Жестокие игры (часть VIII)

Страница: 5 из 9

ей место, поев стоя. Я заметил, что она не одела трусики, и ее ягодицы прикрывала лишь прсторная юбка. Тиффани, явно стремясь задобрить нас, проявляла чудеса рвения, выполняя обязанности официантки. Но ее энергия существенно поубавилась, когда мы посвятили ее в свой план. Китти же, наоборот, воспрянула духом и стала ощупывать стройную фигурку Тиффани плотоядным взглядом.

После завтрака все мы разместились в гостиной. Лариса попросила меня принести все орудия наказания, которыми мы располагали. Тиффани провожала меня полным растерянности взглядом. Она еще не знала, что ей уготовано, а мы не спешили посвящать ее в свои планы. Я намеренно не торопился, аккуратно снимая со стен и вынимая из специальных футляров многочисленные широкие и узкие, крученые и обычные ремни, хлысты всех сортов и размеров, искусственные розги, плетку-девятихвостку, фаллоимитаторы разных калибров, и даже неизвестно откуда взявшиеся резиновую дубинку и старый, свернутый жгутом, телевизионный кабель. Все это я сложил в большой картонный ящик из под телевизора и выволок его в гостиную. Лариса тем временем уже приготовила большой журнальный столик, на который я и стал выкладывать все принесенные приспособления. Глаза Тиффани заволокла пелена страха, она стала что-то лепетать, но в дело неожиданно для всех вмешалась Китти. Несколько раз прикрикнув на нее и не добившись ожидаемого эффекта, она вдруг влепила ей звонкую оплеуху и встала у нее за спиной, держа руки на плечах и не позволяя встать. Лариса только одобрительно кивнула и снова, облизывая свои пухлые губки, стала наблюдать за появлением многих так хорошо знакомых ей и некоторым частям ее тела предметов.

 — Итак, всего тебе предстоит почувствовать на себе девять разнообразных предметов, — начал я, небрежно помахивая длинной упругой розгой, рассекавшей воздух с почти незаметным человеческому глазу скоростью. — Думаю, нам стоит разнообразить твое наказание тем, что количество ударов каждым из них ты будешь выбирать сама. С помощью обыкновенного шестигранного кубика, — в моей второй руке появился кубик для игры в кости. — Сейчас, по мере того, как мы будем выбирать себе орудия наказания, ты будешь кидать кубик. Количество выпавших цифр и будет соответствовать количеству ударов.

 — Думаю, если выпадет единица, это будет несерьезно, — добавила Лариса, — поэтому в этом случае пусть бросает снова, и зарабатывает себе от одиннадцати до шестнадцати ударов.

 — Ты поняла, цветная стерва? — подытожила Китти, больно вцепившись своими крепкими пальцами в плечи мулаточки. Тиффани только всхлипнула.

 — Тогда начнем, — сказал я и включил как нельзя более подходящую к таким случаям электронную техно-музыку группы «Yello». Первое право выбора принадлежало мне, и я остановил свой выбор на длинной розге из ствола бамбука. У основания она немного уступала толщиной моему немаленькому члену, далее постепенно сужалась, но на протяжении примерно сантиметров шестидесяти ее окружность была не меньше, чем палец взрослого мужчины. Тиффани, увидев ее, только глубоко вздохнула, понимая, что все уговоры могут привести только к еще большему ужесточению наказания, и дрожащими пальчиками покорно кинула кубик на стол. Выпала пятерка. Я кивнул Ларисе, и она сделала пометку в своем блокнотике. Китти при этом нехорошо ухмыльнулась.

Вторым я выбрал самый широкий ремень из всего своего арсенала. Его ширина превышала восемь сантиметров, а высококачественная жесткая коричневая кожа ласкала слух приятными поскрипываниями. Тиффани, не отрывая взгляд от жуткого ремня в моих руках, неуверенно кинула кубик на стол и он победоносно высветил цифру «6». Едва увидев ее, Тиффани в отчаянии закрыла свое личико руками. Китти же ласково похлопала ее ладошкой по щеке.

 — То ли еще будет, — многообещающим тоном сказала она.

Третьим я взял новый хлыст, которым истязал вчера тело Китти. Глаза последней при этом одобрительно сузились. Но она не смогла сдержать разочарования, когда Тиффани выбросила всего два очка.

Лариса превратила процедур выбора орудия наказания в целое шоу. Она не спеша перебирала лежавшие на столике жуткие предметы, поочередно брала каждый из них, примеряя к своей руке, при этом не забывая поглядывать на Тиффани. Девушка нервно кусала губы, пальцы ее дрожали. Наконец она не выдержала и выронила кубик.

 — Рановато, красавица, я ведь не сделала свой выбор, — насмешливо протянула Лариса. — В ее глазах зажглась радость, когда она увидела, что на подкатившемся к ее стройным ножкам кубике выпала цифра «1». — Что же, бросок все равно был удачен, — добавила она, возвращая Тиффани кубик. — Брось-ка его еще раз, — властным тоном сказала она, выбрав наконец для себя длинную и плоскую деревянную доску овальной формы с удобной рукояткой.

Тиффани послушно повиновалась и приглушенно простонала, когда вращающиеся грани остановили свое движение, а вверху победоносно вырисовалась шестерка.

 — У тебя счастливая рука, — заметила Лариса, откладывая в сторону доску и снова сосредоточив свое внимание на моих любимых игрушках. Вторым она выбрала узкий кожаный крученый ремень средней длины, окаймленный тонкими полосками блестящей проволоки. Сильный удар таким ремнем мог рассечь кожу до крови. Тиффани, закусив губу, бросила кубик, и не смогла сдержать радости, увидев, что ей выпала цифра «3».

 — Ты напрасно радуешься, — заметила Лариса, выбирая третьим орудием специально укороченный ремень с рельефной стальной пряжкой на конце. — Вот от этой игрушки у тебя прорежется такой голосок, о котором ты и не подозревала.

Но Фортуна была по-прежнему благосклонна к Тиффани, и ей выпало получить всего лишь два удара пряжкой.

Теперь была очередь Китти. Она, не слишком грациозно обогнув диванчик, за спинкой которого простояла все это время (видимо, ощущались последствия вчерашнего вечера), подошла к столику. Судя по тому, как она уверенно выбрала зловещий черный свернутый телевизионный кабель, в его пользу она давно сделала выбор.

 — Ты уж постарайся меня не разочаровать, — почти ласковым тоном обратилась она к Тиффани. — Учти, что если мне выпадет маленькое число, я буду стараться изо всех сил.

Тиффани послушно кивнула, как будто от нее что-то зависело, и бросила кубик. Выпала четверка.

 — Видимо, по-хорошему ты не хочешь, — вздохнула Китти, — ну что ж...

С этими словами она выбрала идеально сбалансированную плетку-девятихвостку. При самых сильных ударах она могла оставлять на теле рваные раны, и я внутренне вздохнул с облегчением, когда Тиффани опять выбросила всего три очка.

Китти выглядела расстроенной, как ребенок, не увидевший по телевизору обещанного мультфильма. Повернувшись ко мне, она спросила:

 — Что-то здесь все такое искусственное! Можно я выберу в качестве третьего предмета настоящий прут? У вас во дворе такая береза растет!

Я расплылся в улыбке, потому что сам недавно запоздало подумал о том, что неплохо было бы выбрать для себя вместо бамбуковой розги натуральный прут с березы или ивы. Но наблюдать, как им высечет дрожащую девушку Китти, будет почти так же приятно. Тем более что она здорово не в духе из-за выпадающего ей небольшого количества ударов.

Китти вернулась довольно быстро, принеся целый пучок длинных прутьев, чуть тронутых свежей утренней росой. Деловито посвистывая и время от времени морщась от прикосновения юбки с своим распухшим ягодицам, она быстро отобрала несколько самых длинных и толстых, некоторое время придирчиво разглядывала каждый из них, после чего выбрала из них один, не самый длинный, всего около пятидесяти сантиметров, но весьма толстый. Его она и положила рядом с выбранными ею проводом и плеткой. Остальные же со словами «может, когда-нибудь для меня сгодятся» она воткнула в пустую ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх