На балансе

Страница: 3 из 4

нашла тряпку и вытирала образовавшуюся на диване лужицу. Она была в том же виде, что я оставил — в поясе и чулках. Трусы лежали на кресле.

 — Ну что, нравлюсь?

 — А Артур Атарбекович ревновать не будет?

 — Конечно будет. Узнает — убьёт. Тебя естественно. Но мы никому не скажем. Смотри, смотри, я это люблю. Артур, сволочь, меня по кругу пускает — со своими уродами. Трёхходовая шлюха — вот кто я такая. Когда с мужем-то спала — уже не помню... Ты не смущаяся, я чистая, кишечник регулярно очищаю и задницу на всю глубину. С Артуром мы ещё вместе во внешторге работали, ещё при СССР, там он меня и трахнул. Я и с фирмачами спала, и с нашими хренами, и с неграми, и с японцами, и с французами... Он был начальником отдела — я старшим экономистом. Потом он в загранкомандировку уехал, и мне сделал командировку. С мужем у нас полный нейтралитет — он меня не трогает, и я его не достаю. Кофе, что-ли заварить?

Елена накинула на себя жакет, низ оставался голым.

 — Тебе нравятся полные или худые?

 — Такие как ты. Не худые.

 — Я толстая. Смотри, какая задница. А я балдею от худеньких девочек. Пердставляешь, у меня есть любовница. Знаешь кто? Маринка! (Самая молодая из наших бухгалтерш и самая интересная. Я попробовал в начале своей работы в конторе к ней приблизиться, но был отшит ледяным презрением. Девочка без года тридцать, выглядит на двадцать, крашеная блондинка со стрижкой «под мальчика», высокая, стройная, всегда в брюках, стиль, как сейчас говорят, «унисекс)

 — Как же у вас получилось?

 — Как-то на пьянке здесь, опять же после баланса мы с ней целоваться начали. Да так нам понравилось... Артур меня быстро трахнул и домой поехал, Маринка дождалась, и мы вместе поехали — ко мне. Мужа спать отослали, сами сидим на кухне, вино пьём и болтаем. Потом обниматься стали, я к ней в штаны залезла... Ну и дальше. Полизались, поласкались, кончили друг с дружкой. Она фригидная по жизни — с мужиками ни разу не кончала, а со мной потекла. Полный кайф. Встречаемся в месяц раз. Обожаю её пиписку — такая маленькая, аккуратная, ухоженная. Что я только с ней не делала, ты бы знал! Я от неё получаю столько, сколько не получаю ни от одного мужика. Когда она от моих ласк течёт, меня саму так разбирает, что стоит ей только пальчик сунуть, как я кончаю. Никто больше не знает. У неё мужиков нет — всех отшила. Говорит: «Ты мой мужик, никто больше мне не нужен.» Артуру только не вздумай натрепать. Он ревнивый — ему что мужик, что баба. Другое дело он сам меня подкладывет — это, он говорит, не считается, это для пользы дела, работа, то-есть.

 — А он Марину трахал?

 — Было несколько раз, потом сказал мне: «К ней не подойду, даже если рядом никого не будет. Об неё член отморизить можно.» Вот так. Олечку он только для отсоса держит. Один раз заставил её на моих глазах отсосать — чтобы я сильнее завелась. Потом отодрал меня по полной программе при ней. Ты-то никого из наших не трахал?

 — Никого, не довелось как-то. (На самом деле был один случай после новогоднего вечера, но так, по пьяни и без последствий, кроме некоторой неловкости при взгляде на женщину, которую обошёл бы за километ)

 — А хорошо мы с тобой перепихнулись. Я люблю так, с налёта, чтобы всё внутри раздвинулось. Аж задница зудит!

Я снова захотел её. Она перехватила мой взгляд.

 — Ну ты что? Ещё хочешь? Времени уже много, домой надо.

Я взял Елену за грудь, стал мять. Она не отстранялась, заводилась всё больше.

 — Ну неугомонный, ой что ты делаешь, ой ты меня растормошил, так приятно, еще так, сильнее... Хочу, чтоб ты полизал меня.

Она устроилась в кресле, раскинув ноги на подлокотниках. Я начал с наружных губ, потом обработал толстые, далеко высунувшиеся внутренние губы, потом перешёл на клитор и, лаская его языком, засунул ей палец в задницу. Она металась и стонала.

 — Хочу ещё, так, еще, только не останавливайся, сильнее, глубже, ой, хочу сильнее...

Елена бурно, с содроганиями, кончила.

 — Ой, не могу, дай отдышаться. Затрахал. Попочка моя бедненькая, как же тебе достаётся... Писать хочу. Будь другом, сходи со мной. Я балдею, когда смотрят, как я писаю. Я Маринку приучила. Сначала она стеснялась, потом наоборот — сама кайфует. А Артур этого не выносит.

Она так и прошла в туалет через наш общий коридор в наброшенном жакете с голой задницей. Уселась на толчок, широко расставила ноги и, блаженно улыбаясь, пописала.

 — Полный кайф. Давно такого не было. Как будто и водку не пили. Сейчас еще по глоточку, и — по домам. Хочу чтобы ты мне в ротик спустил. Я уже три раза кончила, пока ты меня ласкал, а ты ещё полный. Ну-ка, выходи, мой мальчик, дай на тебя посмотреть, какой ты красивый, мокрый, толстый. Сейчас мы тебя приласкаем, полижем.

Она опустилась передо мной на колени и стала делать умопомрачительный минет. Заботясь о том, чтобы я не изошёл раньше времени. Работала языком, губами, нёбом. Невероятное наслаждение. Особенно, когда я спускал ей глубоко в рот, а она сглатывала.

 — Какой он умничка, сколько мне витаминов выдал!

 — Какая ты мастерица! Такого я ещё никогда не испытывал. С тобой вообще всё в первый раз. Ты просто чудо, а не женщина. А скажи, когда ты начала у мужчин в рот брать?

 — Как все, в школе. Подружки рассказали, что если парень схватит, лучше его ротиком уделать. Тренировалась на бутылках. Так долго об этом думала, что захотела попробовать... В общем, у одного взрослого мужика, папиного знакомого. Просто подловила его в подъезде и показала вот так — она совершенно развратно облизала языком свои полные аппетитные губы, — он кончил быстро, а мне понравилось. Я после этого на нём технику отрабатывала.

 — А он трахнуть тебя не пробовал?

 — Нет, я сразу сказала — тут же в милицию заявлю. Я была девушка крупная, сильная, меня во дворе мальчишки боялись. А у того мужика член был так себе. Меня никогда и не заводил. Вот твой член хорош. Если б не время — ещё бы разок можно было улечься. А в институте я уже сосалкой со стажем была. Любила это дело просто из спортивного интереса. У нас с подругой было соревнование — кто кого пересосёт. Берём у двух парней, у кого раньше кончит — та проиграла. На деньги спорили. А с девочкой я тоже в институте первый раз переспала. Но очень боялись, что узнают, и больше не пробовали.

 — Поехали ко мне...

 — Ты что! Завтра баланс сдавать.

 — Поехали, подумаешь баланс.

 — А ладно, хрен с ним. Завтра тёткам скажу — отвезут. Поехали. Только надо убраться.

 — А когда ты бриться начала?

 — Давно. Артур велел. А Маринке не нравится — говорит: «Я язык об тебя исколола.» Я её приучаю кишечник чистить. Скоро буду задницу ей разрабатывать. Ей это не нравится. Но я-то знаю, что она такой кайф получит, когда научится в зад принимать. А ты бы хотел её трахнуть на моих глазах?

 — Ну... Я не знаю...

 — Ладно, это потом, может быть. Уж больно с тобой хорошо... Вот это я называю «на балансе».

Мы убрали всё в кабинете, последний раз взглянули на чёрный диван, стеклянный столик и кресла, цветы в горшках, погасили везде свет и разговаривая о бухгалтерских счетах спустились вниз.

 — Ну вот, теперь всё. Несколько отчётов пришлось переделать. Завтра сдавать. Пока, Анатолий Фёдорович, до завтра.

 — До свиданья, Елена Михайловна.

Мы вышли в душную июльскую ночь. Машина ждала у подъезда, водитель стал заводиться.

 — Ты пройди вперёд, возьми такси. — Она сунула мне ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх