Наша кобра

Страница: 1 из 2

Коллектив у нас хоть и маленький, но достаточно сплоченный. Во-первых, все почти одного возраста — 25—35 лет, за исключением начальницы, Веры Ивановны Шуйской, матроны 58 лет. Ну а во-вторых, подобрались все шобутные, веселые, любящие повеселиться и умеющие это делать.

В тот день мы отмечали день рождение нашей Леночки. Как всегда отмечали шумно и с размахом. Заказали отдельный кабинетик в ресторане и там отрывались по полной с музыкой и повизгиванием наших девок. Мы бы еще больше разошлись, но стоило Вере Ивановне только взглянуть в нашу сторону, и веселье прекращалось. Тогда мы, мужики то есть, решили ее по быстрому подпоить и отправить домой. Мы не оставляли ее ни на минуту, сыпали комплиментами в ее сторону, благодарили ее за что не попадя, и наливали и наливали. Через полтора часа, когда Вера Ивановна решила посетить дамскую комнату, походка ее была уже слегка нетвердая, да и по тому как она хваталась за стены, похоже, кто-то пол качал.

Настал момент решать, кто ее до дому повезет. Решили бросить на спичках, ну и как вы уже, наверное, догадались короткая досталась мне. Мужики сочувственно похлопали по плечу, мол, сегодня ты, а завтра мы, и бросились в веселье.

Когда вернулась Вера Ивановна, я поинтересовался, как она себя чувствует, и предложил ей отвезти ее домой. Она тут же согласилась. Я вызвал такси, помог одеть Вере Ивановне пальто и оделся сам. Первый колокольчик опасения прозвонил мне, когда мы начали спускаться со второго этажа, мне приходилось постоянно ее поддерживать, чтобы она не полетела вниз. На улице уже стояло такси, без приключений мы забрались внутрь, она назвала свой адрес, и мы тронулись. Честно сказать, я рассчитывал по быстрому отвезти Кобру домой, и вернуться обратно в ресторан, а там уж я дам прикурить Светке... В самый разгар моих сексуальных мечтаний вдруг заваливается на меня, я немного растерялся, но, взглянув ей в лицо, понял, что она просто уснула. Так мы и доехали до ее дома.

Вдвоем с таксистом мы чуть растолкали ее и вывели из машины. Я попросил таксиста помочь мне затащить ее на пятый этаж, но тот отказался. Тогда я попросил его подождать меня, но тот только махнул рукой и тут же уехал.

Эпопею подъема по лестнице я рассказывать не буду. Просто скажу, что пока я ее дотащил до нужного этажа был весь мокрый от пота, ноги предательски дрожали от напряжения, да и руки болели. А сколько «добрых слов» я сказал адрес Кобры, не пересчитать. Весь путь наверх занял ровно двадцать семь минут. Я усадил ее на пол около дверей и несколько минут переводил дыхание. Она же в это время просто спала. Я правом кармане пальто я нашел связку ключей, открыл дверь, вошел и разделся с начало сам. Когда я вышел на площадку за Верой Ивановной, она уже не сидела, а лежала. Тут уже мои джентльменские манеры мне изменили. Не долго думая, я ухватился за ворот пальто и волоком втащил ее в квартиру.

О том чтобы ехать обратно в ресторан, даже речи не могло идти. От меня разило потом за версту, да и времени прошло прилично, двадцать на дорогу, полчаса здесь, минут тридцать на обратную дорогу с учетом того, что еще такси необходимо вызвать. В общем, я попаду уже к закрытию. Со злости я даже в стенку пнул.

«Ну уж ладно, дотащил до дому, уложу уже и на кровать» — решил я и принялся сдирать с Веры Ивановны пальто и сапожки. Такое ощущение, что с куклой возишься, повернул на бок — лежит, повернул на живот — лежит. С пальто я справился без всяких проблем, заставил ее сесть, стянул с плеч, а затем просто выдернул из-под нее. А вот когда принялся сапожки снимать, то тут уже, не буду спорить, желая ей хоть чем-то насолить или унизить, подол юбки закинул ей на самый живот. Моему взору предстали ее ноги, затянутые в капрон колготок, до самого верха. Можно было рассмотреть даже узор на ее трусиках. Я снял с нее сапожки, взглянул еще раз на ее ноги, и почувствовав как во мне поднимается волна желания, решил не дразнить себя, одернул юбку вниз. Затем я определился где у нее спальня, подхватил ее под мышки и отволок на кровать.

Желая хоть чем-нибудь отблагодарить себя за проделанную работу, я решил сварить себе кофе. На кухне я достаточно быстро нашел турку, молотый кофе и через минуту по комнате распространился аромат свежесваренного кофе. Я перелил его себе в чашку, и, ожидая пока он немного остынет, решил немного осмотреть ее квартиру. Пока я рассматривал книги у нее в зале и потягивал кофе, из спальни раздались посторонние звуки. Я тут же подошел к ней, опасаясь, что ей стало плохо. Все оказалось значительно проще, пока я колдовал с кофе и рассматривал обстановочку, Вера Ивановна перевернулась на спину, голова оказалась сильно запрокинута назад, что и вызвало богатырский храп. Мое раздражение как рукой сняло, даже немного жалко ее стало. Как же ей плохонько будет завтра. Я вытянул из пол нее одеяло и накрыл ее сверху. Сам же я пошел одеваться. Натянув куртку и ботинки, я решил заглянуть на последок как она там. Одеяло валялось на полу, а Вера Ивановна лежала на самом краю постели. Я перетянул ее на центр и вновь укрыл одеялом. Но я даже из комнаты выйти не успел, как она опять зашевелилась и вновь откинула одеяло.

В этот момент мне впервые и пришла шальная мысль ее раздеть. Скинув верхнюю одежду, я уселся рядом с ней на кровать. Что бы убедиться, что Вера Ивановна не проснется, пока я ее буду раздевать, я с начало потряс ее за плечо, затем основательно тряханул, а затем для уверенности даже небольшую пощечину врезал. Лишь толь последние мои действия вызвали с ее стороны хоть какую-то реакцию — она что-то промычала и перевернулась на бок.

Ну что ж, приступим. Пока она лежала на боку, я легко добрался до молнии на ее юбке, расстегнул и стянул ее. Затем я стянул с нее пиджак. Перевернул ее на спину и расстегнул и стянул блузку. Теперь она лежала передо мной полуголая. Белый кружевной лифчик, черные колготки и под ними белые кружевные трусики. И хотя я отлично понимал, что она по сравнению со мной старуха, и годится мне разве только в бабушки, но мой член требовал другого, особенно после того как не получилось со Светкой. Чтобы не возбуждаться далее я накрыл ее одеялом и пошел к выходу. В дверях комнаты я остановился и оглянулся. Она спала совершенно не обращая внимания на все произведенные с ней манипуляции. «Эх, была — не была» — решил я и вернулся опять на кровать.

Я просунул руку под одеяло и погладил ее живот, затем провел рукой по ее лобку и даже чуть нажал пальцем на ее лоно. Никакой реакции. Я немного откинул одеяло, ровно столько, что бы обнажить грудь. Из-за того, что она лежала на спине, ее грудь потеряла форму и немного вытекла из-под лифчика. Осторожно, боясь разбудить, я перевернул ее на бок, расстегнул крючки, а затем, также осторожно, обратно вернул на спину. Я вытянул ее руки вдоль тела и стянул с нее лифчик. Белые, покрытые растяжками и узором сосудиков, ее полупустые груди, разъехались в стороны. Первое, что меня поразило, так это размер ее сосков. Ореол соска занимал по площади наверное треть груди и был величиной с маленькое блюдце. Венчалось это все бледно розовым соском величиной с фалангу моего мизинца. С начало одной рукой, а затем двумя я принялся гладить и мять ее груди. Я то вдавливал соски внутрь, то сведя вместе обе груди, тер их между собой сосками.

В висках все сильнее и сильнее стучала кровь. Наигравшись ее грудью, я решил обратить внимание и на ее низ. Не откидывая одеяла, я запустил руки ей под резинку колготок и трусов и, насколько это было возможно, протиснулся вниз. Под моими пальцами оказались завитки ее волос. Чуть погладив лобок, я направил руки между ног, и через секунду нащупал ее губки. Осторожно, не дай бог, чтобы не разбудить, я раздвинул ее лепестки и проникнул пальцем внутрь.

Если бы мне кто-то сказал, что я буду когда-нибудь лапать Веру Ивановну, я смеялся бы до потери пульса. Надо же придумать, я и наша Кобра, умереть ни встать. И вот сейчас я запросто ковыряюсь у нее в пизде и даже ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх