Галиани (Часть 2)

Страница: 1 из 3

Я был убежден, что Фанни относилась к графине с отвращением и полным отрицанием. Я дарил ей всю свою нежность, самые страстные ласки. Но ничто не могло сравниться в глазах Фанни с восторгом ее подруги. Все казалось холодным по сравнению с той губительной ночью.

Вскоре я понял, что она не устоит. С замаскированных или не вызыващих подозрений мест я наблюдал за ней. Часто я видел, как она плакала на диване, как она извивалась в отчаянии, как срывая с себя платье, вставала обнаженная перед зеркало м... я не мог ее исцелить.

Однажды вечером, будучи на своем посту наблюдателя, я услышал:

 — Кто там? Анжелика, это вы? Галиани... о, мадам, я так далеко от вас...

Галиани: Без сомнения, вы избегаете меня и я вынуждена была прибегнут к хитрости, чтобы попасть к вам...

Фанни: Я не понимаю вас, но если я сохранила в тайне то, что я знаю про вас, то все же официальный отказ в приеме вас мог доказать, ваше присутствие мне тягостно и ненавистно. Сделайте милость, оставьте меня...

Галиани: Я приняла все меры. Вы не в состоянии ничего изменить.

Фанни: Но что вы намерены делать? Снова меня изнасиловать? Снова грязнить? О, нет! Уйдите, или я позову на помощь!

Галиани: Дитя мое, успокойтесь... бояться нечего.

Фанни: Ради бога не прикасайтесь ко мне!

Галиани: Вы все равно покоритесь... я сильнее вас что такое? С ней дурно! Я принимала тебя только из любви. Я хочу только твоей радости... твоего опьянения в моих обьятьях...

Фанни: Вы меня уничтожаете. Мой бог! Оставьте меня, наконец! Вы ужасны!

Галиани: Ужасна? Ну, взгляни — разве я не молода? Не красива? Разве может мужчина-любовник сравниться со мной? Две-три борьбы повергают его в прах, на четвертой он уже беспомощен. А я... я всегда ненасытна...

Фанни: Довольно, Галиани, довольно!

Галиани: Нет! Нет! Послушайте... сбросить свою одежду сознавать свою красоту и молодость в сладострастном благоухании, гореть от любви и дрожать от наслаждений... приникнуть телом к телу, душой к душе... о... это рай, это блаженство...

Фанни: О, пощадите меня... вы... ты... страшна. Вьелась в мою душу ты ужас... и я люблю тебя...

Галиани: Я счастлива. Ты божественна! Ты ангел... обнажись... быстро я уже разделась... ты ослепительна. Постой немного, чтобы я могла досыта тобой налюбоваться... я целую твои ноги, колени... грудь... губы... обними, прижми меня сильнее... какая сладость... и едва те соединились. На каждый стон отзывался другой. Затем послышался приглушенный крик и обе женщины замерли в неподвижности.

Фанни: Я счастлива...

Галиани: Я тоже... насытимся этой ночью.

С этим словами она направилась к алькову. Фанни бросилась на кровать и распростерлась в сладостной позе. Галиани, опустившись на ковер, заключила ее в обьятиях. Любовные шалости начались вновь. Руки снова бегали по телу. Глаза Галиани горели ожиданием. Взор Фанни выражал запутанность мыслей и чувств. Осуждая это тяжелое безумство, я весь был до крайности взволнован. Мне казалось, что мои натянутые и напряженные нервы порвутся.

Между тем трибазы скрестились бедрами одна с другой, смешавшись шерсткой своих тайных частей. Казалось, они хотят растерзать друг друга

Фанни: Я истекаю...

Галиани: Я этого хотела...

Фанни: Как я устала... меня всю ломит... я только теперь поняла, что такое наслаждение. Но откуда ты, столь молодая, узнала так много и так искушена?

Галиани: Ты хочешь узнать? Изволь. Давай обнимемся ногами, прижмемся друг к другу и я буду рассказывать.

Фанни: Я слушаю тебя.

Галиани: Ты помнишь о пытках, которым подвергала меня тетка? Поняв всю низость деяния, захватив с собой все деньги и драгоценности, воспользовавшись отсутствием своей почтенной родственницы, я бежала в монастырь искупления. Игуменья приняла меня очень хорошо. Я все рассказала ей и просила помощи и покровительства. Она обняла меня и, нежно прижав к сердцу, рассказала о спокойной монастырской жизни. Она вызвала во мне большую ненависть к мужчинам. Чтобы облегчить мой переход к новой жизни, она оставила меня у себя и предложила спать в ее покоях.

Мы подружились. Настоятельница была очень неспокойна в постели. Она ворочилась и жалуясь на холод, просила меня лечь с ней, чтобы согреться я почувствовала, что она совсем обнажена.

 — Без рубашки легче спать, сказала она и предложила мне тоже снять свою. Желая доставить ей удовлетворение, я это исполнила.

 — Крошка моя, — воскликнула она, — какая ты горячая и до чего у тебя нежная кожа! Расскажи, что они с тобой делали? Они били тебя?

Я снова повторила ей историю со всеми подробностями. Удовольсвие, испытанное ею от моего рассказа было настолько велико, что вызвало у нее необычную дрожь.

 — Бедное дитя, — повторяла она, прижимая меня к себе. Незаметно для себя я оказалась лежащей на ней. Ее ноги скрестились у меня за спиной, руки обняли меня. Приятная, ласковая теплота разлилась по всему моему телу. Я испытала чувство незнакомого покоя.

 — Вы добры. вы очень добры, — лепетала я, как я теперь счастлива... я вас теперь люблю. Руки настоятельницы удивительно нежно ласкали меня. Тело ее тихо двигалось под моим телом. Мои губы слились с ее губами. Щекотка, вызываемая ее шерсткой, покалывала. Я пожирала ее ласки. Я взяла ее руку и приложила к тому месту, которое она так сильно раздражала. Настоятельница, видя меня в таком состоянии, пришла в вакханическое опьянение. В ответ на поцелуй она огненным дождем своих поцелуев осыпала меня с ног до головы. Эти сладострастные прикосновения привели меня в неожиданное состояние. Но вот гололва моя была охвачена бедрами моей соратницы. Я угадала ее желание и принялась кусать нежные части тела между ногами. Но я еще слабо отвечала на зов желаний. Она выползла из-под меня, раздвинула мои ноги и коснулась ртом.

Проворный язык колол и давил, вонзаясь и быстро выскальзывая, как стальной стилет. Она хватала меня зубами и возбуждала меня до бешенства я отталкивала ее голову и тащила за волосы, тогда она приостанавливалась, но потом снова начинала эту ласку. Одно воспоминание об этом заставляет меня замирать от удовольствия. Какое наслаждение!... какая безбрежность страстей! Я непрерывно стонала. Быстрый и жалящий язык настигал меня везде, куда бы я не метнулась. Тонкие и плотные губы обхватили клитор... сжимали... комкали... вытягивали из меня душу.

О, Фанни! Это было чудовищное напряжение нервов! Я была иссушена, хотя через край наполнялась кровью и влагой. Когда я вспоминаю об этом, мне снова хочется испытать это ненасытное щекотание, все пожирающее и пенистое...

Утоли меня, утоли меня!...

Фанни была злее голодной волчицы...

 — « — «-»

Галиани: Будет! Будет! О, ты дьявол!

Фанни: Надо быть совсем безжизненной и бескровной, чтобы не воспламениться возле тебя... расскажи еще. Галиани: приобретая со временем опытность, я сторицей возвращала то, что брала. Я замучивала бедную подругу. Всякая натянутость исчезла я узнала, что сестры монастыря искупления предавались тем же любовным играм друг с другом.

Для этого у них было место, где можно было предаваться радостям со всеми удобствами. Позорный шабаш начинался с семи часов вечера и продолжался до утра. Когда настоятельница посвятила меня в тайны своей философии, я пришла в такой ужас, что временами мне в настоятельнице мерещилось воплощение сатаны. Но она шутя разуверила меня, рассказывая о потере своего целомудрия. Это не совсем обычная история.

Она была дочерью капитана корабля. Мать религиозная и умная женщина воспитала ее в началах веры. Это, однако, не помешало развитию ее темперамента. Уже в 12 лет она почувствовала нестерпимую жажду, которую пыта лась утолить способами, подсказанными невинным и нелепым воображением. Несчастная неумелыми пальцами каждую ночь истощала свое здоровье и молодость....

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх