Под южными звездами ( Часть 1 )

Страница: 4 из 4

белым напитком, напоминающим кумыс, но с каким-то пряным анисовым привкусом. По мере того, как она пьет, ей становится лучше, тело как будто перестает ломить, лицо разглаживается. Покончив с пиалой, она возвращает ее Аскару и вновь растягивается на ставшей почти родной кошме. С каждой секундой какие-то неведомые силы вливаются в нее, непонятного происхождения волшебный огонь зажигается в теле. Трепет, никак не связанный с прохладным ветром гор, пронизывает ее от макушки до пят, пробуждает приятное жжение в каждой клетке. Галина Васильевна забывает все муки долгого наказания, ее тело уже не помнит побоев и страданий. Те места на ней, которые несколько минут назад более всего разрывались от боли, теперь с той же силой изнывают от острого желания. Отбитые спина, попка, груди, живот превращаются в единую и сладостно возбужденную эрогенную зону. Глаза Галины Васильевны сверкают, она судорожно сглатывает почему-то ставшую сладкой слюну и начинает гладить, сжимать, ласкать себя. Во второй раз за вечер она пытается прогнуться в мостике, но теперь не для облегчения боли, но в поисках невидимого, но так желанного мужского члена, готового пронзить ее. Воющий животный звук слетает с ее губ, словно вырвавшись из утробы степного хищника. Братья улыбаются: кумыс, смешанный со спермой волкодавов и кое-какими другими пахучими добавками, явно пришелся по вкусу их дорогой гостье.

Через минуту оба киргиза присоединяются к Галине Васильевне. На широкой гостеприимной кошме места хватает всем троим. Их тела сплетаются в едином клубке. Белая женская плоть смыкается с желтой кожей ее любовников и повелителей. Толстые желтые члены с громким хлюпаньем вонзаются с обеих сторон в ее уже ранее разработанные отверстия и на всю длину погружаются в недра укрощенной прелестницы. Желтые животы, как скалы при обвале, обрушиваются своими железными мышцами на хрупкие формы московской гостьи. Грубые коричневые ладони, привыкшие легко управляться с тяжелыми предметами пастушечьего быта, словно тиски, сжимают, выкручивают нежные мячики грудей. Узловатые пальцы с нестриженными желтыми ногтями рыскают по телу, залезают в красиво очерченный рот, мнут и давят розовый язык, а через мгновение уже глубоко впиваются в лопатки спину ягодицы. Прекрасные белые волосы женщины уже давно свалялись и спутались от мочи, холодной воды и всей той трепки, которую ей задали неуемные братья. Пот разгоряченных страстью людей стекает с одного тела на другое и обильно орошает кошму. Вздохи, стоны, вскрики, рычание, короткие ругательства и звонкие шлепки по коже оглашают воздух и заставляют баранов вздрагивать и подальше отходить от костра.

Абсурная картина представилась бы взору случайного наблюдателя, заглянувшего в этот неурочный час на пастушьий огонек Аскара. Два кочевника — полуварвара имеют сейчас во все дыры прекрасную цивилизованную европейку. Два многодетных мусульманина, чьи семьи спят сейчас в жалких хижинах горных кишлаков, грубо обладают русской дамой, которую в далекой Москве ждут ее преуспевающий предприниматель-муж и двое детей-учащихся превилегированной гимназии. Почти не знающие мыла и зубной пасты тюрки терзают плоть славянки, привыкшей к импортным шампуням, смягчителям воды, горячим ванным и ароматическим экстрактам. Два полуграмотных домашних тирана, огрыгивая обильный вчерашний ужин, понуждают образованную женщину, способную вести светскую беседу на двух иностранных языках, с упоением вылизывать их зловонные члены и анусы, шепча при этом слова смирения и покорности. Словно два дрессировщика, они опытными манипуляциями заставляют ее корчиться в первобытном экстазе, издавая животные вопли, пугающие шакалов в степи. Под яркими звездами Тянь-Шаня Европа сладострастно отдает себя в рабство Азии, дикая природа торжествует над современной цивилизацией, унижая и топча ее. Кажется, что сам Сатана хохочет во все горло, наблюдая эту сцену.

Луна давно скрылась за горами. Пламя затухающего костра бросает слабые отблески на три фигуры, застывшие в сладостном сне на кочме. Прекрасная светловолосая Венера в образе Галины Васильевны покоится между телами двух узкоглазых Голиафов. Даже во сне они не выпускают друг друга. Крупные груди Галины Васильевны почти не видны в могучих кулаках двух уставших родственников, их же опавшие, но все еще устрашающих размеров члены едва помещаются в ее ладонях. Костер постепенно догорает.

Предрассветный ветерок налетает из ущелья. Верный скакун, до этого одиноко щипавший траву в отдалении, приближается к кошме и осторожно касается мягкими губами заросшей щеки хозяина. Бекташ поднимает голову, будит остальных. Через четверть часа конь уносит от костра своего хозяина и его гостью.

В пять часов, как обычно подтянутая, в новом чистом комбинезоне, освеженная утренним омовением в речке, со свежевымытыми и привычно уложенными на затылке волосами, Галина Васильевна будит свой сонный лагерь. Вылезающие из палаток сотрудники, позевывая и поеживаясь от бодрящего холодка, желают ей доброго утра. Геологическая экспедиция МГУ под руководством своего строгого и целеустремленного начальника начинает нелегкий трудовой день.

Последней из своей палатки выбирается Татьяна, которая сегодня остается в лагере и, по ее мнению, может не спешить. У Галины Васильевны, однако, другой взгляд на вещи, и она довольно резко выговаривает опоздавшей. Это повторяется уже не один раз, но как раз сейчас Таня не обижается. Сегодня, когда вся группа уйдет в маршрут, и они останутся вдвоем, ей будет, что сказать своей не в меру требовательной начальнице. Сегодня ее день.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх