Достаточно одной таблетки

Страница: 2 из 3

правильно, что не должна разрешать им ласкать меня и слабо протестовала:

 — Нет, пожалуйста, не делайте этого. Мне нужно домой.

 — Вряд ли, разве твое тело само не подсказывает тебе, что ты на самом деле хочешь. Плоть говорит, что ты возбуждена, и до смерти нуждаешься в мужчине или в женщине, не важно. Смотри, я сейчас покажу тебе, — прошептал Джордж, и, положив правую руку на мое обнаженное бедро, принялся ласкать его. — Ты это нравиться, верно? Но еще больше ты хочешь, чтобы я подвинул руку чуть выше, так ведь?

Я словно с цепи сорвалась, а Бабр в это время зашептала мне в другое ухо:

 — Лапочка, ты вся такая горячая. Только я тебя увидела, сразу поняла — эту крошку я сегодня поимею. Я хочу показать тебе, что одна женщина может дать другой.

Она поцеловала в щеку, а затем стала облизывать мочку уха.

Ее рука на моей груди и нежные поцелуи еще сильнее разожгли пламя бушевавшее внутри меня.

Джордж медленно ввел рукой вверх и остановился в нескольких дюймах от моей письки. Мне хотелось схватить его руку и запихнуть в себя, но чувствовала, что не должна так поступать. И прежде чем окончательно сдаться, я в последний раз взмолилась.

 — Пожалуйста, — я не узнала свой голос, — не надо. Не знаю, почему я так себя веду. Но, я точно не хочу этого. Отпустите меня домой.

Джордж одним резким движением прижал ладонь к моему гладковыбритому лобку и стал поглаживать щелку, а одним пальцем он при этом давил на клитор.

 — О да, я люблю, когда бабы себе там бреют. У них тогда пизденка становится такой чистенькой и гладенькой. Барб, ты тоже должна ее потрогать.

Барб убрала руку с моей груди и воткнула два пальца в щель, не переставая целовать мне шею.

 — Сладкая моя, у тебя такая замечательная пися, — зашептала она. — Хочешь, чтобы я полизала тебя? Хочешь? Тогда сама должна тоже полизать у меня. Но ты ведь только об этом сейчас и мечтаешь, правда?

В этот момент я окончательно сдалась. Мне сейчас хотелось только одного — кончить. И для удовлетворения этого желания я была готова на все.

Снова раздался шепот Джорджа.

 — Ты вся на взводе, и единственное средство, которое тебе сейчас может помочь — это большой хуй, он взял мою руку и положил себе между ног, ну и здоровый же у него оказался, даже в штанах чувствовалось, что в нем не меньше 9 дюймов в длину. — Неужели, ты не хочешь, чтобы я засунул его тебе и оттрахал так, как никто и никогда не трахал тебя. Представь себе, как он растягивает твою тугую дырку, а ты кончаешь, кончаешь несколько часов. Представила?

Я теперь только и думала, как Джордж забирается на меня, дюйм за дюймом засовывает в меня свое орудие и начинает трахать с энергией дикого жеребца. Я должна, должна была отдаться ему.

Он опять прошептал:

Сейчас мы поднимемся в наш номер, и ты станешь нашей рабыней — будешь делать все, что скажем, иначе никогда не кончишь.

Страх охватил меня, но не из-за перспективы превратится в рабыню. Я просто больше не могла оставаться в том состоянии, до которого они меня довели.

Джордж и Джим поддерживали меня, пока мы шли к лифту. Уже поднимаясь на свой этаж Джордж, Джим и Барб тискали меня, приговаривая при этом, как они втроем отдрючат меня.

Двери лифта открылись, и они провели меня в свой номер — огромный, с двумя постелями размера «кингсайз» и ванной, в которой можно было вечеринки устраивать.

Джордж держал меня, а Джим и Барб стали раздевать. Когда они задрали мне подол и увидели гладко выбритую письку, то застонали от удовольствия.

 — О-о-о, какая у тебя роскошная пизда, — Джим начал тереть набухшие губки.

 — Точно, — согласилась с ним Барб, присоединяясь к нему.

Задрав платье выше, обнажив мою грудь, Джим и Барб наклонились и стали облизывать мои набухшие вишенки.

Больше терпеть я не могла, кто-нибудь должен был прекратить эту пытку, немедленно!

Когда я осталась раздетой, Джордж приказал мне лечь на постель и раздвинуть ноги пошире. Потом он сказал Барб, чтобы она полизала меня, пока Джим раздевается. Я с готовностью откинулась на спину и закрыла глаза. Длинные волосы щекотали мне ноги, ее нежные руки скользили моим бедрам, пока не добрались до вагины. Барб воткнула внутрь указательный палец и стала двигать им взад-вперед. Потом пальцев, работающих в моей писе увеличилось — сначала два, а где два, там и три. И, наконец, ее бесподобный язычок коснулся набухшей «кнопочки удовольствия».

Она пососала клитор как леденец, а потом опустилась немного ниже и язычок скользнул в пизду. А-а-ах, это было восхитительно! Никогда еще мне не было так хорошо. Я должно быть прямиком попала в Рай, а сказка, которую мне рассказывала Барб все продолжалась и продолжалась. Я уже ничего не соображала, и не смогла бы остановить ее, даже если бы очень захотела.

Находясь на грани обморока, я собственные вопли:

 — О-о-о да, лижи мою пизду, еби меня своим языком. Глубже засунь его в дырку, кусай меня! Да-а-а, вот так, к-а-а-ак здорово. Помоги мне кончить, пожалуйста, я должна, должна кончить!

Тут Джордж заявил:

 — Так, хватит. Мы же не хотим, чтобы вы двое все пенки сняли. Для начала, ты обслужишь нас, и если постараешься, то получишь свой приз.

Я запаниковала, меня остановили на полпути к величайшему оргазму в жизни. В отчаянии я потянулась к своей письке, надеясь помочь себе сама, но Джордж перехватил мои руки и усадил на край постели.

Пока мы миловались с Барб, парни успели раздеться, и я с удовольсвтеием разглядывала их мускулистые загорелые тела и твердые члены: у Джорджа все девять дюймов, а Джима поменьше — дюймов восемь.

Джим медленно раздел Барб. И передо мной открылось самое роскошное женское тело, что я когда-либо видела. Ее груди, как я и думала, были полными и упругими, а бритая пизда сверкала от обилия влаги.

Джордж, продолжая удерживать мои руки, сказал:

 — Мамуля получит все, если будет хорошей девочкой.

Он отпустил меня и, подрачивая свою дубинку, продолжил:

 — Да, но сначала я хочу почувствовать на своем дружке мамомчкин ротик. Держу пари, мамуля досуха меня высосет. Как, сука, хочешь попробовать мой хуй?

Пока я восхищенно разглядывала их достоинства, он взял меня за волосы и медленно пригнул к своей промежности.

 — Да, мамуля, посмотри какой он большой, давай-ка, открывай ротик пошире.

Я даже представить мне могла, что смогу взять в рот такой огромный член, поэтому невольно подалась назад.

Джим слегка оттолкнул приятеля и сказал:

 — Брось, у нас вся ночь впереди, и мы можем не спешить с этой блядью. Пусть сначала она потренируется на штучке поменьше, а потом уже ею займется супермен.

Джим встал передо мной, одной рукой держа член, а другой прижал меня к нему.

Запах его промежности еще сильнее раззадорил меня. Я хотела взять у него в рот, сосать его член, ласкать его языком, хотела, чтобы он спустил мне в глотку. Поэтому я раскрыла рот, так широко как могла, впуская член.

Хотя хуй Джима и был большим, он не заполнил рот целиком. Я сомкнула губы, наслаждаясь нежностью кожи, обтягивающей его орган.

Парень простонал, чтобы я начинала сосать. Мои губы елозили туда-сюда по набухшему стволу, а язык вылизывал каждый сантиметр хуя. Джим подался вперед, и еще глубже засунул мне его в глотку.

Крепко держа меня за затылок, он начал трахать меня в рот, полностью загоняя член так, что я едва не давилась, то, оставляя во рту одну залупу. Его движения становились все быстрее и быстрее, изогнувшись, Джим завопил:

 — Да, блядь, соси глубже. О-о-ох, я сейчас спущу тебе в рот!

Одним движением он вогнал член полностью в рот, и мой нос ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх