Галиани (Часть 2)

Страница: 2 из 3

Однажды она увидела собак, склещившихся между собой. Ее похотливое любопытство помогло ей понять механизм действия пола и ей стало ясно, чего не хватает ей. Живя в уединении, окруженная старыми служанками не видя ни одного мужчины, она не могла рассчитывать найти животрепещущую стрелу, созданную для женщины. Юная темфомана нашла, что обезьяны больше всего в этом приближаются к человеку и вспомнила об орангутанге, привезенном ей ее отцом. Она занялась исследованием зверя и так как ее наблюдения продолжались долго, то его орган, возбужденный девичьей близостью, развернулся во всем своем великолепии...

Слушая голос безумия, она проломила в клетке отверстие, которым животное сразу воспользовалось. К восторгу девицы обезьяний орган высунулся наружу. Чрезмерная величина его несколько озадачила, но все поддаваясь дьявольскому наваждению она подошла ближе, потрогала, погладила. Обезьяна дрожала, гримасничала. Девица хотела было отступить, но последний взгляд на приманку вернул ее к дикому желанию. Она решилась и, подняв юбку, эадом попятилась к намеченной цели... и битва началась. Зверь заменил мужчину. Девственность была растлена. Наслаждение вызвало стоны и крики. Услыхав это, в комнату вбежала мать и застала свою дочь крепко прижатой к клетке и отдающейся. Чтобы излечить дочь от обезьянего помешательства, мать одала ее в монастырь.

Фанни: Лучше бы отдала ее совсем обезьянам.

Галиани: Может быть ты и права, однако продолжу о себе. Легко приспособившись к праздной жизни, согласилась принять посвящение в тайные монастырские сатурналии. Через два дня состоялось представление.

Я пришла обнаженная, согласно уставу. Произнесла клятву, посвятив себя огромному искусственному приапу, поставленному для обряда в зале. После обряда толпа сестер ринулась на меня. Я подчинялась всем капризам принимала самые отчаяные позы безудержного сладострастия и после завершения всего непристойным фантастическим танцем, была признана победительницей.

Одна маленькая монахиня, более живая, более шаловливая, чем настоятельница, взяла меня к себе в постель. Это была самая гениальная трибаза, которую только мог сотворить ад. Я питала такую страсть к ней, что мы были почти неразлучны во время великих оргастических слушаний. Эти слушания проводились в одном зале, где гений искусства соединялся с духом разврата. Стены зала покрывал темно-синий бархат, обрамленный лимонным деревом с резными украшениями. Значительная часть стен была завешани заставлена зеркалами от пола до потолка. Во время оргии толпы голых монахинь отражались в зеркалах, четко вырисовываясь на темных панно ковров. Подушки заменяли сидения, двойной ковер тончайшей выработки покрывал весь пол. На нем были вытканы с изысканным сочетанием красок челове ческие группы в любовных позах, разнообразных и затейливых. Картины, изображенные на потолке, бросали яркий вызов безумного разврата. Я навсегда запомнила изображение на потолке трибазы, пылко терзаемой карибантом.

Фанни: О, должно быть великолепное зрелище!

Галиани: Прибавь ко всему опьяняющий запах духов и цветов, таинственно ласкающий свет, чудесный как переливы опала. Все это создавало необьяснимое очарование, связанное с беспокойством желаний, с чувственными снами наяву. Это казалось таинственным востоком с его засасывающей беспечностью.

Фанни: Как сладки такие ночи близ любимых!

Галиани: Да, любовь бы охотно избрала это место своим храмом, если бы безобразная оргия не превращала его в вертеп.

Фанни: Как это?

Галиани: С наступлением ночи туда сходились монахини, одетые в простые черные туники. Волосы их были распущены, ноги разуты. Начиналось священное слушание, торжественное, великолепное. Часть участников сидела, другие лежали на подушках. На низкий стол подавались изысканные и острые блюда и возбуждающие вина. Поев их, разгорались и румянились лица женщин, ослабленных развратом и бледных. Возбуждающие приправы разливали по телу огонь и волновали кровь. Становилось шумно, раздавались пьяные возгласы, взрывы смеха, звон посуды, бокалов.

И вот одна из монахинь, самая развращенная, самая нетерпеливая, вдруг дарила соседке пламенный поцелуй, как молния зажигающий толпу. Пары сходились, сплетались в пылких обьятиях, губы сливались с губами, тела сливались с телами... подавленные вздохи сменялись словами смертельной истомы, жарким бредом разливался огонь страстей.

Вскоре становились недостаточными поцелуи щек, грудей, плеч и одежды были сброшены! Обнажалось бесподобное зрелище! Гирлянда женских тел, гибких, нежных, сплетенных в быстрых или медленных касаниях, тончайших воздушно-сладостных и безумно пылких и резвых порывах. Когда нетерпеливым парам казался слишком далеким миг последней радости, тогда они на минуту разделялись, чтобы собраться с духом. Впившись глазами друг в друга, стремились обольстить друг друга самыми невообразимыми позами. Сраженная подвергалась нападению победительницы и давала себя опрокидывать, вьедаться в сладчайшую середину ее тела, чтобы обе испытывали одинаковое наслаждение, бьющееся тело, издающее хрипы иступленной похоти, заканчивающиеся двойным вскриком. Одна нападала на другую. пары ударялись о другие пары, падая на пол в сладчайшей истоме.

Тихие лучи утреннего солнца встречали груду женских тел в обморочном состоянии и диком безумии.

Фанни: Какое безумие!

Галиани: Но этого было мало. Все скабрезные повести древних времен были нам известны. Все это было превзойдено! Элевантино и Аретино были нищими перед нашей фантазией. Ты можешь об этом судить по тому, что принималось для разжигания крови.

Прежде всего каждая погружалась в ванну из горячей бычьей крови, восстанавливающей силы, затем принималась настойка из кантарила и производилось растирание тела. Затем жертва магически усыплялась и, когда сон овладевал ею, придав телу соответствующее положение, хлестали ее и кололи ее до появления кровавых пятен. Среди пыток она пробуждалась, растерянная с безумным видом глядела на нас. С ней начинались конвульсии и тогда она подвергалась облизыванию псами и яростно и медленно затихала. Если же это не помогало, то требовали осла.

Фанни: Осла! Боже милосердный!

Галиани: У нас были два осла, хорошо дрессированных и послушных. Мы ничем ни хотели уступать римским дамам, которые на сатурналиях пользовались этим средством. Первое же испытание для меня было непереносимым. Я ринулаь на скамейку и надо мной был подвешен осел. Его приап тяжело шлепал меня по животу. Схватив его обеим руками, я направила его и, пощекотав секунду — другую, потихоньку начала двигать себя... помогая пальцами, встречным движением тела и, благодаря смягчающим мазям, я, наконец, завладела пятью дюймами его. Пытаясь захватить побольше, я вдруг потеряла силы свалилась. Мне казалось, что у меня внутри все разорвано, что я сломана, четвертована. К глубокой изнуряющей боли присоединилось жаркое и щекочащее сладострастие. Животное своими движениями натирало меня, расшатывая позвоночник. О, какое наслаждение! Я вдруг почувствовала как во мне капля за каплей заструился ручей, достигая самого моего дна. Все это во мне пенилось, когда я в порыве заглотила с долгим криком еще два дюйма. Мои подруги признали меня победительницей. В изнеможении я думала, что моя любовная жажда наконец прошла, но вдруг приап упрямого осла воспрянул, почти поднимая меня в воздух. Мои нервы напряглись, зубы были стиснуты, они скрипели от напряжения.

Вновь побежала бурная струя, заливая меня горячим потоком, сильным и едким. Мое тело, напитав себя бальзамом, ничего больше не ощущало, кроме острого блаженства, нежно распалявшего все во мне. Какая сладкая пытка! Пытка, несущая смерть и опьянение.

Фанни: Ну расскажи, как же ты ушла из этой обители?

Галиани: Однажды мы решили превратиться в мужчин при помощи искусственных приапов и, проткнув друг другу зад, бегали вереницей (мы ведь были молоды и озорны). Я была посленим звеном, а потому, оседлав крайнюю, сама не была ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх