Петенька

Страница: 5 из 5

такому общению. Я уже с нетерпением ждал в гости Петюню, вспоминая его с добрым чувством и желанием, но, конечно, без того душевного трепета, которое вызывает действительно настоящее чувство.

Я не хочу забегать вперёд, но в одном из будущих рассказов поведаю вам историю своей настоящей и страстной любви, горячей и изматывающей душу. Но и счастье тогда пришло ко мне беспредельное и всеохватное.

Однако я отвлёкся, а мне ещё надо дорассказать историю о Петеньке.

Постепенно Петя привык к моему обществу, с удовольствием приходил ко мне в гости, и частенько оставался ночевать, плетя родителям разнообразные истории. Да они особо и не волновались за него — отчасти из-за того, что не очень интересовались жизнью сына, отчасти из-за семейных неурядиц — ведь Петюнин отец вполне серьёзно прикладывался к злодейке с наклейкой. Парень буквально смотрел мне в рот, был готов прислуживать мне как раб. Мой БМВ он холил и лелеял, как будто дорогую подругу, а прокатиться за рулём этой каракатицы составляло для него истинное удовольствие. Но всё же ещё большим удовольствием для Пети было общение со мной. Он оказался вполне любознательным парнем, расспрашивал меня о работе, о моих увлечениях, а иногда, слегка краснея, и о разного рода непечатных вещах. Ну, вы знаете, о чём могут говорить мужчины друг с другом.

Слово за слово, а наступала ночь, и мы уже в который раз спали в одной постели. Обычно я какое-то время читал книги, пользуясь маленьким ночником, а Петя в это время дремал. Отложив в сторону книгу, я начинал ласкать парня, он тут же просыпался и отвечал мне взаимностью. Через некоторое время Петя уже был надетым на мой ствол и страстно двигал в разные стороны костлявыми бёдрами и упругой жопой. Дырка его вполне обвыклась со своими новыми функциями и спокойно принимала в себя мой член, гостеприимно раскрываясь навстречу страстным толчкам. Когда мой красный и блестящий член покидал её, дырочка иногда выпускала вбитый мною вовнутрь воздух, производя серию мелких попукиваний. Меня это очень забавляло, и, несмотря на смущение Пети, я просовывал в его кишечник один или два пальца, чтобы достать маленький кусочек кала. Петя хорошо промывал задницу, но наши постельные упражнения проталкивали к анусу те какашки, которые были достаточно далеко от заветного входа. Иногда я потворствовал странным желаниям парня... Петя просил меня посикать ему в рот. Я вставал перед сидящим на корточках рыжим любовником, клал свой ствол ему в рот и мочился, так что Петюня еле успевал глотать мою горько-солёную мочу. Парня потом подташнивало, мутило, но он почему-то упорно цеплялся за своё странное желание и на следующий раз опять раскрывал рот для моей мужской струи. Ещё он постоянно увязывался за мной в туалет, чтобы посмотреть на акт моей дефекации. Мне поначалу было неловко, всё же этот акт весьма интимен, но я уступил просьбам Пети. Сидя на унитазе, я тужился, а Петя находился прямо на полу, на корточках, или вообще у меня на коленях. Моя задница выдавливала из себя кал, он падал с бульканьем в унитаз, а мой товарищ смотрел на это зрелище и слушал непристойные звуки. Потом Петя хватал туалетную бумагу и услужливо подтирал мой зад. Вообще, он приходил от меня в такой восторг, что готов был уже к любому моему желанию и сам старался всячески угодить. В ванне я уже один не мылся — всегда вместе со мной садился в неё и Петя. Благо, ванная комната у меня нестандартная, и ванну можно было поставить туда побольше обычной. Блаженно развалившись в тёплой воде, мы сидели друг напротив друга, а потом Петя тёр меня мочалкой. Мои интимные места парень гладил намыленной ладошкой, залезая пальчиком в анальное отверстие и сдвигая кожицу на члене, чтобы помыть пространство под крайней плотью. Я, правда, тоже любил помыть задницу парня, ощущая упругость толстеньких ягодиц и нежный вход в сокровищницу удовольствий. Иногда тут же и возбуждался, и тогда мокрый член таранил Петину жопу, а потом тянучая сперма капала в воду, причудливо извиваясь белыми змейками.

Я теперь, вспоминая наше общение, прихожу к выводу, что Петя, наверное, искренне любил меня. Да и в самом деле — дорогие читатели, есть ли у вас человек, готовый вытирать вам задницу и млеть от радости от стекающей по лицу вашей мочи? Простите великодушно за такие непристойности в печатном слоге, но согласитесь, что жизненные явления надо описывать точно и откровенно, и коль скоро подобные явления происходят, они и на страницах печатных изданий имеют право быть. Так вот, только любящий человек может воспринимать подобные явления. А я не могу не сказать об этом, и даже постыдные эпизоды жизни находят место в моих скромных и бессистемных рассказах. Я ещё и бывший врач, студент-медик, и кому как не врачу говорить о нутряных и запретных отношениях людей друг с другом.

И всё же самое славное во всей этой истории — это Петин характер. Характер у парня был просто отличный, и насколько сам Петенька был нескладен, угловат, веснушчат, настолько же удивительными были его поступки. Настоящие мужские поступки. Какие, спросите вы?

Петя ни разу не обмолвился ни словом о нас и наших отношениях — на удивление способный к сохранению тайны парень. Трудолюбивый, необидчивый, скромный — вот истинно мужские черты характера. И тут я вполне кстати вспоминаю Алёшку — моего давнего любовника, парня с сумасшедше сексуальной внешностью, но с бабским капризным характером. И вот такой нескладёха, как Петя, вызывал во мне гораздо больше симпатий, чем модельной внешности засранец с непонятными и развившимися на пустом месте претензиями.

Быть может, духовная ассимиляция привела бы в конце концов к более серьёзным чувствам с моей стороны, но, видимо, всё же Петя не был моим героем. Да, хороший, трудолюбивый, порядочный мальчик, но сладостная истома при виде Пети не накатывала на меня. Теперь, на некотором временном расстоянии, я понимаю, что просто симпатизировал доброму парню и принимал участие в его судьбе. И это немало! Но вот чтобы спирало дыхание в груди и немело тело — такие чувства вызвал во мне впоследствии только Игорь. Вы прочитаете и о нём.

Через какое-то время произошло довольно важное событие в нашем общении. Однажды после утомительных ласк и поцелуев мы лежали, обнявшись, на кровати. Становилось жарко, и я направился в ванную комнату. Встав под струи прохладной воды, я поливал тело. Дверь открылась, вошёл Петя. Отодвинув занавеску, он обнял меня, придвинул губы к самому уху и едва слышно шепнул... «Люблю тебя, Данила». Ни слова больше не говоря, парень вышел из ванной, и когда я вернулся в комнату, он лежал на кровати, как ни в чём не бывало.

Мне тогда подумалось... да уж не почудились ли мне эти слова? Но нет, я ведь находился во вполне здравом состоянии. Да и присутствие духа теряю редко.

Я не стал больше ни о чём спрашивать моего случайного товарища, и тайна эта ушла вместе с Петюней.

Действительно ли парень почувствовал нечто большее, чем просто привязанность, или эти три слова подсказала мне уже потом услужливая фантазия? Я не знаю этого и поныне.

Мне не хочется описывать финал наших отношений. Скажу только, что Петю зарезали поздно вечером какие-то мерзавцы, когда парнишка возвращался домой после работы в гараже. Что произошло между ним и отвратительными хулиганами, неизвестно. Ножом Петю ударили под рёбра, а потом ещё полоснули по горлу, и я видел разошедшиеся хрящики трахеи несчастного мальчика, когда по обыкновению своему ездил на судебно-медицинское вскрытие.

Петины похороны прошли для меня как во сне, и уже через некоторое время я почти забыл о бедном парне. Потом судьба со зверской жестокостью отплатила мне за эту бесчувственность, полностью раздавив меня как социализированную личность. Я только через год оплакал Петю ужасной истерикой и раскаянием, но, наверное, вину свою перед ним не искупил. Не восприняв слов любви, шедших от Пети, я испытал мучительное горе впоследствии. Я потерял того, кого страстно и больше всех на свете любил и лелеял, для кого говорил самые нежные в мире слова. И теперь два моих друга — моя вечная и великая любовь, мой дорогой и любимый Игорь, и мой маленький голенастый рыженький Петюня, всегда вместе являются в моих снах. И во сне же я, как когда-то наяву, ласкаю темноглазого Игорька, а Петечка с прозрачным взглядом серых глаз стоит рядом и смотрит на меня, как будто снова и снова повторяя тихие и отчаянные слова любви и нежности.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх