Мать

Страница: 3 из 5

плечо а я баюкала его.

 — Мам, а скажи мне, что это было, пожалуйста.

 — Не надо тебе этого знать сейчас, сынок, подрастёшь и поймёшь всё сам.

 — Но я уже взрослый, мам, и... и знаю зачем... для чего нужны эти штуки.

Я отстранила его на вытянутые руки, заглянула в глаза:

 — Знаешь, сынок...

И тут я увидела, что он, вытаращив глаза, вовсю смотрит на мою грудь. Я инстинктивно тут же прикрыла её рукой (что, впрочем, не очень удалось).

 — Расскажи, мам, а я Славику ничего не скажу о том, что тут было.

 — Ты что, сынок, шантажируешь свою мать, при этом пялясь на её грудь!!??

Волна похоти, самой настоящей похоти, вновь начинала наполнять жарким теплом мой живот.

Костя хотел что-то сказать, запнулся, покраснел, но так и не смог оторвать свой взгляд от моей груди, которую тщетно пыталась прикрыть моя рука. Я ещё в школе гордилась своими размерами, а 36 лет самый рассвет...

 — И что это ты... ногу на ногу... что там у тебя происходит! — тихо, но со стальными нотками в голосе...

 — А ну встань передо мной, встань кому говорю!

Я, взяв его за плечи, рывком поставила перед собой, полностью тем самым открыв свою грудь. Соски набухли так, что только слепой не мог этого заметить. Но трусы сына топорщились так, что казалось он втиснул туда целую ракету «Союз».

 — Так, значит у тебя эрекция на родную мать... А ну, опусти трусы!

Костя, как зомби, повиновался. Его член, будто только этого и ждал, выскочил прямо в пяти сантиметрах от моего лица. Я не знаю, каких сил мне стоило не захватить его тут же целиком своим ртом, но я решила доиграть комедию до конца.

 — Так... значит вот мы уже как выросли... И кривоват он у тебя... Значит дрочишь. — скорее утвердительно, чем вопросительно сказала я.

 — Отвечай!

 — Н... не... нет...

 — Правду отвечай... Дрочишь!?

 — ... да... но мало... один раз...

 — Когда? Подсматриваешь за мной?... Отвечай, правду!

 — ... да... только один раз... в душе...

 — А в прошлую субботу, когда я одевалась на работу? Я ведь видела тебя!

 — Я тогда только подсматривал,... а дрочил потом...

 — Ага, значит уже не один раз... Что теперь ты можешь сделать это официально, прямо здесь, передо мной, — с этими словами я откинула с себя простынь и предстала перед сыном полностью голой. Пещерка моя уже обильно текла и я, не стесняясь сына, полностью погрузила туда свой палец.

 — Ну давай, начинай!

 — ... что... д... дрочить... ?

 — Если ты не раз дрочил, глядя на меня, то почему бы тебе не сделать это ещё раз, прямо при мне. — и я призывно раздвинула перед ним свои ноги.

Костя несмело взялся рукой за член и... и тут он начал вянуть...

 — Ну что ты, сынок, — я смягчила тон, — неужели ты боишься меня... подойди я помогу тебе.

Не ожидая пока он подойдёт, я ухватила его за член, и подтянула к себе. Костя закрыл глаза и с ужасом ожидал, что же его теперь ждёт. Наверное он думал что я его... отрежу, что ли.

Я улыбнулась и начала потихоньку гладить его член, он уже полностью опал и мне пришлось вытащить вторую руку из пиздёнки, которую, к слову, я не переставая наяривала. Правда, вторая рука мало чем могла помочь. И тут я поняла, что если я оставлю всё как есть, то сын получит сильнейшую психологическую травму, и ещё не известно сможет ли он в будущем...

 — Сынок, милый, ну не бойся, я не сержусь на тебя, наоборот, теперь я люблю тебя ещё больше.

Не знаю поверил ли Костя моим словам, но его член, по-моему, начал ко мне прислушиваться.

Чтобы закрепить с таким трудом взятый плацдарм, я аккуратненько поцеловала его прямо в маленькую дырочку. Костя инстинктивно дёрнулся назад, но я не для того всё это начинала, чтобы так просто выпустить его из рук. Обхватив Костю двумя руками за попу, я целиком заглотнула его член. Ещё одна попытка вырваться, и такая же безрезультатная. Тем временем член сына совершенно не был согласен со своим хозяином, его вполне устраивало то место, где он находился, а также мои ласки языкам. Вскоре он уже не помещался у меня во рту и я начала делать поступательные движения, плотно обхватив его губами. Костя тоже смирился (ещё бы!) и уже начинал входить во вкус. Я вытягивала член изо рта и перемещалась на яички, два маленьких мохнатых шарика, я ласкала их языком, потом проводила им по всей длине члена и вновь заполняла им весь свой рот. Костя всё более и более входил ускорял движение, ударяя членом прямо мне горло, а яичками по подбородку. Уже не я насаживалась на его член, а он сам трахал свою мать в рот, причём делал это так будто занимался всю свою жизнь только этим. Не скажу, что я была бы против... Тем временем Костя уже полностью перестал контролировать себя — он обхватил руками мою голову и с силой вколачивал в мое горло свай член, при этом громко рыча..."совсем как отец» опять мысль шальная... Вдруг он напрягся, его ягодицы превратились в камень, он что-то замычал, вытянул рывком член, зажав его плотно в кулак, и с такой жалостью глянул на меня... «Да ведь он боится в меня кончить!» Я оторвала его руки, взялась за член сама, пытаясь поймать его ртом, но тут Костя начал дергаться, стонать, и выстрелил мне прямо в лицо. «Ну что ж... главное чтоб не мимо... а с лица как-нибудь соберём.» Я крепче стиснула руки и начала выдаивать его до самого... Не смотря на то, что он пару-тройку часов назад кончил, спермы и в этот раз было более, чем много. Костя смотрел с изумлением, как я плотоядно облизываясь, пытаюсь собрать языком сперму возле моего рта, одновременно высмактывая каждую новую капельку, появившуюся из его члена...

 — Я не думал, что женщинам может нравится то... то чем я кончаю... — сказал он после, когда мы, успокоившись, лежали на кровати. Я нежно рукой гладила его уставшего бойца, а он, уже без опаски рассматривал и гладил мою грудь.

 — Глупыш... ты даже не представляешь, как много ты ещё не знаешь... — я опустилась к его бойцу и начала его облизывать. Неужели на свете может быть что-либо чудесней, чем ласкать член своего сына. Помимо этой причины была ещё и другая — моя киска, как никогда жаждала упустить его к себе. Но я умела терпеть... тем более, когда ждать уже не так долго.

 — Мам, когда мы это... ну... это... Славик... вообщем, дверь была приоткрыта и он всё видел.

 — Ну что ж... это избавит нас от лишних хлопот... Приведи его сюда.

Сын с удивлением уставился на меня, но вышел... Через две минуты он вернулся:

 — Мам, он не идёт... наверное, боится...

 — Ну что ж, тогда мы пойдём к нему... Как тебе эта идея?

 — И ты не будешь его ругать за то, что он подсматривал?

 — Буду... Также как и тебя... Тебе понравилась, как я тебя ругала? — Я подмигнула ему и, не дожидаясь, отправилась в детскую.

Славик сидел на постели, забившись в самый угол, и с ужасом смотрел как к нему направляется совершенно голая ЕГО мать, к тому же со следами спермы на лице.

 — Подсматривал?

Он молчал.

 — И как понравилось? Я знаю, что да. Хочешь также?

Славик по-прежнему не мог вымолвить ни слова.

 — Ну что ж, если молчишь — значит не хочешь, значит мне стоит уйти, да?

 — ... нет... не уходи...

 — Хорошо... Костя, — позвала я старшего, — ну где ты там? Иди сюда.

Костя, видимо он стоял за дверью, тут же вошёл. Член его по-прежнему устало болтался между ног. «Наверное мальчику нужно чуть больше времени, ну ничего, я знаю как ему помочь»....  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх