История раба

Страница: 9 из 9

рожей трудящейся в Викиной пьяной пизде, где-нибудь в уютной комнатушке, что нам любезно предоставляли. Особое удовольствие доставляло ей постоянно пугать меня, что сегодня она заставит меня подлизать её при всём честном народе, к примеру, на день рождении, при том она любила вдаваться в детали — говорила, как снимет трусы, сядет на стол, разбросает ноги и призовёт меня к труду и обороне, что я и должен буду сделать при ошеломлённых гостях. Говорила, что как-нибудь сотворит подобное в школе, к примеру, на большой перемене, в столовой, приспустит джинсики и даст мне отобедать у неё в промежности. Или же просто заставит упасть и целовать ей ноги публично, при моих и её друзьях, целовать страстно и самоотверженно... Честно говоря, больше всего меня пугали именно эти разговоры, так как иногда, обычно в нетрезвом состоянии Вика намекала мне на то, что ей хочется так сделать, она незаметно для окружения, но явно для меня чуть раздвигала ноги, глазами указывала себе на пах, облизывала губки, делала строгое лицо, в общем сурово изводила меня, а оттого, что однажды она прямым текстом и громко потребует подобного от меня, я, конечно, застрахован не был. Когда иногда я оставался ночевать у неё, Виктория не допускала, чтобы я лежал так, как обычно лежат молодые люди, то есть она требовала, чтобы я располагался так, чтоб моя макушка не пересекала границы дальше её влагалища, таким образом, я должен был лежать так, чтоб мне в лицо смотрела либо её вульва, либо её задница, а иногда доходило до того, что она заявляла, что сегодня мне придётся моститься в её ногах. Хорошо ещё было, если мы спали на большой родительской кровати, там я занимал более менее сносное положение и, под одеялом, в полной темноте, с зажатой между её ногами головой, долго доводил её до продолжительного оргазма, после чего мне разрешалось поспать, в том же месте, где я и был, и сон мой, обычно, наступал поздно, так как горячее дыхание моё на её вагину, уже после моих праведных трудов, вновь распаляло её и нередко мне приходилось заниматься её гениталиями по три-четыре раза. Хуже было, если мы потчевали на её кровати, которая не отличалась величиной, и Вика, зная это, загоняла меня в самый низ, к её ногам, где я, сморщившись, свернувшись в узелок, пытался разместиться так, чтобы тело моё не распространилось далее её пяток. Подушкой в этом случае мне служили её горячие, кисловатые на вкус стопы, далее которых осуществлять экспансию мне было строго запрещено. Что говорить о том, что за неимением биде, но, считая, что после каждого мочеиспускания, да и «большой акции» необходимо подмыться, Вика заставляла меня потеть над своей пахнущей мочой пиздой или отдающей фекалиями жопой. Что говорить о том, что делая уроки, кушая, читая книгу, ей нравилось, чтобы я в это время лежал уткнувшись носом в её ступни и подобострастно целовал их, не останавливаясь ни на секунду, пока она не закончит. Что говорить о том, как нравилось ей уложить меня на пол и вставать на моё лицо всем своим весом, давя на мой череп своими чудными ножками. О том, как она, когда мы возвращались из гостей, дико вдруг захотела пописать, тут же преисполнилась новой идеей, загнала меня за гараж, приказала упасть на землю, затем приспустив узкие брючки и трусики, упала на меня своей задницей, затем приподняла её и разветлённо пописала, залив всё моё лицо, шею и верхнюю часть одежды. Думаю, не стоит упоминать о том, что эта процедура была взята ею на вооружение и редко не было дня, когда в горле моём не разбивалась горячая жёлтая струя, что заливала моё лицо, а на губы высаживала соль. Это стало нравиться ей до того, что частенько в непосредственной близости от туалета, где призывно журчал керамический друг, она просто брала меня за холку, вела на балкон, сажала у себя между ног и писала, намеренно быстро, чтоб я не успел глотать, захлёбывался, заявив предварительно, что если хоть одна капля упадёт на холодный бетон, мне придётся доставать её прямо оттуда. Иначе, понятно, и быть не могло, и опорожнив в меня свои закрома, она молча указывала на бетонный пол, где в немалом количестве пребывало жёлтых капель, которые ещё около десяти минут я собирал ртом и губами. Иногда она устраивала день красоты, когда я помогал ей доводить её, прекрасную, до совершенства. Одним из пунктов такой помощи было моё положении внизу, у её стоп, когда она, к примеру, лениво смотрела телевизор, где я осуществлял, так называемое «холение пяток», посасывая последние нередко около часа, для того, чтобы, выражаясь её языком, они приобретали нужную мягкость и шелковистость. Другим таким пунктом были такие мелочи, как маникюр и педикюр, который я вскоре научился делать быстро и профессионально. Нередко Вика вынуждала меня подстригать её лобок, где растительность была довольно-таки богата, кроме того, делать это мне приходилось маленькими ножничками, отчего занятие это нередко растягивалось на час, а то больше, кроме того во время этого моего длительного ухаживания за её промежностью, она могла дико возбудиться и сунуть мои губы к себе в щель, где я, колясь об теперь короткие волосики, кроме того, что тушил пожар в её жадной вагине, собирал ртом колючие чёрные волосики, которые застревали у меня в зубах, прилипали к нёбу и языку, чем вызывали некоторый дискомфорт. Самым пакостным тут была «прочистка дымохода», когда я шустрил в её анусе, стараясь залезть языком, как можно глубже, туда, куда, как говорила она — «только ты залезешь». Последним штрихом, который явнее явного подтвердил наличие богатой фантазии у Вики, была её очередная нетрезвая идея выгулять меня, как собачку, когда она предъявила на мой отказ ультиматум, где объявила, что если нет, то между нами тоже всё кончено, после чего я послушно встал на колени, позволил нацепить на себя ошейник, и в пол двенадцатого ночи мы двинулись на прогулку, во время которой я молился, чтоб нам никто не встретился и Всевышний услышал мои молитвы. 6. Чем всё кончилось...

На самом деле это и не кончилось, и по сей день Вика является моей Госпожой, хотя уже прошло много времени и мы давно стали взрослыми людьми, мы иногда расстаёмся, то я, то она находим себе иную пассию, однако, вскоре вновь возвращаемся к друг друга, потому что уже не представляем, что будем без друг друга делать. Как-то меня навещала Катька, в начале Вика позволила мне периодически ласкать мою первую Хозяйку, однако, вскоре ограничила это право пользования, запретив мне ублажать последнюю вне своего присутствия, а после сузила Катькины права ещё более, заявив, что та получит своё лишь после хорошей обработки её, Викиной плоти. Кончилось всё тем, что Мою Госпожу обуяло острое чувство собственности, которое запретило мне ласкать кого бы там ни было, а, как-то приревновав меня к Катерине, с которой у меня после запрета ничего и не было, не услышав от меня весомых доказательств моей невиновности, она всласть наиздевалась надо мной, заставив удовлетворить её орально 5 раз, при том каждый следующий раз давался всё труднее, в результате чего, после третьего раза, который длился около получаса (!), я, с онемевшим от усталости языком, взмолился о пощаде, пообещав никогда никого не ублажать, кроме хозяйского тела Виктории. Обещание я нарушил только раз, когда как-то ко мне в гости заглянула Сусанна, которую я не видел около года (она ушла из школы) и около трёх часов мы сидели с ней на кухне, она рассказывала о своей жизни, а я сосал пальцы её ног, ласкал внутренние стороны стоп, затем сделал ей яростный куннилинг и с мокрым от её выделений лицом так же был сурово трахнут. После мы виделись несколько раз в общих компаниях, где вели себя официально по отношению к друг другу.

Вика остаётся моей Хозяйкой и по сей день, на своей ничтожное персоне я ощущаю всю похоть и низменность женских желаний, а также богатейшей Викиной фантазии, которая находит воплощение благодаря моей рабской покорности. Думается, я люблю свою Госпожу, а она любит меня, кстати, я слышу стук её острых каблучков чудных туфелек о бетонный пол подъезда, это спешит моя Хозяйка, что на два дня уезжала из города, а соответственно не видела меня, а потому активность её пизды в данный момент сравнима лишь с остервенением вулкана, пред самым извержением. Мои родители уехали на дачу на время выходных, а потому предчувствую сумасшедшую ночь, отголоском которой является звучный стук каблучков, на которых базируются милый мне пяточки...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Anonymous
    Андрю (гость)
    22 августа 2016 3:36

    Просто мечта

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх