Кого-то из своих бывших одноклассников он, кажется, там встретил. Как водится, «раздавили пузырь», вспомнили старые приколы. Но больше желания посещать ежегодные сборища у Глеба не было. Он знал, в чем дело. Ведь он не встретил в тот раз Оксану Белоконь — «отличницу, комсомолку, спортсменку, наконец, просто красивую девушку», а именно ее и хотелось увидеть, прежде всего. Она, наверно, и сейчас недурна собой. Обменяться бы с ней поцелуями, погладить грудки, бедра, особенно между ними... Возможно, с ней можно было бы развлечься на всю катушку. Конечно, много воды утекло с тех пор, она уже далеко не юная девушка, но, должно быть, женщина в соку. А в этом году, на прошлой неделе, позвонил Васька Петренко, друг школьных игрищ и забав, и сказал:

 — Слышь, Круглый! Тут недавно по телику крутили «Однажды двадцать лет спустя», ну, помнишь, про встречу школьных друзей. Вот я и вспомнил, что у нашего класса точно такая же дата. Обзвонил наших, чьи телефоны не растерял, естественно. Почти все будут. Приходи, вначале в школе побазарим, а потом пойдем в ближайший детсад. Представляешь, детсадовское руководство сдает регулярно в аренду свое помещение для проведения маленьких забегов в ширину. А Сидор, ну, Петька Сидоров, сейчас крутой, у него бабок — хоть жопой ешь, снял это помещение на пять часов, жратву, водку — пиво — шампанское заказал в неимоверных количествах. Приходи, Круглый, в эту субботу, не пожалеешь. Кстати, Оксанка будет.

Последнее изречение имело решающее значение для выбора Глеба. Он, конечно, согласился.

В субботу вначале собрались в своем бывшем классе, похвастались (кому есть, чем), кто есть ху, поговорили со своей бывшей классной дамой. Оксана, когда входила в класс, обратила на себя внимание всех мужчин. Длинные ноги, попка и грудь весьма соблазнительны. Глеб ощутил приятное чувство меж ног и крепкую уверенность в будущем. Потом в актовом зале выпускникам с двадцатилетним стажем дали «зеленую улицу». Они первыми выступили перед школьниками и поделились своими соображениями, кем быть. Но школьники и школьницы уже давно усвоили, что не нужно быть инженерами, врачами поликлиник, учителями школ. Нужно быть олигархами, бандитами, киллерами и проститутками. Да, это опасно, но очень кушать хочется.

После короткого перерыва началась дискотека. Подарив один танец своей классной даме, Глеб пригласил Оксану.

 — А ты все такой же джентльмен, — прошептала она ему на ухо, — не забыл пригласить Анну Сергеевну.

 — Да, но теперь, надеюсь, на весь вечер у меня будет одна партнерша.

 — Надеешься, но не уверен?

 — Ну, я не знаю, кому ты отдашь предпочтение в белом танце.

 — Ладно уж, не кокетничай, знаешь, что выберу тебя.

С этим словами Оксана, пользуясь полумраком зала и большим количеством танцующих, рукой погладила через брюки его член. Тот не замедлил спружинить. Оксана убрала руку с перца Глеба, прижалась грудью и бедрами к мужчине и горячо заговорила:

 — Пойдем в коридор. Помнишь, однажды, во время танцев мы там уединились на скамье. Там было темно и хорошо.

Они тихонько выскользнули из зала и прошли в темный коридор, нашли скамейку и сели на нее. Оксана чуть отодвинулась и полулегла, голова ее пришлась как раз на бедра Глеба. Он начал поглаживать ее груди через одежду, наклонялся и целовал ее в губы. Оксана не противилась, она как бы подавалась навстречу его ласкам. Глеб осмелел, залез ей рукой под юбку и гладил ее ляжки. Из груди женщины вырвался стон. Мужские ласки становились все смелее, ладонь Глеба крепла. Оксана, тяжело дыша, попросила:

 — Пойдем лучше в класс. Возьми меня там.

Глеб прихватил швабру из туалета, чтобы рукояткой заклинить дверь. Свет в классе включать не стали, все и так хорошо освещалось уличными фонарями. Осыпая Оксану частыми поцелуями, Глеб начал раздевать ее, а она, в нетерпении, стала раздевать его. Он и она ласкали друг друга руками и губами, его дружок окреп, и она с удовольствием проводила по нему ладонью. Глеб положил свой пиджак на стол, Оксана засомневалась:

 — Не испачкаем?

 — А мы аккуратненько.

Она легла на спину, задрав свои стройные ножки, согнув в коленках, разведя ляжки. Глеб, стоя, встал меж ее поднятых и разведенных ног, захватил их руками, ласкал животик, грудки, ляжки, целовал киску и животик. Оксана извивалась под его ласками, тяжело дыша и постанывая. Член мужчины превратился в сталь, в здоровенную твердую палку. Наконец, член скользнул в щелку. Женщина тихонько вскрикнула и начала подмахивать. Глеб понял, что долго он не выдержит и прольется в ее цветок раньше, чем хотелось бы. Он подхватил Оксану на руки, сел на стул и усадил женщину сверху в позе «Пассажиры с детьми». Глеб приподнимал ее вверх и насаживал на кол, она с удовольствием подчинилась этим движениям и оказалась умелой наездницей. Через некоторое время он поставил ее на пол, придвинул два стула спинками к столу, попросил ее встать на коленках на стулья, лицом к столу, задом к Глебу, и вошел в нее сзади. Он легонько прихватывал губами ее ушки, покусывал плечи и урчал, подражая животным. Ответом ему были сладостные стоны. Ей было трудно двигаться в таком положении, она как бы вся раскрылась навстречу, отдалась, а он трахал ее, как самец трахает самку, прижимаясь к ее спине и ягодицам. Она почувствовала по ускорению его движений и по силе его ударов, что он скоро кончит. Оксана забилась в его руках, они достигли оргазма почти одновременно.

Мужчина и женщина, разгоряченные бешеной скачкой, сидели на стульях, покуривали, обменивались поцелуями, ласкали друг друга. Он дал ей носовой платок, она вытерла его инструмент и протерла свой растраханный цветок, но он сочился и сочился, и ей приходилось вновь и вновь пользоваться платком.

 — Неужели твой огурец больше не окрепнет?

 — Кто его знает. Скоро пора на банкет. Есть захотелось после факанья.

 — Ну, уж нет, до банкета я тебя подою еще раз, мой козлик.

 — У козлов молока не бывает, только у козочек.

 — Неважно, у меня и ты будешь доиться.

Оксана нагнулась и начала работать язычком над членом партнера. Она облизала его головку, весь «банан», по всей его длине, затем погрузила его в свой ротик. Яичкам тоже досталось от ее горячего, упорного языка. Член окреп, женщина отодвинула свой стул и села верхом на сидящего мужчину, «заглотав» его агрегат своей жадной припухлой девочкой. На этот раз их совокупление продолжалось не так долго, но им обоим было сладко иметь друг друга. Пошел в ход и ее носовой платок, но он был мал. Они включили свет и увидели, что в классе есть умывальник, рядом с ним висит полотенце, на вид довольно чистое. Любовники насухо вытерли свои причиндалы полотенцем и бросили его на пол.

 — Давай одеваться, а то искать начнут.

Они оделись, поцеловались. Глеб вытащил швабру, заклинивавшую ручку двери, они вышли в коридор. Вовремя. В темноте, кто-то, чертыхаясь, шел в их сторону.

 — Ну, где они? Уже идти пора, водка стынет! Эй! Это вы, что ли? Где пропадали? А, ладно, пошли. Наши уже все в детсаду, за столами.

Это были их бывшие одноклассники, уже принявшие на грудь. Когда Глеб и Оксана надели пальто, все вышли на улицу. Из детсада уже неслась музыка. Оксана ушла вперед, а мужики остановились, перекуривая.

 — Ну, че, Глебыч, натянул крошку?

 — Ух, хороша, чертовка!

 — Молчите, вы, пошляки!

Было легко на душе у Глеба, но в то же время он недоумевал:

 — Почему я не с ней? Какая женщина!

А еще в голове теснилась какая-то чушь:

 — Двадцать лет спустя... Двадцать лет спустив...

Да, чего только не бывает однажды двадцать лет спустя.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх