Лили

Страница: 3 из 5

шанса отыскать ее.

Все темнее становилось вокруг, и палатка девушки, такая незащищенная, погружалась во мрак. А над старой елью, там же, где и вчера, снова лютым ноч-ным оком зажглась звезда. Я ощущал ее липкие холодные лучи, вызвавшие вче-ра тот отвратительный страх. Но сегодня все было иначе. Я боялся не за себя, а за Лили.

Стало совсем темно, и я явственно ощутил близость враждебных сил, ко-торые вступили в свои права. Тихо зашуршал папоротник, над лесом всплыла луна, такая же яркая и холодная, как и в прошлую ночь.

Ровно в полночь я услышал осторожные шаги. По тропинке, ведущей к баньке, залитая лунным светом, словно подсвеченная изнутри, шла совершенно голая Лили. И опять в ее движениях было что-то от оживших восковых фигур... Неведомая сила влекла ее к старой баньке. Почувствовав неладное, я, не таясь, пошел вслед за ней. Завернув за угол баньки, я увидел черный сгусток, прилип-ший к тускло освещенному окну. Войдя внутрь его, я на секунду ослеп. Что-то сдавило мне горло и начало душить меня, пытаясь опрокинуть на землю. Я ста-рался сорвать с горла вцепившиеся щупальца, но мои руки беззвучно проходили сквозь сгущающуюся тьму. Внезапно я почувствовал, как щупальца сползли с моего горла. Как раз в этот момент мимолетное кочующее облако закрыло звезду.

Я снова дышал. Припав покрытым испариной лбом к стеклу, я увидел слабо освещенную баньку. Свеча стояла на том же месте, где и вчера. На скамье, где когда-то сидела Элла, была Лили. Пышные волосы чуть касались обнаженной гру-ди, а стройные ноги и голые бедра лишь угадывались в полумраке. Внезапно пламя свечи заколебалось. Отворилась дверь баньки, и на пороге появился егерь! Он был в той же клетчатой рубашке, без брюк. Усмехнувшись, он подо-шел к Лили... Широко открытыми глазами она неотрывно смотрела на него. Егерь нагнулся и, подхватив ее под колени, положил на скамью. Лили послушно раздвинула ноги...

Я кинулся к двери. Рванул. Застучал. Она была заперта. Я принялся исступ-ленно бить ее!

 — Лили! Лили! — исступленно кричал я.

Наконец дверь подалась, и я ввалился в баньку. Она была пуста! Лишь в закопченное оконце, словно насмехаясь, смотрела злая ночная звезда. Я вспомнил слезы на глазах егеря застигнувшего нас с Эллой. Разве ему было не боль но Может быть это и есть обещанная месть? Но разве можно сравнить его влюбленность в Эллу в эту вертлявую сороконожку, с моим чувством к Лили? Мою боль с его болью? Но откуда взялся егерь, которого давно уже нет на све-те? Куда исчезли они потом? Мои разум не находил объяснения этому Галюцинация? Бред? Или я схожу с ума?

Не знаю, как долго я плутал в лесу, прежде чем ноги сами вывели меня к палатке Лили Я сел поодаль на старый, иссохшийся пенек и обхватил голову ру-ками в своем безутешном страдании.

 — Дан! — услышал я тихий, мелодичный голос.

Полог палатки приоткрылся, и изящная девичья рука поманила меня к себе. Сгорая от стыда и ревности, я пошел к ней.

Палатка была наполнена прозрачным малиновым светом, исходившим от невидимого светильника. Внутри она оказалась небольшим, но очень уютным за-лом Лили лежала на чем то, покрытом шелковистой тканью с узорами, против нее лежала открытая книга. Она была такой же, как днем, ничто не напоминало в ней ожившую восковую куклу.

 — Тебе плохо Дан? — ласковые руки девушки легли на мое плечо. Я ненавижу тебя Лили и презираю себя-поражаясь своей смелости, выпалил я.

 — Что случилось Дан?

 — Ты знаешь, Лили.

 — Дан, ты должен мне рассказать все, слышишь? И ничего не утаивай, это очень важно-Лили легко обняла меня и погладила по голове-Ну, пожалуй-ста.

Срывающимся от волнения голосом, стараясь не смотреть ей в лицо, я рас-сказал всё.

 — И ты в это поверил, Дан? — Лили нежно погладила меня по щеке.

 — Но я же видел!

 — Глупый, глупый Дан — она вдруг улыбнулась и прижалась ко мне, крот-кая и очаровательная.

Куда делись мои мучительные переживания.

 — Знаешь, как мне было плохо, Лили? — я уронил голову на её плечо.

 — Думаешь мне приятно то, что было у вас с Эллой?

 — Ты знаешь об Элле? Но тогда еще не было тебя, Лили.

 — Я уже была Дан.

 — Почему же я тебя не знал?

 — Ты не замечал меня Поверь, когда тебя не замечают, делается еще больнее.

 — Лили, ты для меня больше чем жизнь, — неожиданно для себя я поцело-вал ее и замер, пораженный своей дерзостью.

 — Хочешь, у нас все будет точно так же, как у вас с Эллой? — прошептала она.

Я не поверил своим ушам. Неужели это возможно7 Я помчался к заброшенной баньке не чувствуя под собой ног. Вбежав, наполнил тяжелую бадью водой. Потом яростно дул в огонь торопя его перескакивать с ветки на ветку. Наконец блаженное тепло согрело отсыревшие стены, заструилось над разогретыми камнями очага. Я окатил шероховатые половые доски водой и остановился не в силах представить прекрасную Лили лежащую, подобно Элле, на этом полу.

Я вышел на улицу Было облачно и тихо — так, что отчетливо слышался шорох ползущих в папоротниках гадов «Нет, этого не может быть, — шептал я — Неужели это случится? Неужели Лили будет сейчас моей, здесь?"Я завернул за баньку, напряженно ловя каждый звук Наконец послышались легкие, торопливые шаги Она торопилась! Она тоже ждала этой минуты! Скрипнула дверь, и я увидел, как в баньку вошла Лили. Она легко скинула халат и повернулась ко мне совершенно голая и обворожительная Она зачерпнула пригоршню теплой родниковой воды и брызнула себе на грудку. Я увидел, как заблестели серебряные капельки на ее коже и, поблескивая, потекли вниз, вдоль всего девичьего тела и остановились, повиснув бусинками в самом низу живота, на ее пушке. Она сжала ноги, и бусинки покатились дальше. Девушка, потупив глаза, разжала ножки и, замирая от желания и страха, смахнула щекотные капельки на пол. Озорно улыбнувшись, она подняла голову и посмотрела сквозь стекло мне прямо в глаза

О, какие это были глаза! Через несколько мгновении мы уже лежали на полу баньки, я целовал восхитительную грудь Лили и чувствовал, как сливаюсь с ней в одно существо. Она напряглась и, изгибаясь навстречу мне, отдавалась со-средоточенно и самозабвенно Но в этот момент она неожиданно отстранила меня.

 — Дан, ведь с Эллой так не было? — она отстранила меня — Не обижайся Лили встала с пола, и я ополоснул её согретой ключевой водой, поцеловал в мокрые губы. Она оделась. Близость с Лили в форме неудовлетворенной мужской страсти еще более подогрела мое чувство к ней.

Эту ночь мы решили провести в ее палатке. Я лежал на спине, откинув руку, а очаровательная головка девушки покоилась на моем плече.

 — Ли, теперь ты моя? — спросил я, купаясь в водопаде её светлых шелко-вистых волос.

 — Я своя, — прошептала она в ответ.

 — Скажи, Элла твоя подруга?

 — С чего ты взял?

Я вспомнил, как уверенно повторила она жест Эллы, плеснув воду себе на грудь.

 — Ты знала о нас такие подробности, которые не мог знать никто, даже этот. Ты давно его знаешь?

 — Молчи, глупенький, — она положила пальчик на мои губы.

Я сдернул шелковистую ткань. Лили лежала передо мной вся обнаженная. Я нагнулся и поцеловал ее мягкую розовую пяточку, потом нежные ароматные колени, погладил девушку и поцеловал еще, чуть выше коленей и наконец по грузился в невыразимо сладостное, самое сокровенное, что есть у девушки, и тут же почувствовал, как мое тело, слившееся воедино с ее, забилось в экстазе любви, и он не кончался, напротив, нарастал, подобно прорвавшемуся вулкану. Эти конвульсии переходили от меня к ней и обратно, сотрясая и исступляя нашу плоть.

Наконец я очнулся. Я ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх