Эпизод с нитестрелками

Страница: 5 из 10

так надо! Обязательно! — умоляюще посмотрела на него Марина, потому что Леночка сидела приотвернувшись пунцовая от стыда и говорить бы не согласилась ни за что на свете, ни то что одна, а и даже вдвоём.

 — Ну надо, так надо, — согласился доктор, не совсем правда понимая в чём дело. — Так что же у вас такое стряслось?

Это был третий человек в Леночкиной жизни, который узнал её тайну... Марина очень долго, поминутно сбиваясь и путаясь, объясняла доктору краткое содержание Леночкиной и её с Леночкой жизни.

 — ... А теперь у Леночки растут усики... и мы не знаем... она не сможет стать мужчиной уже... доктор, нам и так было хорошо! — пылко вырвалось в конце у Марины и она замолчала.

 — Хм! Хорошо? — переспросил доктор, потирая подбородок в задумчивости. — Случай действительно видимо сложный и скорей всего порядком подзапутанный вашими собственными страхами. Ну ничего, попробуем разобраться. Для начала, девочки, мне необходимо тщательно вас обоих осмотреть. Пройдите, пожалуйста за ширму, там вы сможете раздеться. У меня за вами три талончика ещё, два позвонили уже и попросили снять их с сегодняшней очереди, а одну женщину я прииму довольно быстро, у неё только оформление рецептуры и тогда уже вплотную займусь вами. Подождите за ширмой минутку.

Пока доктор принимал женщину, у Леночки зуб на зуб не попадал от истрепанных нервов, и Марина только успокаивала её, легонько поглаживая по горячим рукам.

 — Екатерина Андреевна! — выглянул доктор в коридор напоследок. — Зиночка вернётся с препаратами — пусть оставит на вахте. Отпустите её, а меня пусть не тревожит, у меня сложный случай.

 — Я отпустил медсестру, — сказал доктор закрывая дверь на замок. — Теперь вы в полной безопасности и конфиденциальности. Можете раздеваться, девочки!

 — Спасибо... , — сказала Марина за двоих, благодарная доктору за глубокое понимание щекотливости вопроса. Леночка говорить не могла...

Девочки обе разделись за ширмой и, явно смущаясь, вышли к доктору.

 — Так! — доктор вышел из-за стола и присел на корточки перед девочками, с интересом рассматривая их половые органы. — Видимо гермафродитизм с довольно сложным сочетанием первичных и вторичных половых признаков.

Он взял Леночку за трепетный хоботок и слегка сжал его в ладони. Хоботок откликнулся на привычный тип ласки и легко вздрогнул в руке у доктора. Леночка вздрогнула вместе с ним.

 — Эрекция, по-видимому, вполне нормальная и размеры вполне мужские.

Доктор встал и поднял обе руки Марины. Под мышками Марины вилась густая чёрная поросль немного жёстких волос. Доктор отпустил одну руку Марины и поднял руку Леночке. У Леночки под мышкой русые волосики кудрявились почти незаметным облачком. Леночка переступала босыми ножками по тёплому линолеуму и всё ещё немножко дрожала.

 — Странно, но ваш тип оволосения даже больше похож на мужской, чем оволосение Леночки, — сказал доктор, проводя рукой уже по обильно волосатому лобку Марины.

Его рука внезапно нырнула ниже, Марине под пах, и Марина инстинктивно сжала ножки. Доктор немного потрогал нервно дрожавшую мякоть, вынул руку из между ног у Марины и сказал Леночке...

 — Леночка, вам надо лечь на кушетку.

Леночка легла на спину на стоявшую рядом кушетку.

 — Коленки к груди и немножко в стороны. Так. Немного пошире. Ещё. Вот, хорошо... Руками немножко попку в разные стороны. Пошире! Вот так!

Леночкины органы, покрытые редкими рыжеватыми волосиками, оказались полностью обнажены, так хорошо Леночку ещё не видела даже Марина. Марина подошла чуть ближе и доктор заметив интерес в её глазах улыбнулся и сказал...

 — Вот и хорошо. Марина, вы сможете мне помочь? Нужно подержать Леночку за ножки, чтобы таз двигался возможно меньше — мне необходимо исследовать реакцию Иббермана.

Марина с готовностью взяла Леночку за ножки и даже развела их ещё немножко шире, чтоб доктору было удобней. Доктор достал из стеклянного шкафчика пузырёк с мазью, надел белые резиновые перчатки и стал аккуратно втирать небольшие порции мази в обнажённые участки Леночкиного тела. Пальцы доктора проворно смазали яички Леночки и заскользили натягивая кожицу по гладкому стволу. Ствол вытягивался вслед оттягивавшему кулаку и постепенно приобрёл форму которую доводилось видеть только Марине. Марина как завороженная наблюдала за распростёртыми половыми органами подружки и не могла отвести взгляд. Леночка уже не дрожала, под животом растекалось привычное с Мариной тепло и Леночка немного успокоилась. Доктор залупил кожицу на члене и втёр немного мази в зардевшуюся головку, а потом, хорошенько растерев щель между половинками Леночкиного зада, сказал...

 — Потерпи, девочка!

И ввёл указательный палец Леночке в попку. Леночка затревожилась бёдрами от непривычной лёгкой боли проникновения в неё.

 — Ничего... ничего... сейчас будет немного полегче... , — сказал доктор и взял свободной рукой за вполне оформившийся Леночкин хуй. Он крепко сжал головку в руке и стал массировать член вверх и вниз по стволу замедленными движениями. Тепло разлилось у Леночки в животе, а на члене от головки до самых яичек и дальше к заду Леночка почувствовала лёгкое, но очень ощутимое жжение. Головка словно загорелась и половой член распрямился вовсю. Он до предела отвердел у доктора в руке и Леночка почувствовала острое желание, хотелось чтобы доктор продолжал так массировать долго. Но доктор приостановил руку и тогда Леночка сразу почувствовала очень необычный зуд в попе. Доктор вынул палец из попки, но зуд не прекращался, ощущение было такое, что надо что-то сделать, но что — Леночка решительно не понимала. Через две-три минуты член Леночки окончательно сдулся, уступив все ощущения целиком попе. Марина крепко держала Леночку у бёдёр, но Леночка всё-таки ухитрялась слегка покачивать зажатым тазом и чуть не надрывала попку обеими руками в самой ей непонятном желании то ли показать возможно больше окружающим её естества, то ли вообще вывернуться совсем наизнанку. Доктор молча наблюдал за Леночкиной реакцией.

 — Сильно беспокоит внутри? — спросил доктор.

 — Да! Очень! — Леночка не могла сдерживать чувств.

 — Минутку! — доктор снял перчатки, расстегнул халат и приспустил штаны. Марина вопросительно взглянула на доктора, потом на его вздувшийся член, толстенький и чуть подлиней, чем у Леночки.

 — Мариночка, всё, можно не держать Леночку. Погладьте ей легко бёдра, она должна сейчас максимально расслабиться, — сказал доктор, поднося своего баловня к Леночкиной дырочке.

И Марине было приятно увидеть обнажённый мужской член, а Леночка просто забилась на белой простынке увидев багровую головку доктора подносимую к её иззудевшейся дырочке. Незначительные размеры её заднего отверстия в сравнении с объёмом вздутой головки её совершенно не пугали. Она стремилась только как можно сильнее раскрыть половинки своего зада перед членом. Доктор приставил мягкую, но упругую головку к Леночкиному розовому бутону и несколько минут плавно и размашисто водил членом вдоль щели. Часть горячительной мази видимо попала ему на головку, потому что член его напрягся до состояния полукости также, как недавно у Леночки. Леночка изводилась под членом и сама почти налезала на ствол от нестерпимого зуда внутри. И доктор наконец вдул.

 — О-о-о-ххх! — застонала Леночка от боли и облегчения и прогнулась в спине.

Доктор напрягся и стал сосредоточенно вводить и выводить член из Леночкиной попы. Неторопливыми глубокими движениями он довёл Леночку до полного изнеможения и наполнил ей нутрь горячим парным молоком обилия своей спермы.

 — Ух! Накачал девочку!...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх