Что-нибудь не так, Грэг?

Страница: 1 из 2

Что-нибудь не так, Грэг? Тебе не понравилось? — послышался тихий голос и тут же, хихикая, добавил: — Или ты переживаешь, что твоя мамочка сейчас дома одна?

Грэг, сидевший на кровати спиной к девушке и смотревший в окно заметно вздрогнул, но тут же совладал с собой. Повернувшись к девице, он попытался сказать какую-нибудь «дежурную» ласковую фразу, однако в памяти ничего подходящего не нашлось. Красавец Грэг смотрел на Карэн, очередную свою подружку на один вечер и не мог понять, почему его переполняет отвращение и злоба к этой девушке. Вероятнее всего потому, что она, случайно, чуть было не раскрыла тайну его двойной жизни. Карен, сама того не ожидая оказалась абсолютно права: Грэг действительно сейчас никак не мог дождаться того момента, когда он, проявляя мнимую заботу о Карэн, скажет ей, что уже пора ехать домой.

Тихий щелчок и из пистолета-зажигалки, показался синий язычок пламени, прикурив, и выпустив первую сладкую струю дыма, Грэг снова повернувшись к девушке спиной тал смотреть через открытое окно туда, вниз, в долину, где был его дом, на окраине Медины, Мекки одиноких матерей Америки.

Вечерние сумерки потихоньку заволакивали долину, и кое-где в домах уже зажегся свет. Карэн что-то говорила, но воспоминания, нахлынувшие на Грэга, в этот момент, мешали ему слушать.

Как же давно это было? Ему тогда было тринадцать, нет, пожалуй, уже четырнадцать лет. Грэг был, как и все его сверстники, непоседой, шалуном, и как и все тогда он развлекался тем, что после урока физкультуры в школе, с гиканьем, улюлюканьем и свистом врывались в душевую девочек, своих сверстниц. Но тогда это было просто забавой, нежели проявлением интереса к противоположному полу. Да и какое желание могли возбуждать эти, пока угловатые, с только намечающимися грудями девочки. Грэг тогда еще не знал, насколько может быть привлекательно тело взрослой, зрелой женщины. Но однажды он это узнал.

Вбежав через заднюю дверь на кухню, Грэг бросил свою сумку с футбольной формой в угол. Он был куотербэком в футбольной команде своего захудалого городка. И вот сегодня, придя домой усталый и недовольный, неудачно прошедшей тренировкой, Грэг поплелся на второй этаж, к себе в комнату. Когда он брел по коридору, его обдало паром, вырывавшимся через неплотно прикрытую дверь ванной комнаты. Грэг, было, взялся за ручку двери, намереваясь закрыть ее, но что-то его остановило.

Диана, мама Грэга, решив принять душ, и зайдя в ванную комнату забыла захлопнуть за собой дверь. А сейчас она сняв свой махровый купальный халат, стояла около душа и пробовала рукой воду: не слишком ли горяча? Вот за этим-то и застал ее Грэг. Почему он не захлопнул дверь? — на этот вопрос Грэг не мог дать ответа ни сейчас, ни тогда, а пока он стоял и смотрел как зачарованный на свою мать. Диане тогда было неполных тридцать семь лет, однако, не смотря на это, она выглядела просто обворожительно: стройные, красивые икры, пожалуй, чуть-чуть полноватые бедра, округлые, упругие ягодицы, плоский живот, и чуть выше то, от чего в последствии Грэг сходил с ума, то что будоражило его воображение больше всего: грудь мамы. Не очень большая, нисколько не отвисшая, не смотря на годы, молочно белая. Белизна кожи оттенялась цветом загорелой кожи плеч и темно коричневым цветом ее сосков. Волосы Дианы были собраны в тугой, длинный хвост, который сейчас лежал на ее груди и при любом движении легко скользил по груди.

Какое то смутное чувство шевельнулось у Грэга в голове, и что самое ужасное для Грэга было в тот момент, оно переместилось сначала вниз живота, затем его член начал твердеть и недвусмысленно оттопыривать шорты. Грэг знал, что это означает, и испугался этого. Стремглав бросился он к себе в комнату. Как прошел остаток дня и вечер Грэг не помнил.

Немного спустя Грэг разобрался в своих чувствах и понял почему его нисколько не волновали его ни сверстницы, ни их только начавшие созревать прелести. Именно в этот момент в жизни Грэга начался момент настоящих мучений. Поняв что ему нужно Грэг начал томиться от другой проблемы: он не мог удовлетворить свою необычную страсть. Позже, как ему казалось, он нашел выход: собрав немного денег, он начал ездить в соседний, несравнимо больший, чем их Медина город: в Мелвилл. Там он договаривался, либо со взрослыми мужчинами, либо с ребятами старше себя о том, чтобы они покупали Грэгу кассеты с фильмами для взрослых. Но это оказалось только временным решением проблемы: на кассетах были либо вышедшие на пенсию стриптизерши, как думал тогда Грэг, либо обрюзгшие, толстые тетки, которые мучили своими тушами пареньков, немного старше самого Грэга. Но Грэг никак не мог найти той кассеты, на которой была бы женщина, похожая на его маму. За этими занятиями Грэг провел два года. Два года безрезультатных поисков, мучений и ночей, полный мечтаний. К этому моменту в жизни Грэга добавилась еще одна проблема: Грэг начал замечать, что утром, у него все чаще и чаще стал стоять член, сам собой, без видимой на то причины и что самое ужасное, стали появляться на простыне перламутровые пятна спермы.

И вот однажды утром Грэг проснувшись в очередной раз, с досадой отметил появление пятен спермы на простыне, да и член предательски стоял. Скомкав простыню и прикрыв ею свой член Грэг прошмыгнул в ванную, его мама, заметив что-то необычное в поведении сына, зашла в ванную. То что она увидела ее и удивило и обрадовало и испугало: Грэг стоял по середине ванной комнаты, запихивая ногой простыню в стиральную машину, но самое удивительное: его член стоял и он показался ей просто огромным, по сравнению с ее сыном. Грэг увидев вошедшую маму, испугался, прикрылся руками. Мама, увидев что происходит с ее сыном, увидев пунцовые пятна стыда на его щеках, решила его успокоить, поговорить с сыном. Она надела на Грэга свой купальный халат и повела его в спальню. Посадив сына на свою кровать Диана не знала с чего начать. Она смотрела на сына и видела как он пытается незаметно совладать со своим членом, пытаясь спрятать его между ног, но тот предательски выскакивает. и именно в этот момент в Диане заговорила не МАМА, а ЖЕНЩИНА. Она смотрела на член сына. Она давно не видела столь прекрасного, для глаз любой женщины зрелища, она истомилась по мужчине за те несколько лет, пока жила без мужа. И вот сейчас член мужчины — член ее сына был в нескольких десятках сантиметров от ее глаз. Длинный, длиннее, чем у ее мужа, покачивающийся в такт пульсации артерии, вздувшиеся вен на поверхности члена и головка: темно красного цвета, влажная, источающая запах, который нельзя было ни с чем перепутать — запах мужчины. Кровь застучала в висках, Диана понимала, что она не может испытывать желание к сыну, но ЖЕНЩИНА была сильнее МАТЕРИ: Диана медленно встала перед сыном, медленно расстегнула рубашку, неторопливо расстегнула бюстгальтер, вслед за бюстгальтером на пол упала и юбка.

То о чем, так долго, по ночам мечтал, то чего он так боялся, и так желал Грэг произошло: мама стояла перед ним, совершенно голая, ее груди покачивались в такт ее глубокому, возбужденному дыханию. Без бюстгальтера мамины груди не висели, они были твердые и чуть-чуть свисали от своего веса. Соски ее грудей смотрели прямо на него: темно коричневые, еле выступающие над кожей. И тут мама провела кончиками пальцев по соскам; они словно ожили: стали быстро подниматься над кожей, стали темнеть, немного сморщились и смотрели теперь прямо на Грэга.

Грэг в нерешительности протянул руку к тому, что до сих пор казалось ему миражом. Но нет, это был не мираж, он почувствовал упругую плоть в соей руке и тут же, в одно мгновенье пропала нерешительность и боязливость. Грэг обхватил маму за талию и осторожно потянул ее к себе, Диана не сопротивлялась действиям сына. Она только смотрела на него с нежностью и ожиданием. Грэг откинулся назад, и они оба оказались лежащими на кровати. Диана легла на спину, а Грэг тем временем лег на маму сверху, и уперевшись руками в подушки приподнялся. Мама лежала положив одну ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх