Дом Обуви

Страница: 4 из 9

 — Я тебя предупреждал!

 — Ты мог угробить меня!

 — Мы ехали не слишком быстро.

 — Ты почем знаешь?! Я могла сломать себе спину! Тебе наплевать на меня! Я выхожу!

В подтверждение своих слов Анжела настежь распахнула дверь машины и выскочила наружу. Рой, чертыхаясь, старался отстегнуть свой ремень безопасности, у которого заклинило замок. К тому моменту, как он смог освободиться, Анжела успела далеко вернуться назад по дороге, и ее силуэт был едва заметен в вечернем свете. На ходу она задрала вверх свою майку на спине и растирала ушибленное место.

На мгновение Рой заколебался. Он оглянулся на машину, стоявшую посреди дороги с обеими открытыми дверями. Но дорога была пустынной, а Анжела быстро удалялась. Он выдернул ключи из замка зажигания и бросился за ней вдогонку:

 — Анжела!

Девушка не остановилась.

 — Прости меня! — закричал Рой — Я погорячился. Мне не следовало так поступать.

Анжела продолжала идти.

 — Я не могу бросить тебя здесь одну. Тут на несколько миль в округе никого нет.

Анжела уходила, теряясь в сгущающихся сумерках.

 — Ты можешь посмотреть их, если хочешь! Не уходи! Пожалуйстаи

Она остановилась. Запыхавшийся Рой нагнал ее.

 — Ты серьезно это говоришь?

Он обреченно кивнул головой.

Они вернулись к машине. Анжела села боком на свое сиденье, оставив дверь открытой и поставив ноги на землю:

 — Давай коробку, Рой. Она упала вниз, когда ты затормозил.

Полностью отодвинув спинку водительского кресла вперед, Рой вытащил длинную коробку, упавшую на пол машины. Коробка была прямоугольная примерно три фута длиной, фут в ширину и высотой около девяти дюймов. На ярлыке с эмблемой «Дома Обуви» старомодным каллиграфическим почерком мистера Кина было написано: «Для миссис Девинии Гарднер, Локвуд Лодж».

Анжела, сияющая от восторга, как ребенок, нетерпеливо выхватила у него коробку:

 — Как она открывается? Так просто? Никакой клейкой ленты, которую надо отрыватьи — положив коробку к себе на колени, она сняла крышку. Под ней оказалась черная, шелестящая и одновременно шелковистая на ощупь упаковочная бумага, которая хрустела, пока Анжела разворачивала ее, добираясь до содержимого коробки.

 — Чудесная бумага. В нее можно заворачивать подарки.

 — Осторожно, — пробормотал Рой.

 — Я осторожна, — фыркнула Анжела, — Ну вот и всеи

Кожаный запах новой обуви почувствовался, как только с коробки была снята крышка. Он усилился, когда Анжела сдернула последний лист упаковочной бумаги, открыв взору особый заказ миссис Гарднер: пару ботфорт с длинными голенищами, которые закрыли бы ногу обувшей их женщины на четыре или пять дюймов выше колена.

Глаза Анжелы расширились, рот раскрылся. Она знала, что в коробке лежат сапоги, но увидев их, она была изумлена строгой красотой их стиля, качеством материала и пошива.

 — Вот это даи — она вытащила сапог, лежавший сверху.

Голенище было достаточно жестким, чтобы не согнуться или сложиться по длине, но в тоже время кожа была мягкая и теплая на ощупь. Ботфорты были черные, но не блестящие: глубина черного цвета скорее поглощала свет, нежели отражала его, как будто кожа была живая.

Держа первый сапог в одной руке и все еще не сводя с него глаз, Анжела достала его пару. Коробка упала с ее колен прямо на пыльную дорогу, но она не заметила этого.

 — Рой, ты только посмотри!

 — Что? — нехотя отозвался Рой.

Она показала ему внешнюю сторону голенища одного из сапог. На ботфортах не было молний, а также никаких шнурков, ремешков либо каких бы то ни было украшений, кроме одной детали. С наружной стороны голенища, чуть выше колена, была вытиснена золотом необычная эмблема: цепочка, замкнутая в неразрывное кольцо пять дюйма диаметром, внутри которого была большая буква D, внутри которой, в свою очередь, были изображены рядом буквы M и S, причем нижний изгиб S хвостом обвивался вокруг ножки M. Даже в сумерках золото ярко сияло на черном фоне кожи сапог.

 — D. M. S., — прочитала Анжела, по очереди указывая на каждую букву, — Что бы это могло означать?

 — Откуда мне знать? Я всего лишь курьер. Я никогда не видел ее прежде. Ботфорты, наверное, предназначаются той, чье имя начинается с D — Диана, или Дороти, или что-нибудь в этом роде.

Анжела подняла коробку и прочла на ярлычке:

 — Миссис Давиния Гарднер. Может быть, это должно означать «Давиния, моя сладкая». Может быть, ее муж заказал для нее эти сапоги.

 — Она сама расплатилась за них, — пробурчал Рой, — Уж это-то я знаю наверняка.

 — Правда? — съязвила Анжела, — Хотя ты всего лишь мальчик на посылках.

Ее внимание снова переключилось на ботфорты.

 — Послушай, Рой, — наконец спросила она — Сколько могут стоить такие сапоги?

 — Дорого, — ответил Рой, — Пятьсот-шестьсот фунтов. Место, куда я должен доставить сапоги, кажется, санаторий или что-то похожее. Оно принадлежит миссис Незнакомке, и она же управляет им.

Анжела задумалась:

 — Как ты думаешь, я стану когда-нибудь настолько богатой, чтобы позволить себе приобрести такие сапоги?

Не знаю, — буркнул Рой. Он подозревал, что сапоги «Дома Обуви» по цене далеко превосходили любую вещь из его гардероба.

Именно поэтому он и пригласил Анжелу проехаться с ним. Ему хотелось, чтобы она увидела его, одетого в первоклассный костюм, сшитый на заказ, за рулем большого мощного авто, облаченного официальным званием «курьер», обслуживающего людей, привыкших сорить деньгами — он не мог устоять перед таким искушением. Впрочем, сейчас он жалел об этом.

Анжела смотрела ему в глаза.

 — Я ведь могу понравиться какому-нибудь толстенькому богатенькому папочке, а... ? Но он должен очень-очень понравиться мне, чтобы я взглянула на него. И я наверное не стала бы обращать на него внимание, даже если бы он показался мне симпатичным, — проговорила она, умело переходя от издевательства к лести.

Она выпрямила обе ноги, удерживая ступни в нескольких дюймах от дороги:

 — Эти сапоги примерно моего размера. Интересно, как бы я в них выглядела? А, Рой?

Рой чувствовал, что этим все кончится. Ему не надо было разрешать ей открывать коробку хотя бы потому, что он знал ее следующее желание — примерить сапоги. Он знал, что стоит ему сдаться и позволить Анжеле открыть коробку, девственность еще никем ни разу не обувавшихся ботфорт миссис Гарднер будет нарушена ножкой Анжелы.

Девушка уже стаскивала свои собственные сапоги: короткие черные байкерские сапоги на толстой кожаной подошве, с ремешками, неизвестно для чего пришитыми по бокам на щиколотке и сверху голенищ. Сняв сапоги, Анжела обнажила свои вспотевшие босые ступни, на которых не было одето ни чулок, ни носков. Загоревшие лодыжки и бедра были упругие и сильные. Анжела была сексапильной девушкой с развитыми грудями и крутыми бедрами. Когда Рой увидел, как она взяла правый сапог миссис Гарднер и согнула ногу, собираясь натянуть на нее сапог, он тут же перестал сердиться, наблюдая эту возбуждающую сцену.

Сапог туго налезал на ногу Анжелы. Она с силой натягивала его, и на несколько мгновений ее ступня застряла на уровне лодыжки сапога. Анжела потянула сильнее, и сапог поддался, приняв внутрь себя ее колено и низ бедра. Когда она взялась за второй сапог, то взглянула на Роя и заметила, как изменилось выражение его лица. Она коварно улыбнулась:

 — Ты мог бы помочь мне обуть этот сапог. Возьми его за каблук и стань на колени.

Как ему ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх