Наша кобра

Страница: 2 из 2

испытываю от этого возбуждение.

Я попытался просунуть и второй палец в ее лоно, но тугая резинка на ее трусах не позволяла мне свободно двигаться. Тогда я отбросил одеяло и принялся сдирать с нее колготки и трусы. Сначала одна, а затем почти сразу и вторая, стрельнули стрелки по ее колготкам, но мне по-прежнему не удавалось снять их. И тут мне на глаза попались небольшие маникюрные ножнички лежащие на столике. Схватив их, я по быстрому раскромсал колготки. Тоже я хотел сделать и с трусиками, но решил не портить хорошую вещь и просто стянул их.

Теперь Кобра лежала передо мной совершенно голая. Осторожно, я заставил ее чуть развести ноги, чтобы открыть ее лоно. Жесткие, черные, с небольшой проседью, волоски покрывали весь лобок до самого пупка, и даже захватывали немного внутреннюю сторону ее бедер. Я развел руками волосики, обнажая ее лепестки. Но, во-первых, было плоховато видно из-за слабого освещения, и во вторых, как-то уж слишком низко она располагалась. Первую проблему я решил достаточно быстро, включив лампу и направив вес свет на ее промежность. А вот со второй пришлось повозиться. Стоило мне заставить ее согнуть ноги в коленях, как она тут же пыталась перевернуться на бок, а стоило мне вернуть ее на спину, разгибала ноги. Но все же я добился своего и теперь ее лоно полностью открывалось мне.

Ее большие губки оказались по-настоящему большими. Они даже немного свисали вниз. Двумя руками я развел их в разные стороны открывая вход в пещерку. Оставив одну половинку, я попытался ввести внутрь средний и указательный палец, но больше чем по две фаланги у меня не получалось. Из-за сухости, ее губки подворачивались не давали мне проникнуть глубже. Я хотел было смочить пальцы своей слюной и только тут обратил внимание как сахара у меня во рту.

Оставив в покое Веру Ивановну, я укрыл ее одеялом, а сам сходил на кухню чего-нибудь попить. В холодильнике я нашел начатый тетрапакет с соком персика. Прямо с ним я вернулся обратно. Утолив свою жажду, я подумал о том, что и Кобра наверняка испытывает жуткую жажду. Опасаясь пролить на кровать, я не решился лить сок ей в рот, а просто решил смочить свои пальцы и затем уже смочить ее губы. Как только я провел по ее губам, она тут же зашевелилась, облизала свои губы и, приоткрывая рот, несколько раз чмокнула. Именно в этот момент и взорвалось во мне желание поиграть с ней.

Я перетянул ее так, что ее голова оказалась на самом краю кровати, высвободил свой член, и без того давно рвущищийся давно на волю, смочил его соком и принялся водить им по губам Кобры. Реакция была мгновенной, она тут же попыталась поймать его губами и лизнуть. Испугавшись, я тут же убрал его. Головка члена была налита кровью так, как будто готова была лопнуть. Она была такая большая, что кожа члена скрывала ее только наполовину. Немного справившись с волнением, я вновь смочил член соком и принялся водить по губам. Правда в этот раз, когда она начала его облизывать, я не убрал его, а попытался просунуть в глубь. Но стоило мне только проникнуть между ее губ, как она тут же отворачивала голову. Оставив попытки проникнуть в ее горло, я развлекался тем, что засовывал член ей за щеки, от чего те смешно растягивались. Наигравшись со ртом, я ради прикола, похлопал членом ее по щекам, поводил по глазам и даже представил как прикольно было бы кончить ей в ухо или ноздри.

Все эти мои игры привели к тому, что внизу живота появилась болезненная тяжесть. Надо было что-то решать. Безопаснее всего было бы конечно вздрючить, и даже спустить можно было на Кобру, но мне казалось этого мало. Зайдя так далеко, убедившись как крепко она спит, останавливаться не хотелось. И тогда я решился.

По быстрому я разделся до гола, еще раз провел членом по ее лицу, потыкал головкой в ее мягкие груди, и уселся между ее ног. Опять согнув их в коленях, что бы облегчить доступ к лону, я смочил ее лепестки соком и легко двумя пальцами проник вглубь. Я вращал ими внутри совершенно свободно, скреб ее внутренние стенки, и даже достал средним пальцем до матки. Поиграв минуту, я решил, что пора и моему дружку познакомится с бабушкой. Чтобы немного приподнять ее круп, я подсунул под ягодицы небольшую подушку. Затем я закинул ее ноги себе на плечи и направил член в нее. Смоченный соком он без всякого труда проник в нее. И хотя размерчик ее дырки был для меня великоват, я не продержался и двух минут. Поначалу, когда на меня начало накатывать, я хотел кончить внутрь ее, но в последний момент резко выдернул и залил спермой ее лобок и живот.

В изнеможении я отпустил ее ноги и просто сидел рядом, наблюдая как мутные ручейки растекаются по ее телу, один в воронку живота, второй на ее срамные губки. Привстав, я смочил остатками спермы ее соски, а затем засунул ей за щеку.

Ну вот, теперь я уже и до бабушек добрался. Однако что же дальше. Для начала надо убрать сперму, а то она всю кровать заляпает. Я взял обрывки колготок, стер сперму с живота, развел ее ноги и начал стирать с ее лобка и лона. Она уже успела растечься по всем губкам, и даже смочила воронку ануса. Не удержавшись, я пальцем поиграл с ее колечком, а затем легонько надавил пальцем. На удивление легко он проник внутрь. Я вогнал его на сколько это было можно, а затем принялся гонять его внутрь-наружу. А вот второго пальца мне засунуть не удалось. Толи не позволило узкое очко, толи смазка закончилась. Но все эти манипуляции здорово меня завели. Еще никогда я не пробовал в задницу, а тут такой случай.

Я встал и направился на поиски крема. На удивление, но в ванной ничего подходящего я не нашел. Тогда я перешел в зал, и первое что мне попалось на глаза оказался фотоаппарат. В нем было использовано только шесть кадров, а судя по имеющейся маркировке пленка была на тридцать шесть кадров. Окинув взглядом по полкам и не наблюдая крема, я принялся распахивать дверки секции. В одном отделении оказался закрытый металлический ящик. И хотя меня распирало любопытство, что там внутри, мой член напомнил для чего я сюда пришел. «Крем для рук». Пойдет.

Захватив тюбик и фотик я вернулся в спальню. Для начала я сделал несколько общих фотографий, затем отдельно грудь и ее киску. Настало время композиций: мой член в ее ротике, член и груди, член снаружи и внутри ее киски. Неожиданно зажурчал моторчик, все пленка кончилась. Я достал пленку, а фотик вернул на место.

Настало время заняться ее попкой. Развернув ее на бок, и даже чуть больше, я заставил ее прижать немного ноги к груди. Сам я расположился сзади. Немного крема прямо из тюбика на ее очечко. Так, теперь пальчиком вглубь, хорошо. А теперь попробуем двумя. Но стоило мне просунуть в ее тугое колечко два пальца как она тут же зашевелилась, пытаясь избавиться от них, но когда не получилось, то своей рукой достала и вынула меня. Я лежал ни живой ни мертвый. Первые мысли были о том, что все попался, теперь каюк. Но прошла минута, затем вторая, а ничего больше не происходило. Немного поласкав ее бедра, и даже поиграв клиторком, я убедился что спит она по-прежнему крепко. Тогда я вновь смазал ее очко кремом и запустил палец. Проникновение оказалось еще легче. Чуть поиграв, я решил переходить к более решительным действиям. Смазав головку кремом, я приставил ее к очку, и обхватив ее за бедра чуть надавил. С натягом, но головка проникла внутрь. Кобра чуть шевельнулась, но осталась лежать. Полежав спокойно несколько секунд, чтобы она успокоилась, я принялся двигать сначала одной головкой, постепенно надавливая и проникая все глубже. Через несколько минут я погрузился полностью, на сколько позволяли ее ягодицы. Замерев на секунду, я принялся в полную длину гонять своего дружка. Ее плотное колечко доставляло мне истинное удовольствие. В висках все сильнее и сильнее стучало, я чувствовал как на меня начинает накатывать волна сладострастия, и уже ничего не могло меня остановить. Даже то, что Вера Ивановна начала шевелиться и даже рукой отталкивать, уже не могло остановить меня. Вцепившись в ее бедра руками и стиснув от напряжения зубы, я продолжал неистово насаживать ее быстрыми толчками, до тех пор пока в голове что-то не взорвалось, перед глазами запрыгали звездочки и я излился в нее.

Как только я ослабил хватку, Кобра обернулась, взглянула на меня, и ни слова не говоря, встала и вышла. «Вот теперь все» — только и промелькнуло у меня в голове, — «начхать, так классно мне еще не было».

Я встал начал собирать свои разбросанные вещи. Послышался звук сливаемой воды, хлопнула дверь. Не обращая ни какого внимания на меня Вера Ивановна улеглась в кровать, натянула одеяло и тут же отрубилась.

«Будем надеяться, что она на завтра не будет ничего помнить» — подумал я и начал одеваться. Я уже собрался уходить, как вспомнил про сейф в шкафу. Я взял связку ключей, подобрал нужный и открыл. Увиденное поразило меня так, словно кто дубиной огрел. С самого краю лежали несколько искусственных фалосов, шарики, наручники, какие-то ремни. В глубине лежало с десяток кассет. В отдельном отделении лежали аккуратные папочки двух цветов: розовый и голубые. Я взял первую попавшуюся. Она была розового цвета. Открыв, я остолбенел. Это было досье на одну из наших сотрудниц. Все ее пристрастия: как в еде, одежде, работе, так и в сексе. В точности фиксировались все ее доказанные и недоказанные связи и пороки. Я взял голубую папку. Это оказался один из начальников отдела. И вновь все подробно описано

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх