На балансе

Страница: 1 из 4

Все действующие лица и факты вымышлены, а все совпадения имён и событий — случайны.

Елена Михайловна была главным бухгалтером, а я — просто программистом при бухгалтерии. Я работал в этой фирме уже больше года, и меня всё это достало. Ковыряться в их бестолоковой досовской бухгалтерии, еженедельно лечить базы, откатывать ошибочные операции, по три раза в месяц архивировать, а потом восстанавливать из архива, менять формы документов... И все это за двести баксов. Ничего не поделаешь, кризис...

Елена достала меня больше всех. Она была просто стервой — во всех смыслах. Своих бухгалтерш держала в страхе божьем, доходя до крика и мата, со мной — в рамках ледяной корректности, но требовала от меня мгновенной реакции. Рабочий день — с 9 до хрен знает скольких. А когда закрывают месяц или ешё того хлестче — квартал, так до часа или двух ночи. Правда, потом отвозят домой на конторском «мерсе» или Елена отстёгивает деньги на тачку. (Надо сказать, тютелька в тютельку — не переплачивае)

И вот, очередной квартальный баланс. Июль. В москве жара. Тупо смотрю на экран и пытаюсь понять, где врет отчетная форма. Скоро одиннадцать вечера. Уже не знаю, в какой раз проверяю все формулы. Хочется все бросить и уйти. Пить пиво. Тем более, что новую работу уже нашел и на днях разговаривал с начальником. Контора меньше, оклад больше. Так что надо все тихо закончить и уйти.

 — Ну что, нашли ошибку? — Елена с сигаретой в руке заглянула в мою комнатенку, где стоял сервер и был сложен разный компьютерный хлам. (Мне там едва хватало места, чтобы сидет)

Она женщина не маленькая. Рост сто семьдесят, размер 48—50, бюст соответствующий. Носит дорогие строгого фасона костюмы, сегодня — в тёмно-синем, под жакетом — белоснежная блузка, на воротничке — чёрная ленточка а-ля галстук. При её габаритах — фигура весьма аппетитная, ноги стройные, без излишней полноты, юбка заметно выше колена, талия там, где ей положено быть, плечи развернуты, и грудь вперёд. Очень привлекательный рот с полными яркими губами, взгляд темно-карих глаз, если не был строгим, то игривым и завлекающим.

 — Если сегодня не найдете, завтра чтобы были здесь в восемь. Эту форму завтра надо обязательно сдать в налоговоую. Вы понимаете, как к этому надо отнестись.

 — Ищем... — а что я ещё мог сказать?

А у самого мысли разбежались на все четыре стороны. Гори эта форма ясным огнём вместе со всей конторой. Ещё пару дней помучиться... И тогда — новое место, новые люди. А девочки там очень даже ничего. Молоденькие, общительные, не то, что здесь — старые калоши, бухгалтерши доперестроечные. Запускаю мою любимое слайд-шоу с дамами из интернета. Не порнуха, а так — модели-любительницы. Душевное равновесие постепенно восстанавливается. Весьма приятна мысль о бутылке холодного «Очаковского специального», когда всё это закончится.

В конторе кроме нас только охранник внизу, в своей конуре. Генеральный звонит каждые полчаса с какого-то бодуна и интересуется ходом работы над балансом. А там, у него, судя по звукам, — веселье с девочками. Визг был слышен очень явственно, пока он давал мне ценнейшие указания ещё раз все проверить. Начинаю думать, как бы мне половчее уронить сервер, чтобы бухгалтерия накрылась полностью и никаких следов не осталось. Размышления прервал дикий крик Елены:

 — Нашла!!! — и пара слов чистейшим русским матом. — Мои девки в двух операциях напутали. Ввели не те счета. Завтра я им устрою праздник с плясками. Сказала же — пока не проверите все проводки — не уходите. Ну, тепреь всё. Сейчас только распечатаю.

Я изобразил любезную улыбку, заглянув в ее кабинет.

 — Ну и отлично. Так я систему закрываю?

 — Да, пожалуйста.

Елена закрылась у себя. «Сейчас будет докладывать генеральному.» Все в конторе знали, что наш генеральный (кавказской национальности) потрахивал Елену время от времени — просто от избытка потеции, также как и свою секретаршу Оленьку.

Закрывая систему и гася сервер, я услышал возню в кабинете генерального — через стенку от моей коморки. Елена открыла кабинет, достала из сейфа штемпелёк с подписью нашего Артура Атарбековича и шлёпала им бланки баланса.

 — Я сейчас. Закончу с бумагами... — и вдруг: — давайте выпьем, что-ли.

Кабинет генерального достаточно просторен, шесть на пять метров, угловое расположение, четыре больших окна (закрыты жалюзями), кожаная мягкая мебель — диван и два огромных кресла, цвет кожи — чёрный. Письменный стол два на полтора, стенка темного дерева с отделкой светлым орехом, бар с зеркалом и подсветкой, светильники в углах, растения (живые, не пластмассовые) в горшках на полу, даже маленький фонтанчикв вазе в форме раковины. Елена достала из бара литровую бутыль «Абсолюта», полную на две трети, потом спросила меня:

 — А может, коньяк или виски?

 — Да нет, спасибо, лучше водку.

 — Сейчас посмотрю, что в холодильнике.

В холодильнике было всё. Елена ограничилась пачкой крабовых палочек, сырокопчёной колбасой, майонезом и белым хлебом. Стол сервировали на стеклянном журнальном столике у дивана. Я несколько удивился, когда Елена налила водку не в высокие хрустальные рюмки, а в фужеры — на три пальца каждому.

 — Ну, будем здоровы, и — за баланс, скинули всё-таки.

Взяв фужер и держа его с оттопыренным мизинцем, Елена выпила водку залпом. Я немного смутился. Такая доза для первого раза показалась мне великоватой, но отступать нельзя, стыдно перед женщиной. Выпил в три глотка. Хорошая, однако, водка. Закусили крабовыми палочками с майонезом.

 — Повторим. — и налила ещё по столько же.

Только поднесли ко рту — у неё зазвонил телефон. Пока она ходила, я выплеснул большую часть своей водки в горшок с каким-то экзотическим цветком с мелкими тёмно-зелеными листиками на густых побегах. Не хотелось сразу дуреть. Я не люблю ударные дозы.

Елена вернулась, уселась на диван.

 — Ну всё. Отрапортовала. Артур доволен. Передаёт благодарность, будет премия, так что не зря вы тут сидели.

 — О, спасибо. Это приятно слышать. И вам, Елена Михайловна, спасибо. С вами приятно работать, вы — хороший начальник...

 — Вот ещё. Как это — начальник? Я что — мужик? Мне так всё это надоело, знали бы вы...

 — Нет, нет, что вы. Я хотел сказать — вы очень хороший специалист и очень симпатичная женщина. Поверьте, вы очаровательны.

 — Вот это — другое дело. Приятно слышать, вот так поздно ночью, после такого сумасшедшего дня хоть можно немного расслабиться. Хорошо... Даже в румянец броисло. А вы дальше говорите. Я буду слушать. Скажите ещё что-нибудь приятное. Да не будьте скромником. Расковывайтесь. Не стесняйтесь. Сегодня можно.

«Вот стерва!»

 — Вы сегодня замечательно выглядите. Да вы всегда замечательно выглядите. Я на вас всегда любуюсь. А этот костюм замечательно вам идёт.

 — Что за ерунда! Вы не на костюм вимание обращайте. Костюм идёт — так одна баба другой говорит, а сама думает при этом: «Лошадь ты, в какой костюм не влезь.» Мужчина должен говорить такое, чтобы женщина зарумянилась и разомлела. — И Елена бухнула по третьей.

 — Ну-ка, теперь скажите что-нибудь приятное.

 — Дорогая Елена Михайловна! Вы — очаровательная женщина! Вы умница, прелесть, красавица и шалунья!

 — Это как это шалунья? Что я, по-вашему, готова на глупости?

 — Вы женщина с удивительно приятной внешностью, фигурой и глазами. На вас можно любоваться и трепетать от восторга!

 — Что, только любоваться? А вот Артур Атарбекович говорит: «Елена, ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх