Эпизод с нитестрелками

Страница: 10 из 10

«Дяденьку» забило в конвульсиях, он закатил глаза и, протяжно охнув, слил струю молофьи в Сашину руку. «Наверно долго терпел! Исстрадался весь», подумал Саша и отдёрнул руку словно в лёгком негодовании.

 — Не бойся, знаешь как приятно, хочешь я тебе сделаю так? — заговорил, поспешно пряча конец в штаны, мужчина.

 — А ну ссать на углу! — вдруг свирепо раздалось из глубины двора.

 — Дворничиха! — определил вслух Саня и оба они поспешно ретировались из подворотни.

По бульвару они шли уже вполне соответственно, как профнаставник и его молодой подопечный из какой-нибудь стройшараги.

 — Ну что пойдёшь ко мне? Я недалеко здесь живу — четыре остановки. Тебя как зовут? — чуть не мурлыкал от резкого опустошения «дяденька» идя рядом с вальяжностью напоровшегося вволю кота.

 — Саша, — негромко сказал Саша, тычась глазами в тротуарную плитку.

 — Хорошее имя, — ворковал уже в троллейбусе новый знакомый и словно невзначай лапал Сашу за ляжки, норовя ухватить за писюн. — А меня Игорь Карлович или дядя Игорь.

Дверь открыла женщина лет пятидесяти объёмных форм, похожая на Игорь Карловича. «Наверно сестра», подумал Саша, но оказалось, что нет.

 — Игорёк, опять мальца притащил! — укоризненно сказала женщина.

 — Мам, исключительно для проработки его инженерики. Ему нужно подтянуть сопромат, — Игорь Карлович поднял палец к губам в сторону Сани, делая знак молчать.

 — «Сопромат»! — вздохнула полная женщина. — Знаю я твой сопромат! Ну идите уж пейте чай. Только что закипел.

 — Это мамка моя. Тебе тётя Лина, — сказал шёпотом Игорь Карлович и мягко подтолкнул Сашу под попу в ванну мыть руки.

Игорь Карлович суетился ещё что-то в своей комнате, видимо приводя её в божий вид, и мыл в ванной руки, когда Лия Ашотовна, как сама представилась женщина, разливая чай по кружкам, горячо зашептала... «Пей чай и скорее беги! Отъебёт он тебя!»

«Как отъебёт?», — сделал непонимающий вид Саня.

«В попочку! В твою драгоценную попочку!», — шептала горячо в самое ухо тётя Лина, а груди её как два спелых арбуза столь же горячо и мягко накатывались ему на плечо. Саша сделал большие глаза и изобразил на лице готовность бежать даже не после чая, а и сию минуту. Но после чая, словно слегка призадумавшись, вздохнул, взглянул на Лию Ашотовну взглядом девочки уводимой в пещеру к злому дракону, которую напрасно пытался спасти благородный рыцарь, и пошёл за Игорем Карловичем.

В комнате были занавешены все шторы и яркий свет дня, проходя сквозь них, оставался лишь мягкой жёлтой полутенью. Игорь Карлович, по-домашнему одетый в трико, фривольно развалился на диване выставив вперёд свой бугор и пригласил сесть рядом Сашу. Саша присел на краешек, а Игорь Карлович достал с полки толстые альбомы и раскрыл первый из них.

 — Ты такое видал? — спросил он.

Альбомов таких Саня действительно не видал и хуй его встал торчком под тугими джинсами. На любительских, но цветных фотографиях откровенно еблись семейные и присемейные пары. Каждая семья фотографировалась сначала во вполне благопристойном состоянии, на фоне своей квартиры, а потом разворачивалась на полный сто восьмидесятый градус и демонстрировала свои интимные способности вовсю. Особенно Сашу поразила способность фотографа чуть не в пизду залезть для удобного ракурса. Фотограф снимал может и непрофессиональный, но эрограф это был явно исключительный. Саню пёрло вовсю. Хуй стоял. Игорь Карлович робко положил руку ему на мотню и потом сразу сжал. Саша сделал вид, что не замечает и, не обращая внимания, продолжал пролистывать альбом. Над фотографией, где женщину просто вывернуло раком на объектив, Саша расстегнул молнию и выпростал хуй, тут же зажатый в горячей пухлой ладони. На фотографии женщина, до того лишь кокетливо оголявшая попочку с видом смущённой своим поступком школьной учительницы, почти без перехода с таким упоением насаживалась на кряжистый головастый сук волосатою до неприличия пиздой, что Саша не выдержал и всё залил молоком.

 — Ничего, ничего, — говорил дядя Игорь, вытирая замшей фотографии. — Ты не первый такой. Там где глянец снят, посмотри...

Саша пролистал несколько страниц. Глянец был снят часто...

 — А что в тех альбомах? — спросил Саша, смущённо вправляя писюн в штаны. Калбасило его от своей роли уже по-настоящему.

 — Раздевайся и пососи — покажу, — Игорь Карлович заговорщицки подмигнул и вынул из трико конец, легко потряхивая его набрякающей головой.

 — Сосать? Хуй? — Саша округлил глаза на Игорь Карловича.

 — Ну и что! — Игорь Карлович поспешно стягивал с Саши майку и джинсы. — Ты попробуй. Он сладеньки-ий...

Вместе с джинсами Игорь Карлович стянул и трусы, и Саша наклонился лицом к его паху. Игорь Карлович тут же вцепился пальцами в его ягодицы и растягивая сильно их в стороны потянул на себя. Саша уткнулся лицом и перестал что-либо видеть. На ощупь губами он нашёл хуй и засосал. «Сладенький» солоно мазнул по губам и вошёл весь вовнутрь широко раскрытого Сашиного рта. Потолще, чем у Леночки, он крепко засел во рту и Саше оставалось только натужно причмокивать. Разряжаться Игорь Карлович не захотел.

 — Ну хорош! — похвалил он старательно подставленный рот Саши и вынув сказал... — Ну смотри!

Саша взял второй альбом и перевернул страницу. С первого же листа фотографии качественно изменились в сравнении с предыдущим альбомом — состав семей значительно расширился. На первых страницах ещё более менее пристойно помогали «друзья» и «подруги» семьи, но дальше пошли уже сцены полного семейного «сотворчества». Откровенный инцест раскинулся перед Сашей во всей своей необузданно-дикой красе. Четырнадцатилетняя дочка использующая с мамой одну свечу на две сразу пизды, лохматый стержень отца руками мамки вкладываемый в нежный подставленный ротик дочери, два брата-близнеца лет двадцати обучающие шестнадцатилетнюю сестрёнку правилам вступления в брак. У Саши снова надыбился. Игорь Карлович поглаживал его по стволу и безудержно лапал за жопу.

 — Стань на карачки, — сказал вдруг он. — Так удобней смотреть. И третий тогда покажу.

Саша встал. Увлекательные картинки продолжали мелькать перед глазами, а сзади сопел и водил по попе смазанным чем-то пальцем Игорь Карлович. Второй альбом кончился, под животом у Саши всё дрожало и он потянулся за третьим. Спина его непроизвольно прогнулась и он почувствовал, как толстая горячая головка входит в его задний проход. На мгновение он замер, а потом приоткрыл первую страницу третьего альбома и хуй влез на всю. С первой страницы альбома смотрела женским чёрным глазом загнутая раком Лия Ашотовна. Тётя Лина видимо стирала бельё в ванной, сильно перегнувшись через край, и её обильно поросшее чёрной волоснёй очко с сильно раздвинувшимися объёмными булками всецело удалось запечатлеть пронырливому фотографу. В том, что это была именно Лия Ашотовна, не оставляли сомнений последующие фотографии всего альбома. Ракурсы говорили о явной скрытности фотографировавшего, но снимки говорили и о его исключительной удачливости, либо невероятном терпении и упорстве. Лия Ашотовна вешающая бельё, видимо на даче, в костюме Евы. Лия Ашотовна загнувшаяся над писсуаром и потом над разными кустами в самых непринуждённых позах. Спящая неглиже, с широко раскрытыми нижними губами и натирающая тщательно мочалкой пизду, моющая большие груди и подмывающая после приниженных нужд зад. И даже целая серия обильного широконожья за бритьём Лией Ашотовной жопы и пизды. Игорь Карлович пёр Сашу сзади вовсю, а Саша только слюнки пускал от удовольствия своим покачивающимся под животом надутым концом.

 — Уф, эти фотографии я даже матери не показывал! — удовлетворённо отдуваясь слез с Саши дядя Игорь. — Хоть ебу её уж лет пяток...

 — Тётю Лину? — удивлённо спросил Саша и потрогал пальцами в заднем проходе. Было мокро, липко и горячо.

 — Ага, — просто сказал Игорь Карлович и открыв дверь позвал... — Мам, иди-ка сюда!

Саша поспешно спрятался за грудой одежды.

 — Тебе чего, Игорёк? — возникла в проёме тётя Лина.

 — Отсоси молодцу, — сказал Игорь Карлович. — Так давал — загляденье!

 — Ты бесстыжий совсем! — поправляя смущённо причёску сказала Лия Ашотовна сыну и опустилась на колени перед Сашей. Саша выпростал исплакавшийся уже хуй и дал в услужливо подставленный рот. Мягкие губы тёти Лины нежно обволокли подрагивающую тёплую плоть. Но и Саша кончать не стал. Изо всех сил сдерживаясь, на последнем дыхании он вынул дымящийся почти хуй изо рта Лии Ашотовны, поцеловал её в губы, зашёл сзади и, задрав на спину подол её красивого платья, снял большие трусы и загнал своего жеребца ей под белые ягодицы — прямо в плотную дырочку сраки. Тётя Лина посмотрела торжествующе на сына и поводила слегка ягодицами вверх и вниз как бы подныривая разрезом под Сашин член, чего Саше оказалось вполне достаточно, чтобы разрядить ей во сраку весь хуй...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • fag11
    30 сентября 2016 15:26

    как-то по живому обрублено... где логическое окончание? в заднице тети Лины? а так все прекрасно!!! 10

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх