Mарта

Страница: 4 из 4

что же люди едят на завтрак. Я вышел из комнаты совершенно голый, как спал, Марта подошла и поприветствовала меня, уткнув свой нос в мои яйца.

 — Хорошая девочка, нежная моя! — прошептал я и потеребил ее за ушами.

... От идеи сбить «такую» эрекцию пришлось отказаться на корню; в дачной аптечке рядом с презервативами я обнаружил тюбик неомициновой мази — что ж, тоже можно использовать вместо смазки — и выдавил немного на ее атласные губки, стараясь смазать также преддверие. Мой палец коснулся язычка ее клитора — она вздрогнула и попыталась поймать мой палец поверхностью клитора еще раз. Но на этот раз настала очередь члена. Огромный в сравнении со входом, налитой кровью и желанием, он касался этого пестика посреди лепестков-губ, как футбольный мяч в сравнении с мячом теннисным. Они не могли быть долго вместе — тот большой спешил внутрь... Я раздвинул губки двумя пальцами и расположил между ними пунцовую головку — сегодня мы сделаем именно так! Руки легли на ее бедра и я с силой рванул ее на себя член влетел внутрь как таран сквозь стеклянную дверь. Марта напряглась всем телом, сдавленно взблеяла и обернула голову... Я погладил ее по носу, взял за плечи, прижал руки к бокам.

 — Полет будет долгим, пристегните ремни!

... Я входил и выходил, член мой блестел, как полированный, терпко пахло козой. Ее губки проминались внутрь при входе и последними отпускали член на выходе, хвост она сама держала вверх... Я обнял ее грудь снизу, мои ладони вцепились в шерсть на ее горле, я отвоевывал у ее природы миллиметр за миллиметром, проникая все глубже... Она дышала все чаще, издавая слабое «Ме-е» на каждом выдохе. Практически весь вес моего тела теперь приходился на нее, свои ноги я поставил спереди ее задних, чтобы чувствовать ее внутренней поверхностью своих бедер как можно лучше... С каждым ударом она все больше теряла равновесие, но и я чувствовал, что скоро мы врежемся в прибрежные скалы — дикая первородная сила уже вышла из неведомых глубин и рвалась наружу. Еще, еще, еще — оргазм уже оформился где-то внизу позвоночника и медленно, но неудержимо пополз к месту схватки. Еще, еще, еще, и она, хватая воздух, на удержала равновесия, и мы, сцепленные телами и душами, рухнули на правый бок. Я завел свои согнутые в коленях ноги снаружи внутрь ее, икрами касаясь сосков в ее пахе. Семя брызжело где-то внутри нее, руками я обнимал ее сзади, скрестив руки на ее груди, губами целовал уголок ее рта. Эякуляция была чудовищно долгой, какой-то скрытый насос наполнял все ее существо моей сущностью, моей плотью...

Мы лежали на полу, не делая попыток подняться; я чувствовал членом, как конвульсивно сжимается и расслабляется ее вагинальный сфинктер, пытаясь поймать остатки оргазма и выдавить из меня последние живительные капли... Струйки холодного воздуха поднимались, покрывая мое тело гусиной кожей, тело шептало: «я простужусь, я уже простудилось...» но никакая сила не могла разнять нас. И тут я понял, что это конец... Мы все сейчас перешли какую-то грань, за которой есть много путей, но нет возврата. Это последний раз, когда мы, Марта, были счастливы. Если я позволю себе продолжить наш роман — я стану привязан к Тебе сильнее чем к наркотику, и наш фейерверк превратиться в пожизненное, а возможно, и послежизненное заключение. Миссия Судьбы выполнена. Занавес.

Не помню, как встал, отвел Марту на улицу... Следующее воспоминание — это душ из 5-литрового кувшина теплой водой, стоя голышом на снегу. Меня наполняло ощущение утренней свежести, несмотря на то что время шло к закату. Я смачно позавтракал, поиграл в снежки с Подругой, поразмял кости в колке дров, растопил печь... Ощущение комфорта и уюта, которого мне так всегда недостает по жизни... За вечерним чаем я спросил у Подружки, не уехать ли нам завтра вместо воскресенья, как ранее предполагалось; она тоже устала от тихой деревенской жизни и от постоянного жизнеобеспечения. Мы заснули мирно, как дети.

Следующим утром я отвез Подружку и Марту до ближайшей станции. А сам вернулся в Город к заброшенным делам. Вечером я узнал, что Подружка вернула Марту хозяйке под каким-то пустяковым предлогом, доплатив за возврат полулитром спирта. Больше я их никогда не видел. Да и не пытался. В течение следующего месяца мы перезванивались с Подружкой пару раз, а через полгода наши общие знакомые сказали, что она уехала пост-градюэйтом в Канаду изучать «планктон полярных морей».

Время приносило новых подружек и других животных, но это уже другие истории.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх