Мать

Страница: 2 из 5

наша жизнь... Я всё время спрашивала себя сначала: почему он так изменился... муж... после первого ребёнка, ведь всё равно всё было на мне... и пелёнки, и бессонные ночи... Секса стало меньше... намного меньше... но разве в этом моя вина... разве не старалась ублажить я его даже после нескольких бессонных ночей... лишь бы только ему было хорошо, а я... ладно уж... потом как ни будь. Конечно, я тоже не была ангелом, но... Да чего уж там. Зато — вот они, мои сыновья, и вырастила я их сама, никому не обязана, и воспитала — не стыдно перед людьми за них будет...

В неверном свете уличных фонарей я смотрела на старшего — я так и не поправила ему одеяло — на его лице застыло спокойствие и безмятежность... такое же настроение было и у его члена. Он тихо спал, повернувшись к правой ноге. С трудом, сдержав себя, чтобы не подойти к нему и не поцеловать, я повернулась к младшенькому, к Славику. Свернувшись калачиком, положив ладошки под голову, он спал тихо-тихо, как младенец. Я подошла к нему и опустилась перед кроватью на колени. «Интересно, чтобы он подумал, проснувшись и увидев перед собой обнажённую мать...» Я просунула руку под одеяло и попыталась найти его писульку (язык не поворачивается назвать его «членом»). Но он где-то спрятал её между ног и добраться туда было не так то и просто. « Ну, ничего, ты у нас девочка настойчивая «, сказала я себе, потихоньку стягивая с сына одеяло. Вдруг он заворочался, перевернулся на спину... « Мама?...» сказал-спросил он и вновь провалился в сон. Я сидела ни жива ни мертва, и еле сдерживалась, чтобы не пустится наутёк в свою комнату, крича на ходу:» это приснилось тебе, сынок... это только сон...» Но Славик не подавал больше никаких признаков того, что он проснулся и даже начал чуть-чуть похрапывать. Я вновь осмелела и одним движением сбросила с него одеяло. Славка даже не шелохнулся. Тогда я начала потихоньку расстегивать пуговицы на ширинке его трусов. Он носил такие же как и его брат. Он вообще во многом старался подражать Косте, хотя и без фанатизма. Я несколько раз покупала им трусы типа плавочек, но Костя наотрез отказывался и отдавал предпочтение семейным трусам почти по колено. Наверное, он казался себе в них взрослее... Я всегда подтрунивала над ним, когда он выходил из душа или, утром, из своей комнаты, но никогда не настаивала изменить «фасон»... Наконец моя рука вытянула на свободу маленького «червячка» моего младшего сына. С умилением, поцеловав его, я засомневалась: неужели с этим можно что-то придумать. «Сейчас попробуем» сказала я себе, заглотнув его полностью в рот. Он без труда уместился там даже вместе с яичками. Мягко я начала водить вокруг него языком, время от времени выпуская его изо рта, чтобы глотнуть воздуха. Со временем мой труд начал вознаграждаться — «червячок» твердел, становился всё больше и больше, и, наконец, обнажив головку, вытянулся вдоль живота. Я почувствовала, как вновь увлажняется моя киска и моментально запустила туда свою руку. Вторую я переместила на свою грудь и начала водить пальцем вокруг соском, временами с силой сжимая их. Как и с Костей, «червячком» я занималась одним ртом. Хотя червячком его уже и язык не поворачивался называть. По правде говоря, язык вообще уже с трудом поворачивался, таких размеров набрал член моего малыша... хотя Костиному он всё же уступал. Плотно обхватив член губами, я насаживалась на него всё быстрее и быстрее. Чётко ощущался рельеф, вены, головка... не помню, чтобы так было с Костей... хотя я вообще мало что помню из того... Славик застонал и, положив мне на голову свою руку, сильнее прижимал меня к себе, одновременно бёдрами делая движения мне на встречу. «Проснулся!», обожгла мысль, но я не могла уже остановиться. Синхронно с моим ртом Славик работал своими бёдрами, и также в такт я трахала (не побоюсь этого слова, потому что это было именно так) сразу тремя пальцами. «Ах, как бы пригодился бы сейчас мне мой «друг"», но я даже в мыслях не могла себе представить, как я смогу оторваться от такого лакомства, чтобы сходить к себе за ним. Тем временем Славик всё сильнее и сильнее прижимал меня к себе, а я ещё более плотнее обхватив губами его член, увеличила темп и уже как заведённая, что-то мыча, насаживалась на него, насаживалась на свои пальцы. В ход уже пошла вторая рука, как вдруг Славик дёрнулся, с силой вонзил свой член прямо мне в горло и выстрелил как из брансбойта. Хотя я на этот раз и была готова, и сразу же начала глотать сперму моего сына, но её было так много, что я, не в силах проглотить всё сразу, соскочила с него. И тут же получила ещё один заряд прямо в щёку, потом ещё один и ещё... постепенно этот восхитительный поток начал иссякать и я вновь опустилась на него ртом, стараясь вытянуть всё до последней капли... Когда дело было сделано я подняло своё залитое спермой лицо и посмотрела на сына... ОН СПАЛ... Это невероятно, но он действительно спал... «... и ты ведь разочарована этим, ты ведь хотела, чтобы он увидел твоё лицо залитое СВОЕЙ спермой... лицо своей МАТЕРИ...» Да я хотела этого, но также и ещё одно дело осталось не законченным — моя киска... нет это уже не киска — это ненасытное влагалище, которое жаждало и требовало своего. «Сейчас ты у меня получишь» — я пантерой ворвалась в свою комнату, схватила вибратор и с размаху погрузила... нет — воткнула в это проголодавшееся жерло... Я никогда с таким остервенением не трахала себя, никогда я ещё так не желала быть оттраханой как последняя блядь... перед моим воспалённым мысленным взором вереницей проходили миллионы мужских членов... , нет — членищев, хуищев, и все бились в меня, пронзали каждую щель, заливали спермой с ног до головы, я пила её, купалась в ней, но этого было мало... ЭТОГО БЫЛО МААААЛОООО... Я вонзала вибратор до самого основания, размазывала сперму со своего лица по всему телу, наконец вонзила себе палец в анус... но этого было мало... Я кричала и билась в судорогах по всей постели, я орала так, что только чудом не повылетали стёкла... Наконец я вытащила вибратор из влагалища и воткнула его в задний проход, а другой рукой ухватила себя за промежность, со всей силы сжала её... и потеряла сознание.

Пришла в себя я от того, что кто-то гладил меня по волосам. Я открыла глаза и увидела в полумраке Костю. На голове у меня лежало холодное мокрое полотенце... На душе было пусто, но также и странное ощущение какого-то... толи выполненного долга, толи сделанного важного дела...

 — Мам, как ты? С тобой всё в порядке? — Костя склонился надо мной и поцеловал в уголок глаза. И тут передо мной молнией пронеслись события сегодняшней ночи, только последние кадры оказались, как будто засвечены. Что со мной случилось? Как он оказался здесь? И почему я без одежды? Я скосила глаза на бок — рядом на ночном столике лежал вибратор...

Костя, увидев мой взгляд:

 — Мы проснулись со Славиком от твоего страшного крика и поначалу очень испугались, но потом я сказал, чтобы Славик оставался возле телефона и чуть-что вызывал милицию, а сам пошёл к тебе. Ты стояла на четвереньках и в... (он запнулся), в попе дергала эту штуку, что лежит на тумбочке, и сильно кричала. Я боялся подойти к тебе, но потом ты резко так дёрнулась и упала без сознания. Тогда я подошёл к тебе, вынул эту вещь, укрыл тебя, а вернувшись к Славику, сказал, что тебе просто приснился очень плохой и страшный сон. Он не поверил мне, но я пообещал, что ты сама расскажешь ему всё утром, а сейчас тебе лучше побыть одной.

Я хотела поблагодарить его, но голос меня совершенно не слушался и тогда я приподнялась и поцеловала его.

 — Мам, тебе действительно сейчас лучше?

Я кивнула ему и улыбнулась. «если бы ты знал, сынок, насколько...» мелькнула мысль.

Я снова приподнялась, обняла его и прижалась к нему всем телом. Я даже не заметила, как при этом сползла простынь и открыла мою грудь. Мы долго сидели так обнявшись, он положил голову мне на ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх