Девчонка идет гулять (или как это бывает в первый раз)

Страница: 1 из 4

Вместо пролога

В чем-то мы похожи на оборотней. Нет, не на клыкастых вампиров с румынским акцентом, которыми сейчас полнятся экраны телевизоров и страницы дешевых бульварных романов, а именно на оборотней — людей, превращающихся при свете полной луны в волков или других диких зверей. Конечно, это сходство весьма условно, не нужно искать прямых аналогий. Мы тоже превращаемся в другие существа, но наше преображение происходит скорее в уме, хотя это находит и определенное внешнее выражение. Так же, как и вышеуказанные монстры, мы скрываем от окружающих нашу особенность, боясь разоблачения, которое грозит большинству из нас потерей многого в жизни — любви и понимания родных и близких, положения в обществе. Так же, как и о них, о нас никто не знает — сколько же нас на самом деле... Итак, вы догадались, о чем я говорю? * * *

На дворе стемнело. На августовском небе появляются первые звезды и оранжевый диск полной луны. Говорят, в полнолуние все безумцы приходят в неописуемое возбуждение. Честно говоря, у меня в полнолуние тоже бессонница — то ли просто яркий свет луны за окном мешает уснуть, то ли действительно в этих блеклых лучах таится какая-то сила, заставляющая сердце биться чаще, и тогда в голову приходят вкрадчивые мысли — словно шепот опытного искусителя, они уверенно делают свое дело... Во мне еще нет ничего необычного — парень двадцати с лишним лет, невзрачной внешности, невысокий, худой, сутулый, с угловатыми движениями... Я просто сижу дома и слушаю магнитофон... Хриплым голосом симпатяжка Элис Купер сообщает мне: ты — яд, бегущий по мои венам... Ты — яд, но я не хочу разбивать этих цепей... В этом рефрене заключена магическая сила, которой демонический актер хорошо умеет пользоваться... Но уже поздно, нужно сделать звук тише, ибо мои соседи не разделяют моих музыкальных вкусов. Я провожу рукой по подбородку — щетина царапает кожу на тыльной стороне ладони, побуждая меня к действию. Я иду в ванную и принимаю душ. Родители в гостинной смотрят телевизор, там сейчас идет какой-то детектив. Скоро он закончится, и они, пожелав мне спокойной ночи, отправятся спать... Пока я сам еще ни в чем не уверен, в голове только зудят назойливые мысли:»... сделай это сегодня, ты ведь так давно этого хотел... Девчонка хочет гулять, уважай ее желания... Не будь сопляком, покажи себя...» и так далее... Вытеревшись насухо махровым полотенцем, я вылезаю из ванны и подхожу к зеркалу с бритвенным станком. Нужно тщательно выбриться, что я и делаю. Царапин и порезов быть не должно, они могут испортить картину. Обычно-то я бреюсь электробритвой, которая не раздражает кожу лица, но сейчас мне нужно особенно чистое бритье... И пока из гостиной доносятся звуки пальбы и матерная ругань с экрана телевизора, а из моей комнаты Купер пытается втолковать кому-то, что тот дурак, потому что употребляет наркотики, я снимаю со своего лица вместе с мылом всю мужскую растительность — благо, что у меня плохо растут волосы на лице, меньше хлопот. Умывшись, я пару минут смотрю в зеркало, гримасничаю, пробуя несколько характерных выражений и отрабатывая их естественность. Сейчас еще можно сказать себе «нет» и пойти спать, как все нормальные люди. Хотя сегодня суббота — молодежь тусуется по клубам и парти, убивая мозги водкой, легкими наркотиками и музыкой в стиле транс... Для меня слово транс имеет и другое значение... Но я забегаю вперед... Итак, пока я взвешиваю все за и против, в гостиной становится тихо, щелкает выключатель — родители отправились спать... Я слышу их «спокойной ночи» и отвечаю тем же... Здравый смысл наконец пасует перед моими желаниями... Будь что будет, но эта ночь будет не моей, а ее... Я выбриваю подмышечные впадины — за пару дней там отросла щетина и колется. В этом вобщем-то нет ничего необычного — многие мужчины бреются там, это ведь еще и удобно (меньше проблем с запахом пота). Теперь я снова залажу в ванну и намыливаю ноги. Зачем, спросите вы? Чтобы побрить. Я хорошо знаю, как нужно брить ноги, чтобы не оставалось раздражения, хотя я давно этого не делал — летом на пляж с бритыми ногами не очень-то выйдешь... Через некоторое время мои ножки девственно чисты, на них и следа нет от той поросли, которая отличает мужскую ногу от женской. Я любовно провожу ладонями обеих рук по правому бедру. Насколько приятно ощущть упругость форм и бархатную гладкость кожи... Вытеревшись насухо, я иду в свою комнату, выключаю магнитофон и достаю все необходимое для исполнения моего плана... Часы унизительного блуждания по магазинам и рынкам, стыдливые вопросы, ухмылки продавцов, догадывающихся о моих намерениях и, наконец, куча растраченных денег — все это тут, аккуратно собрано в черную дорожную сумку, которая является единственной по-настоящему суверенной территорией в моем мире, словно Ватикан в Риме. Эта сумка содержит мою тайну, она — словно смерть кащеева, и я берегу ее от посторонних глаз и рук, как зеницу ока. Я расстегиваю молнию и бережно достаю оттуда по очереди все вещи. Начинают обычно с подбора гардероба. Скептически окинув взглядом одну вещицу, любовно отложив в сторону другую (прекрасно, но не для этого случая), я наконец останавливаю свой выбор на длинном черном с переливами вечернем платье с высоким разрезом сзади... Оно не слишком раскошно и претенциозно, чтобы девчонка не могла показаться в нем на улице, но между тем как раз подходит для субботней ночи... Она будет довольна моим выбором, я знаю это наперед. Я сам подгонял платье по ее фигуре, поэтому не сомневаюсь, что она будет смотреться великолепно... Рядом на моем столе лежит ее фотография, извлеченная из той же сумки — я снял ее пару недель назад — на ней моя девчонка мечтательна и выглядит очень романтично. я люблю разглядывать ее, прикасаться к ней — это очень возбуждает... Потом я подбираю для нее нижнее белье. Она любит носить чулки и черный кружевной поясок к ним, причем среди чулок предпочитает прозрачные темно-коричневого цвета. Бюстгалтер и трусики под цвет дополняют картину. Из обуви девчонка предпочтет на сегодня пару лаковых туфель на шпильках — у нее старомодные вкусы и она не любит платформ или сложнопрофильных каблуков... далее следуют рутинные действия по одеванию девчонки — я отрабатывал это столько раз, что выполняю все автоматически, словно солдат по команде «боевая тревога»... Когда с этим покончено, я сажусь перед зеркалом. В груди происходит такой перестук, что его, кажется, должны слышать соседи. Я насильно заставляю себя успокоиться, и начинаю преображение... Я специально отрастил достаточно длинные ногти и теперь всего лишь надо покрыть их серебристо-пунцовым лаком... Потом, пока они сохнут — тональный крем, пудра (на подбородок и над верхней губой побольше и посветлее, по бокам лица — потемнее, есть еще много тонкостей, но о них не хочу сейчас рапространяться)... Формирую симпатичные брови (вообще-то я их выщипываю — в рамках приличий — но окончательный штрих наносится при помощи того же тонального крема, пудры и черного косметического карандаша... Затем карандашом обвожу глаза, тушь ложится на ресницы, делая их ярче, гуще и пышнее... Теперь — тени... Легкий серо-голубой тон на верхнее веко с наружной стороны, немного серебра посередине и розоватый оттенок у переносицы. Над веком — ненасыщенный сиреневый тон в смеси с серым, причем под самой бровью ближе к виску — участок посветлее, так полагается... Теперь дело за помадой. Обвожу контур губ помадой потемнее, сами же губы покрываю светло-бардовым лоском. Пару специфических трущих движений губами — готово. Надеваю пару серебристых клипсов, ожерелье, браслетик-часики... Теперь — парик. Брюнетка, карэ — прямые волосы до плеч... Ухаживать за париком — большая морока, но результат того стоит... Поправляю его на голове, пару движений расческой — и меня больше не существует. Я исчез, испарился, оставаясь лишь заинтересованным ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх