Петенька

Страница: 1 из 5

Не внемлют тебе?

Ну, а всё ж говори ты,

Как Бог тебе даст, сколько сил в тебе есть,

Хоть песня твоя и теряется ныне,

Как будто бы летом на голой равнине

Кузнечика песнь.

Янош Арань (перевод Л. Мартынова)

Дорогие друзья, я чувствую себя обязанным рассказать о Пете — парне, с которым меня связывали довольно специфические узы... но обо всём по порядку.

Через три года после того, как я начал заниматься бизнесом, окончательно забыв о медицине, меня можно было назвать вполне обеспеченным человеком. У меня была квартира в очень хорошем месте — в тихом, интеллигентном центре города, замечательно, со вкусом, обставленная, из двух комнат. На стоянке близ дома красовался новенький BMW, по такому автомобилю мы купили одновременно с компаньоном.

Собственно, с машины всё и началось. Через какое-то время после начала эксплуатации немецкого бульдожьего авто мне вдруг пришло в голову заменить масло и добавить широко разрекламированную присадку, якобы улучшающую технические характеристики двигателя. Хотя вроде поводов для подобного ремонта не было. Решив, что пусть всё же эту процедуру сделают специалисты, я поехал в скромненькое здание автосервиса, к Матвею Осиповичу, длинному жилистому дядьке, хорошему слесарю-автомеханику.

Матвей Осипович священнодействовал над моим БМВ, а я готовился подать ему пузырёк с присадкой, стоимостью аж в 100 долларов (а пузырёк весь-то двести миллилитров). Вдруг мастер пробормотал что-то про гаечный ключ и зычно крикнул в утробную глубину мастерской... «Петь, неси немецкий набор ключей, быстренько!»

Из темноты вышел парень лет 17—18, довольно высокого роста, в мешковатом рабочем костюме, с надвинутой на глаза шапчонкой (был март, и очень прохладно, тем более в отсыревшем здании). Чем-то он был похож на Матвея Осиповича, что неудивительно — как оказалось, Петр его племянник и помогает дяде чинить машины, одновременно учась в автомеханическом техникуме.

Я по привычке стал разглядывать парня, пока он почтительно держал набор ключей «Штайер» перед мастером. Но разглядеть удалось мало — комбинезон с широкими лямками и шапчонка, которая в народе зовется презервативом, почти ничего не давали рассмотреть.

«Ну, вот и все, Даниил Владиславович, маслице сменили, теперь езды вам пять лет не глядя под капот», — произнес Матвей Осипыч, крякнув от резкого разгибания. «Что Вы, не сглазить бы», — ответил я ему, заплатил денежки и хотел было сесть за руль. «Даниил, давайте-ка мой лентяй вам почистит салон», — сказал вдруг мастер. «А то у Вас там чехольчики запылились да под ногами земля». Ну, ладно. Матвей Осипович чинно удалился вглубь, сказав Пете... «давай-ка, давай, как следует почисти машину, а то застоялся без работы».

Я решил вывести машину на улицу, поближе к свету. Петя вышел за мной следом, держа в руках какие-то полироли, щетки, тряпочки и даже маленький пылесос.

На вольном воздухе я внимательно разглядел паренька. Ростом под метр восемьдесят, чуть сутулый. Уже погрубевшие руки. Но самое весёлое — скуластое личико, покрытое веснушками уже в марте. Видимо, веснушки у Пети круглый год. Нос и щеки покрыты россыпью мелких рыжеватых пятнышек, настырно лезущих даже на уши. Когда парень стянул с себя шапчонку, я увидел торчащий вверх хохол медно-рыжих волос и беспорядочно спутанные волосы на голове. Сосредоточенно и тщательно помощник мастера водил ручным пылесосом по чехлам. Когда парень вынырнул из салона, между нами произошел диалог.

 — Спасибо, Петя, хорошо и чисто всё сделал.

 — Да не за что, приезжайте ещё. Красивая, дядя, машина у Вас!

 — Петь, какой я тебе дядя, я только на десять лет старше тебя.

 — Ну вот, целых десять. А на такой машине, как Ваша, только крутые люди и ездят!

 — Ты почем знаешь?

 — Знаю! Не мои же родичи нищие будут на такой тачке рулить.

Ну вот, опять социальные язвы влезают в разговор... Я тут вдруг сам не пойму почему сболтнул...

 — Нет ничего проще, Петя! Приходи как-нибудь ко мне в гости, посажу тебя за руль и съездим куда-нибудь.

 — Вы серьёзно, что ли?

 — Ещё как серьёзно.

Вот мы и познакомились с Петей.

Не хочу и не буду долго рассказывать о нашем знакомстве. Не то сейчас настроение. Но кое-что сказать всё-таки надо.

Петя оказался вежливым, тихим мальчиком, аккуратным и исполнительным. Я удивлялся поначалу его отношению ко мне. Петя смотрел мне в рот и жадно ловил каждое моё слово. Звонил вечером по телефону и почтительно спрашивал... «Дядя Данила, а можно мне в субботу прийти к Вам, взять кассеты? Я ненадолго, не помешаю». Конечно, с удовольствием я соглашался.

Петя удивлял меня какой-то десексуализированностью. Для его-то 17 лет

это вообще диковинка. Парни в этом возрасте только и говорят на сальные темы и похотливо смотрят на девиц, а уж порнуху смотрят — упаси Бог какую.

Петя же вообще не проявлял интереса к этой стороне жизни, что и разожгло во мне любопытство. Я если чем-либо заинтригован, прилагаю максимум усилий для раскрытия жгучей тайны. Такое у меня хобби.

Вот однажды мы с Петей поехали на ближние к городу озёра. Жара стояла в июле страшная, и мне вдруг пришла в голову мысль об этой поездке. Пете я сказал по телефону... «Приходи с плавками, орёл, поедем купаться».

Когда БМВ, ведомый аккуратным Петенькой, грузно ввалился на берег озера, я вытащил из машины объёмистую сумку, грохнул её на песочек и сказал... «Давай, Петюнь, искупаемся, а то уже сил никаких нет».

Вы, конечно, догадались, что мне страх как хотелось увидеть парня голым. Поэтому я стал стягивать с себя одежду, а сам зорко глядел в петину сторону, чтобы уловить момент, так занимавший мои мысли.

Петя как-то неловко спрятался за берёзу, стянул с себя футболку и мятые хлопчатобумажные штаны, оставшись в семейных трусах. Быстро оглянувшись, парень стащил и трусы. Я увидел наконец его, так сказать, в натуре.

У Пети были длинные и довольно стройные ноги, переходящие в весьма неожиданной формы попку. Овальная веснушчатая задница сильно оттопыривалась назад, создавая контраст с гораздо менее массивными ногами. Длинное туловище, хлипковатые ручки. Буквально на миг мелькнула Петина мошонка, коричневая и болтающаяся, а также и член, более светлый, тоже болтающийся и вялый. Почти сразу эти органы скрылись под тканью красных плавок, которые парень быстро натянул. Я разглядел, что и в интимном месте волосы у Пети рыжие, и довольно заметная рыжая дорожка идёт к пупку. Всё остальное тело безволосое, белёсое, незагорелое.

«Н-н-ну что ж», — промычал я себе под нос, — «не Аполлон, нет, не Аполлон... ничего завлекательного и нет».

Разочарованный, я даже отвернулся от зрелища Петиного тела. Петя не заметил моей кислой физиономии и как всегда дружелюбно и вежливо сказал... «Дядя Данила, вы идёте купаться?»

Я очнулся от мыслей, ещё раз поглядел на Петю. Грудная клетка нормостеничная, плечи довольно широкие, хотя руки тонковаты. Только кисти рук напоминают клешни, натружены от вечного кручения гаек. Два бледных мелких соска на груди.

«Иду, Петя», — вздохнул я и двинулся к воде.

Когда мы вышли из озера, расстелил на траве одеяло и достал кучу съестного, которым предусмотрительно запасся в городе. Петя робко отрезал кусочки хлеба и спрашивал разрешения, чтобы взять каждый кусочек колбасы.

 — Да что ты, в конце концов, а? Чего ты спрашиваешь меня о каждом куске, Петь?

 — Я... я же вижу, дядя Данила, что Вы на что-то сердитесь... я наверное, Вам мешаю. Вы уж извините, я понимаю, что со мной скучно, постараюсь Вам больше не мешать. Я ведь просто люблю машины, вот и привязался к Вам.

 — Петь, так ты из-за машины со мной общаешься?

Петя весь вспыхнул, загорелся, веснушки исчезли,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх