По извилистой тропке. Часть 2. Светлана.

Страница: 3 из 7

туманный взгляд смотрел в пустоту. Наркотик на время подавил его разум. Светлана молча сидела на краю кровати, слезы беспомощности текли по щекам, ей хотелось рыдать. Но вот он заметил ее, взял ее руки и прижал их к щекам. Светлане захотелось прижаться к груди, разрыдаться и, покаяться перед ним. Но он тихо уснул. Нет, она больше ему не изменит... Лучше она уйдет с этой работы...

На следующий день она пришла на работу раньше обычного. Оставаться дома не было сил. В ее су-мочке лежало заявление об уходе. С каким-то неясным волнением, отводя глаза в сторону, сухо здо-роваясь с сотрудниками, Светлана прошла в кабинет. Какой стыд! Ей казалось, что все обо всем до-гадываются и, осуждая, глядят на неё. И только когда дверь приемной закрылась, она облегченно вздохнула, слезы опять потекли по щекам. От страха по телу шла мелкая дрожь. Она боялась встре-чи с начальником. По мере приближения начала рабочего дня, страх становился сильней. Ей захоте-лось бежать. Но дверь приемной открылась и, как ни в чем небывало, элегантный вошел Эдуард. Сердце Светланы на мгновенье застыло. Тот приветливо поздоровался, на стол поставил букет и скрылся в дверях кабинета. Светлана опять облегченно вздохнула. Она была на гране душевного срыва, но ей повезло в этот раз.

Весь день Эдуард не давал знать о себе. Он даже не вышел в обеденный перерыв, и Светлана не вышла. Какой там обед. И только в конце рабочего дня он вызвал ее по селектору.

 — Светлана Алексеевна, — вставая, вежливо проговорил он, когда она чуть живая, с заявлением вошла в кабинет.

 — Я еще поработаю часа два, много работы. Приготовьте, пожалуйста, кофе, — устало произнес он и, опустив голову, сел назад в свое кресло.

Мокрая, как после парилки, вышла Светлана в приемную. Заявление так и осталось в руках. Поста-вив кофейник, настежь раскрыла окно. Свежий воздух немного ее успокоил но, дрожь неохотно по-кидала ее. С тяжелыми мыслями об измене, она так и стояла у раскрытого окна, пока кофейник не напомнил ей о начальнике.

Эдуард сидел в той же позе, читая бумаги. Трясущимися руками Светлана налила ему кофе и, по-ставив поднос, собралась уходить, как тот остановил ее.

 — Светлана Алексеевна! Можно просто Светлана? — непринужденно проговорил он, глядя ей прямо в глаза. Их взгляды скрестились, в них он прочел страх. Эдуард не хотел рисковать. Не в силах вы-держать его взгляд, она молча отвернулась. Молчание — знак согласия.

 — Светлана, никак не могу справиться с этим абзацем, — он немного владел английским. — Вот здесь, — он встал и, подойдя вплотную, протянул ей листок.

Светлана сжалась от страха, дыхание остановилось, ей хотелось бежать. Но, Эдуард вернулся к сто-лу, взял чашку с налитым кофе и отвернулся к окну. Некоторое время она неподвижно сидела, чуть не выронив лист, но непринужденный вид Эдуард немного успокоил ее. Он стоял у окна и спокойно пил кофе. Монотонным, как у робота голосом, она перевела ему текст.

 — Это все? Спасибо! — повернулся он к ней. — Вы уверены, что здесь нет другого смысла?

Светлана отрицательно покачало головой.

 — Нет, это нет смысла или нет, вы это не знаете? — улыбнулся ей Эдуард.

 — Да что с вами? На вас нет лица! — как ни в чем не бывало, проговорил Эдуард. — Выпейте кофе.

Из серванта он достал чистую чашку и наполнил горячим напитком. Трясущимися руками, Светлана поднесла кофе к губам. Приятный крепкий напиток слегка ожег горло, но она не отстранила его, до-пив до конца. Через минуту ее лицо залила краска жизни, в голове затуманилось, по телу прокати-лось тепло, и следом разум покинул ее, опять вернулся сказочный сон...

За окном давно сгустились глубокие сумерки, и свет уличных фонарей едва освещал просторный кабинет Эдуарда. В углу на мягком диване, как тени сплетясь, с безудержной страстью извивались два человека. От их безудержных вздохов и стонов в серванте звенел тонкий хрусталь. Казалось, этому не будет конца. Но вот Эдуард поднялся и, поцеловав Светлану, тихо сказал.

 — Здесь нельзя оставаться. Я отвезу тебя домой, — он хотел подойти к телефону, вызвать машину, но Светлана с силой потянула его на себя.

 — Не хочу! Ничего не хочу, — и она впилась в Эдуарда губами.

 — Света, нельзя здесь оставаться вдвоем. Нужно отметиться на вахте. Будут сплетни, — повышенным тоном проговорил он и снова потянулся к аппарату.

 — Черт с ними, со сплетнями, — но, Эдуард уже вызвал машину.

 — О! Сегодня вы слишком долго работали. Спокойной ночи, — улыбаясь, простился охранник и сделал отметку в журнале.

Полулежа, Светлана сидела на заднем сиденье машины, но разум так и не вселился в нее. Она не слышала недвусмысленных шуток шофера, что ему отвечал Эдуард. И только когда машина остано-вилась у дома, она немного пришла в себя.

 — Вы свободны. Ночь теплая и я прогуляюсь пешком. Здесь недалеко живет моя мать, я переночую у неё, — отпустил он шафера, наивно пологая, что тот поверил ему, и под руку повел Светлану к подъ-езду. Откровенно говоря, в его планы не входило ночевка у Светы, на сегодня он насытился вдоволь и, правда, хотел прогуляться. Но, как только Светлана вошла в квартиру, и Эдуард повернул назад, она резко обернулась, прижалась к нему и с испугом трясущимися губами чуть слышно сказала.

 — Не уходи. Прошу. Останься, — ее еще всё трясло.

 — Успокойся Свет. Прими душ и ложись спать. Завтра с утра на работу, — усталым голосом прогово-рил Эдуард. Сегодня он порядком устал от нее. — Иди в душ, я подожду.

Эдуард сидел на диване и курил сигарету. Из ванной, через приоткрытую дверь, доносились Свет-ланы вздохи. От нечего делать, из кармана он достал маленький темный флакончик.

«Какое отличное средство. Не зря потратил я деньги. Не обманул меня иностранец. Ни одна не смогла устоять» — размышлял он, глядя на прозрачную жидкость. — «Эликсир любви», — усмехнулся он.

«Две, три капли и порядок. А сколько ж я накапал ей в чашку? О боже!» — он сунул флакон в карман и пошел посмотреть, как там Светлана.

Запрокинув назад голову, Светлана стояла совершенно голой по щиколотку в воде, подставив свое взбудораженное тело под ласкающие струи воды. Теплая вода не остудила ее пыл, скорее наоборот, только подогрела в ней страсть. Эдуард залюбовался ее стройной фигурой, такой красивой он ее еще не видал никогда. Тонкие струйки воды, коснувшись ее безупречно гладкого тела, огибая «литую» высокую грудь, стекали вниз к упругому животу, собирались в небольшой ручеек и, пройдя по акку-ратно подстриженному холмику, скрывались между «точеных» бедер. Картина была впечатляющей и, у Эдуарда вновь появилось желание, но сил уже не было. Постояв так с минуту, он вышел на кух-ню.

Теплая приятная волна быстро разлилась по его телу, наполняя каждую клеточку жизненной силой. Прямо в одежде он зашел в ванную, поднял Свету на руки и, едва сдерживая вновь возникшую страсть, занес в зал. Та, как бы очнувшись от волшебного сна, руками обвила его шею и припала к губам. Мир для обоих залился яркими красками. Не в силах сдерживать себя, он осторожно опустил ее на ковер и стал целовать безупречно гладкие загорелые ноги, поднимаясь, все выше и выше. Светлана, задыхаясь от захватившей истомы, широко раздвинула бедра, дав Эдуарду свободу и, ко-гда его губы коснулись до предела набухших губ, с громким криком обвила его спину ногами и, с силой прижала к себе. Новое неизведанное чувство снежным комом обрушилось на нее, вытеснив остатки чуть заметного разума. Время замедлилось в тысячи раз или остановилось совсем. Больше она не стонала, она просто кричала. И только с рассветом время начало ход. Так впервые Эдуард ис-пытал на себе адское действие заморского зелья.

Так продолжалось ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх