Свой среди чужих

Страница: 1 из 2

«От этого я освободился, написав об этом.»

Антуан Де Сент Экзюпери.

По моему мнению, настоящего фетишиста от другого человека отличает сильная, зависимость от предмета, но не от человека, носящего предмет. Более того, сильное и зачастую неподвластное ему желание сделать это. Автор не считает себя фетишистом, ибо то, что здесь написано, никогда не воплощалось в реальность. Более того, в реальности автор совершал разнообразные отношения с противоположным полом, даже не стремясь реализовать данную фантазию в реальности.

Вообразите себя в окружении людей, с которыми вы не можете просто пообщаться, попить пиво. Вообразите будто ваши друзья, или даже приятели изчезли из вашей жизни на полгода. Не откроя Америки, скажу, что многие приспосабливаются к отсутствию женского пола, вынуждены приспосабливаться. И автора не миновало. Оставшись относительно один, находясь далеко от друзей и подруг, он получал мысли, другие мысли.

Одна из них перед Вами. Избавивишись от напряжения он снова становился собой. И если в фантазии он мечтал поцеловать женскую ножку в босоножках на каблуках, то та же реальность оставляла его равнодушным. По видимому это связано с реальной личностью девушки. Если девушка не была в его вкусе, то предметы ее одежды его совершенно не зажигали. А если девушка зажигала, то находились другие места для объятий и поцелуев.

«Моя эрогенная зона — мой мозг», сказала Лайза Минелли. Его эрогенная зона стал его мозг. Последнее американское исследование показало, что жены фетишистов, узнавая о влечении своих супругов, сначала ужасаются, а потом смиряются. Некоторые уходят, но в любом случае возникает трещина в отношениях. Трещина на всегда. Не секрет, что фетиш может перейти в садо — мазо. Тогда, если вы не обладаете способностью прощать и отличать реальность от вожделенной, но все же игры, ваши отношения изменятся навсегда.

Но довольно страхов. Деятельность ученого способствует некоторому развитию мозгов. В детстве я глядел с вожделением на женские ножки одноклассниц, представлял как я их целую, но не более. Мысль не захватывала меня настолько, чтобы вожделеть реального воплощения. У меня были женщины. И обнимая их я даже не задумывался о том, чтобы целовать ее туфельку. Возможно реальность не совпадает с картинами в голове, и потому отторгается.

Но не будем умничать и предадимся фантазии N1.

Я смотрел на нее. Она была игрива. Ее красивые ноги манили. Стройные ноги, манящие пальчики. Мой стержень наполнился влечением. Он сидела на ковре, спиной опираясь на тахту. Ее губы манили, а широкая летняя юбка скатилась с колен, обнажив стройные бедра.

«Киска моя», опершись руками на края тахты, около ее плечей я целовал ее губы, шею и грудь. Я гладил ее волосы. Я сел на коленях между ее ног и массировал ее упругую грудь. Я видел, что это доставляет ей удовольствие.

И вот уже платье летит прочь, я добираюсь до ее трусиков и шутя вгрызаюсь в них. «Урррр, что у нас тут» — и поглядываю на подружку. По ее улыбке я понимаю, что все тут в порядке.

«Подними ноги и вытяни их, мне так будет легче» — она поднимает их и соединяет вместе. Я снимю с нее последний остаток одежды, чуть медленно, и очень нежно. Мне пришлось чуть откинуться назад, она актично помогает мне. Тонкое белье чуть задержалась на босоножках, что дало мне шанс еще раз полюбоваться ее ногами. Вынув их поочередно, подружка развела и опустила их так, что мое тело снова оказалось между ними. Теперь на ней были только босоножки, из — за чего она снова согнула ноги в коленках.

Я продолжил. Быстро перегруппировавшись, я просто лег, оставив чуть свободы для головы в шейном отделе. Мои руки оказались около сокровищницы и продолжили изыскания. Скоро мой язык нашел ее клитор, пальцы зашли во влагалище. Она стремилась откинуться назад и выпрямить ноги. Спина упиралась в тахту, босоножки в пол. Это напряжение доставляло ей удовольствие. Ее руки ласкали мои волосы. Одна рука гладила меня, путешествуя с головы до плеча. Вторая направляла голову, курируя мой темп и натиск.

Я люблю женский оргазм. Я люблю когда женщина дрожит от моих ласк. Ее стон возбуждал меня еще больше, я неровно дышал. Мое дыхание передовалось ей и входило в резонанс. Она ничего не произносила, ее стон был как бы сдержан. Это заводило меня, я ощущал как ее ноги упирались в пол, я придавливал ее чресла к тахте. Ощущение давления создавало эффект силового вторжения, что впрочем и было. Я то целовал, то лизал ее клитор, половые губы, пробовал зайти во влагалище язычком, растягивая удовольствие.

Она кончила с легким вскриком, чуть приглушенным, и как бы сразу обмякла. Теперь я положил ее на ковер, собираясь совершить миссионерство.

Она приоткрыла глаза, и я понял, что сегодня ей этого как-то не хочется. К тому же мое возбуждение спало.

Я перевернул ее на спинку, уселся так, что мой член касался ее упругой попки. Я делал ей массаж спины. Мои пальцы разминали ее плечи, лопатки. Руки путешествовали, не забывая касаться упругой попки.

Она остывала, чувствуя потерю момента, я натянул презерватив, и поставиви ее раком начал иметь сильно, с чувством. Ее оргазм меня не интересовал. Обычно это заканчивалось счастливым хэппи-эндом в ее попку, но ради собственно фантазии, мы закончим по другому, что тоже бывает.

Она не пустила меня внутрь. Я обнял ее сверху, поцеловал спинку, прогулявшись по ней. Другая рука пошла между бедер...

Я все таки вошел и трахал ее долго, но оргазм не наступал. Именно трахал, как собственник наложницу. Нельзя сказать, чтобы она достигла второго оргазма, но упражнение ей нравилось определенно. Однако, занятия йогой последних дней (имеется ввиду практика продления эйякуляции оргазма) плюс какой то странный презерватив, не давали достичь эффекта счастья. Добившись некоторого подобия эйякуляции, я вынул свой стержень из нее и отвалился.

Она перевернулась лицом ко мне. Она пододвинулась обратно к тахте и оперлась спиной на тахту. Мои руки, согнутые в локтях, теперь покоились на ее коленях.

Мы улыбались друг, другу.

 — Ты как? — cпросила она.

 — отлично.

 — спасибо, мне понравилось — сказала она после паузы.

 — еще хочешь?

 — неетJ — рассмеялась она легко. Одной рукой захватила платье и прикрыла сокроыищницу, одновремеенно согнула ноги в коленях. Теперь мое лицо находилось как раз у ее ступней, точнее у босоножек.

 — А если я хочу? — шутливо спросил я.

 — нет нет и нет, — так же шутила она, заигрывая. — Не достанешь, не достанешь.

Я поднялся на колени, и снял презерватив.

 — Да ты не кончил? — сказала она мне.

 — Кончил не кончил... — пробурчал я. Как насчет твоего острого язычка?

 — Ну... может быть может быть.

Все бы так и закончилось, но я обратил внимание на ее ножки. Накрашенные пальчики соблазнительно сверкали в босоножке. Мой фаллос вдруг начал напрягаться и снова был готов войти, тем более что жидкости в нем было еще достаточно.

 — Ну я очень тебя прошу, — произнес я уверенно, шутя. И я начал гладить ее ножку.

 — А что мне за это будет? — кокетливо спросила она.

 — Я тебе сделаю массаж пальчиков.

 — Ну я не хочу, милый, я так устала. Давай позже. Я тебе Обещаю! Обещаю — радостно игриво сообщила она.

Ну пожалуйста — я поцеловал пальчик ее ноги.

Не-a,

Ну я очень прошу — я поцеловал следующий пальчик.

Ну... у.

 — Тогда удовлетвори меня по другому, — сказал я.

 — Но я так устала?

Я понимал ее, мы довольно долго гуляли. Она действительно устала.

Тогда, — сказал я — я все сделаю сам. Помоги мне. Сейчас я тебя расслаблю. Но ничему не удивляйся.

Я начал целовать ее ногу....

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх