Сладкое рабство

Страница: 1 из 2

Ольга вернулась домой рано, потому что на студии отключили электричество. Открыв дверь квартиры своим ключом, молодая женщина услышала из своей спальни громкие стоны.

Тихо прикрыв входную дверь, Оля прокралась по коридору и заглянула в свою комнату. Ее тринадцатилетний сын, одетый в женскую белую ночную рубашку и белые чулки, стоял перед зеркалом. Его глаза были прикрыты, он непроизвольно облизывал губы, неумело подкрашенные помадой. Правой рукой мальчик дрочил свой член.

Когда он кончил, по его телу прошла сильная судорога, казалось, что он вот-вот потеряет сознание. Потом его дыхание восстановилось, и он, обернувшись, увидел свою мать. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Оля с удивлением почувствовала, что у нее намокли трусики. Ее сын был очень красив — но в нем была ярко выраженная женственность, к тому же подчеркнутая женским бельем.

 — Разве я разрешала тебе брать мои вещи? — спросила Оля, строго нахмурясь.

 — Н... нет, — ответил он.

 — Тебя надо наказать. Мало того, что ты взял без спросу чулки и рубашку, ты еще пользовался моей помадой! Ну и что мне с тобой делать?

 — Мама... пожалуйста... — пролепетал мальчик, покраснев и пряча глаза.

 — Нет, я вижу, что пора начать твое половое воспитание. Ты зачем надел женские вещи? — спросила женщина, не отрывая взгляда от его поникшего члена.

 — Я сам не понимаю... Просто мне в них хорошо... Быстрее встает... — заикался он.

Оля все поняла. Ее сын был девушкой в мужском теле. Вместе с новой волной возбуждения у нее возникла идея. Дело в том, что Ольгу всегда тянуло к особам своего пола — проще говоря, она была лесбиянкой. Она даже снималась в лесбийских порнофильмах. Будучи очень привлекательной женщиной, она не испытывала недостатка в партнершах, но ей всегда хотелось иметь постоянную возлюбленную. И вот, казалось, сама судьба решила за нее!

 — Так, значит, тебе нравится надевать женское белье? — спросила Оля. — Получается, у меня больше нет сына, а есть дочь? Прекрасно! В таком случае, ты и будешь моей дочерью. Прежде всего, милая дочка, запомни свое новое имя. Отныне тебя зовут... Света. Поняла? Теперь несколько правил, которые ты должна соблюдать. Во-первых, дома ты будешь ходить в белой шелковой рубашке и белых колготках с прорезью между ног. Я хочу иметь постоянный доступ к твоей попке и твоему члену. Трусики одевать запрещено. Кроме того, у тебя будут комбинации, бюстгальтеры и прочее. Я тебе все куплю завтра же. Косметикой будешь пользоваться... пока моей. В школу придется ходить в мужском костюме, но под брюки будешь надевать женские трусики. Спать будешь со мной. Каждый вечер мы будем заниматься любовью, но не так, как ты хочешь — а как я хочу. Чаще всего я буду трахать тебя. Иногда тебе будет позволено трахнуть меня, но это будет намного реже. Ну и, конечно, по поводу твоего мужского органа. Тебе запрещается дрочить без моего разрешения. В постели ты можешь дрочить, но кончать только в меня или на меня, причем потом обязательно будешь слизывать свою сперму. И еще — твоя попка должна быть всегда чистой. Для этого я куплю тебе специальное устройство, с его помощью будешь хорошенько промывать свой задний проход, чтобы я могла трахнуть тебя, когда захочу. Тебе придется постоянно брить волосы на лобке и подмышками. Я вижу, у тебя еще не появилась растительность на лице и на теле, и я уж постараюсь, чтобы ее вообще не было. С завтрашнего утра начнешь принимать эстрогены. Ты все поняла?

Ее «новорожденная» дочь кивнула. Оля заметила, что во время ее речи член Светы снова встал. Лена опять почувствовала острое желание. Она приблизилась к девочке и поцеловала ее в губы. Света робко ответила ей. Оля взяла в руку член девочки, принялась ласкать его. Света дотронулась до груди матери, потом, осмелев, стала расстегивать ее платье. Ольга улыбнулась и кивнула в сторону кровати: — Ложись сюда, я сейчас. Сбросив платье, молодая женщина осталась в черной комбинации и черных чулках. Она открыла шкаф и достала оттуда свое любимое strap-on дилдо, коробку презервативов и баночку вазелина. Надев strap-on, Оля натянула на него презерватив и подала дочери вазелин:

 — Вот, намажься. Девственность твоей попки доживает последние минуты, но я не хочу, чтобы тебе было больнее, чем это необходимо.

Света послушно опустила указательный палец в вазелин и осторожно ввела его себе в зад. Другой рукой она принялась дрочить себя, но мать остановила ее:

 — Подожди, не торопись! Я постараюсь, чтобы ты получила удовольствие. Ложись на спину, подними ноги и разведи их пошире. Какая ты красивая, я просто умираю, — так хочу тебя! Ты ведь позволишь твоей мамочке трахнуть тебя, правда?

Света приняла требуемую позу, дрожа от возбуждения. Оля устроилась между ног дочери и надавила головкой искусственного члена на анальное отверстие девочки. Света застонала, закрыла глаза и принялась дрочить себя. Искусственный член все не пролезал в ее зад. Тогда Оля взяла подушку и подложила под ягодицы дочери. На этот раз у нее получилось вставить дилдо почти наполовину. Света вскрикнула, дернулась вперед и, обняв ее за шею, стала осыпать поцелуями, задыхаясь от страсти.

 — Ах, как хорошо, мамочка, милая! Я так давно мечтала об этом... Трахай меня, еще, пожалуйста! Я так хочу тебя... Не могу больше — сейчас кончу... Ее руки гладили груди матери, которая сильными, но плавными толчками загоняла дилдо в попку девочки, одновременно лаская ее член. Света снова вскрикнула и кончила матери в руку. Оля, продолжая трахать ее, размазала сперму по своей груди и бедрам. Через несколько секунд и она кончила, с криком забившись в пароксизме страсти. Потом Оля и Света долго лежали рядом, крепко прижавшись друг к другу. Когда дыхание восстановилось, Оля, поцеловав дочь, спросила:

 — Тебе понравилось, любимая?

 — Очень понравилось, мамочка! И я хочу еще!

 — Правда хочешь? Тогда тебе придется потерпеть до вечера. Ты не забыла, что должна делать уроки? Так вот — оденься так, как я тебе сказала, садись за уроки, а в десять часов пойди в ванну, вымойся, постарайся кстати поглубже промыть свой анус, и я буду ждать тебя в кровати. Может быть, я даже позволю тебе трахнуть меня сегодня ночью.

Света с удовольствием надела белые колготки и ночную рубашку. В колготках действительно была прорезь между ног, так что член девочки оставался обнаженным, но анальное отверстие было прикрыто. Оля внимательно осмотрела дочь и кивнула:

 — Нормально! Только нужно сзади расширить немного. А то я до твоей попки не доберусь. Она расширила прорезь с помощью ножниц. Прикосновения ее рук снова возбудили Свету. Оля увидела, как член ее дочери наливается силой.

 — Мама, позволь мне трахнуть тебя, — прошептала Света, — Я больше не могу... Пожалуйста!

Женщина покачала головой:

 — Не сейчас! Иди готовить уроки. И не забудь — я запрещаю тебе дрочить в мое отсутствие. Учись быть терпеливой, если хочешь стать настоящей девушкой. В десять часов ты придешь в спальню, но не раньше!

Света послушно отправилась в свою комнату. До десяти оставалось два часа, в течение которых девочка вся извелась от возбуждения. Оля несколько раз как бы случайно заходила в комнату, садилась рядом и клала руку на колено дочери. Света замирала, ожидая, что мать будет ласкать ее, но Оля улыбалась и уходила. В десять часов Света вошла в спальню матери. Оля, в черном кружевном лифчике и черных чулках, лежала на кровати. Света приблизилась к ней, взяла ее руку и стала целовать пальцы. Оля молча следила за ней. Потом Света легла рядом с матерью и прижалась к ней всем телом. Оля почувствовала, как в ней растет волна возбуждения. Руки девочки нежно сжали ее груди. Света стала ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх