Петенька

Страница: 3 из 5

— продолжал я, гладя медно-рыжие волосы гостя.

 — Давай-ка одевайся, и будем завтракать... Спешить сегодня некуда, — закончил я фразу.

 — Нет, мне ведь сегодня на работу, в автосервис, — сказал Петя, — а так не хочется.

 — Может, не пойдёшь?

 — Да нет, я в воскресенье всегда помогаю Матвею Осипычу.

 — Что же, Петя, надо так надо. Может быть, в следующую субботу увидимся?

 — А Вы... а вам... а вам со мной интересно?

Вместо ответа я поцеловал Петю взасос.

Вот так произошло наше близкое знакомство. Не скрою, что меня занимало одно желание — овладеть Петей полностью, но я пока не решался идти напролом, потому что Петины границы приемлемости были мне неизвестны. Но я все-таки почти не сомневался, что парень даст мне всего себя.

Сейчас вы вправе спросить — какие чувства я испытывал к моему случайному знакомому? Да пожалуй, что никаких. Для меня это было своего рода приключение, экзотическое действие. Сексуальных эмоций в отношении Пети было немного, близким душевно он не успел для меня стать. Что чувствовал сам парень, какие мысли летали в его голове — мне было совершенно неважно. Впоследствии я горько раскаялся в подобном отношении, но пока наша история воспринималась мною именно как приключение.

В следующую субботу Петя был у меня и после традиционного ужина я решил перейти к активным действиям. Мы выпили по рюмке хорошего коньяка, и парень, непривычный ещё к алкоголю, заметно разомлел. Глазки блестели, веснушчатый нос лоснился. Краска смущения заливала лицо Пети, потому что уже некоторое время моя рука бесстыдно гладила парню живот, проникала ниже, захватывала рыженькие волосы лобка, невзначай касалась полувозбуждённого члена. Я был уверен, что новые ощущения, чувство прикосновения к запретному, бесстыдному, поглотили Петю, выместив на время все другие увлечения — машины, музыку и прочее. Да, вот так и бывает — все мы отдаём часть жизни на низменные страсти, и в порыве этих страстей можем натворить такие дела, которые потом долго придётся исправлять и нам, и нашим близким. Что делать! В конце концов человек слаб, и разумный контроль над собой доступен не каждому.

Между тем я понемногу раздевал Петю, это было легко, потому что парень приобрёл свойства восковой куклы, и совершенно не препятствовал моим манипуляциям. Наконец Петенькины плавочки полетели на пол и мальчик предстал передо мной полностью голым. Я усадил его к себе на колени и предался вновь изучению каждого сантиметра тела моего знакомца. Гладил, пощипывал, целовал. Петя блаженно улыбался, полуприкрыв глаза. Но вот мои руки проникли между массивных ягодиц, а пальчики стали теребить отверстие, которое и являлось предметом моих притяжений. Оно находилось довольно глубоко, потому что оттопыренные ягодицы Пети создавали для него надёжное убежище.

Я положил мальчика на спину, задрал его ноги так, что они коснулись ушей Пети, и разведя бёдра парня, стал рассматривать дырку во всей её красе.

Дырочка представляла собой скорее щёлку, при этом плотно сомкнута не была, а слегка зияла, выставляя напоказ часть слизистой оболочки. Волосики, окружившие отверстие — редкие, рыженькие. Вход в попочку, красновато-рыжий, контрастировал с белёсыми ягодицами, бессовестно раскинутыми передо мной.

Где-то далеко на подушке виднелось лицо Пети, по-прежнему блаженно-довольное. Я наклонился и поцеловал попку парня. Петя вздрогнул, охнул, часто задышал, и я услышал шёпот... «Ох, как хорошо... как хорошо, миленький дядя Данила». Этот шёпот побудил меня к активным действиям. Я прильнул языком к рыже-красному отверстию и стал лизать мускулистую щёлочку.

Под воздействием моего языка дырка постепенно расслабилась, отверстие стало всё больше расширяться, и я мог увидеть черноту входа в Петин кишечник. Кожа дырочки заблестела от моей слюны, раскраснелась из-за прилива крови, болтающиеся мошонка и член вдруг подобрались и затвердели. Внезапно я почувствовал, что парень напрягся, сжался... и вдруг расслабился. Подняв лицо от дырочки, я понял, что член Пети произвел очередную порцию семени и выбросил её на живот парня. Петя испытал оргазм от воздействия на попку.

Я решил прервать свои упражнения и распрямил Петю. Парень лежал с лужицей на животе. Вытерев носовым платком сперму, я поцеловал парня в щеку и спросил...

 — Ты ничего, Петь, не испугался?

 — Нет, нет, мне хорошо... мне так хорошо, что сказать нельзя. Как всё приятно Вы делаете!

 — А вот Петюнь, что я хотел спросить... а ты хочешь мне доставить удовольствие?

 — Конечно!! Вам все что хотите!

 — Я, Петюнь, вот что хотел предложить... видишь ли, попка может доставлять нам удовольствия ещё и не такие... Скажи, а ты бы согласился, если бы я в твою попочку сунул свой орган?

 — Я... я не знаю, никогда не пробовал... это так непонятно...

 — Петь, не неволю тебя. Но знаешь, лучше это попробовать с хорошим и надёжным человеком, то есть со мной. А то бывает — такие попадутся товарищи...

 — Дядя Данила, а как же, ведь член обычно суют в девчонок...

 — А у тебя есть девчонка, с которой можно это сделать?

 — Нет, я же говорил Вам...

 — Вот видишь, а я бы тебе позволил засунуть член и в меня. Ты бы в первый раз понял, каково это — секс с другим человеком. Не всё же время ты будешь сам себя обихаживать. А попка — она не хуже влагалища, уверяю тебя.

Так я забрасывал пробные шары на предмет полной раскрутки Пети. И я видел по его лицу, что парнем овладевает не только любопытство, но и обычная похоть. Петя вновь напрягся, потирая ладонью член через наспех надетые плавки.

Я не стал торопить события, ушёл на кухню и принялся готовить моё фирменное блюдо — мясо кролика в белом соусе. Петя оделся и задумчиво расхаживал по квартире.

Когда кролик появился на шикарном блюде, весь обложенный зеленью, я позвал своего товарища к столу. Петя сел и с задумчивым видом принялся есть дивные нежные кусочки мяса. Я тоже ел с хорошим аппетитом и думал, удастся ли мне склонить моего гостя к неслыханному для него действу.

Петя выпил немного коньяка и повеселел. Он придвинулся ближе ко мне, а через некоторое время, пряча глаза, прошептал мне на ухо... «Дядя Данила, делайте что хотите. Я с Вами ничего не боюсь». Вместо ответа я погладил Петюню по голове и крепко обнял.

Дальнейшие события были вполне в русле моих ожиданий. Мы легли на большую кровать в спальне, и я сначала решил ласкать Петю языком. Мальчик опять запрокинул ноги к голове, и я лизал его дырочку. Я старался, я всовывал язык чуть не наполовину в кишечник парня, я делал это долго, до онемения языка, надеясь получить вознаграждение за усердие.

Прошло уже больше часа, а мой язык всё ещё скользил по дырочке, которая от таких воздействий стала ярко-красной, расслабилась и стала раскрывать таинство внутренностей. Что интересно, Петя лежал с запрокинутыми ногами совершенно спокойно, я уже давно заметил, что мальчишка обладает отличной гибкостью и не устаёт подолгу даже в самых отчаянных позах.

Наконец я оторвался от ануса. Губы и язык онемели, как будто от местного обезболивания. Петя распрямился и лежал неподвижно, полуприкрыв веки. Я провел пальцем по его губам.

 — Петюнь, как ты?

 — Я хорошо... Я... Мне никто никогда так не сделает приятно, как ты, Данила... — парень вдруг перешел на «ты». — Хочу, чтобы ты попробовал засунуть в меня член...

 — Не боишься?

 — Нет, Данила, теперь не боюсь.

Я решил воспользоваться благоприятным моментом. Повернув Петю на живот, подсунул руки под его острокостные бёдра и поставил парня на четвереньки. Опустил его голову на подушку, а заднюю часть, напротив,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх