Ника

Страница: 2 из 3

вытекает сережкина сперма. Ника очнулась и принялась за мой член с таким усердием, что стоило большого труда развернуться и показать Юле еще кое-что. Тем не менее мой член у Ники во рту, его выход и фонтан спермы, выстреленный Нике в раскрытый рот, на лицо, на губы — все это было показано Юле во всей похотливой непристойности. С Юлей явно что-то творилось — она сильно и часто дышала, не находила места своим рукам, то прижимая их к груди, как будто пытаясь прикрыться, то сцепляла пальцы, то хваталась за стул. Ноги ее, продолжая ерзать и тереться, тоже говорили об отношении к увиденному. Слегка пошатываясь, я подошел к Юле. «Спасибо», — сказал я ей, нагнувшись к ее уху, — «ты хорошая зрительница». Я легонько, одним касанием губ поцеловал ее в плечо. Юля потупилась и промолчала...

Что ж, начало получилось хорошим. Но я все же хотел, чтобы Юля завелась посильнее. У женщин ведь возбуждение обычно быстро не проходит, так что имелась возможность его продлить и усилить. Юля была еще девочкой и надо было дать ей получше подготовиться к тому, что, как я уже был уверен, должно с ней произойти.

... Снова душ, снова сели за стол. На этот раз перерыв обещал быть более продолжительным и мы, если можно так выразиться, оделись. Ника надела мою рубашку, застегнув ее на пару пуговиц, мы с Сережей обошлись плавками. Юля вроде и так была одета. За столом царило веселое оживление, нам удалось втянуть Юлю в общую беседу. Объяснили ей кое-что по поводу наших дел, вспомнили пару прошлых встреч, словом, все было замечательно. Через какое-то время силы стали к нам возвращаться. Я вывел Нику из-за стола и поставил, наклонив. Полураскрытые ворота наслаждения и маленькая дырочка ануса приковали к себе взгляд Юли. Слегка развернув Нику, я стал лизать ее — от клитора к анусу и обратно, от клитора к анусу и обратно... Немного позже я уступил свое место Сереже, а еще через минуту он снова пустил туда меня. Пока я лизал Нику, Сережа стянул с меня плавки и несколькими легкими движениями привел мой полунапряженный член в боевую готовность. Затем он быстро разделся сам и стоял, медленно возбуждая себя рукой. Я оставил Нику, она выпрямилась, а я взял рукой ее между ножек. Юля сидела за столом и смотрела на нас, не отрываясь. Я легонько подтолкнул Нику к Сереже, он обнял ее и повел в комнату. «Ну, Юля», — я протянул ей руку, — «пошли». Юля поднялась из-за стола. Она шла медленно, едва переступая, я подталкивал ее рукой по попке. Перед самой дверью комнаты она остановилась. «Ну что ты», — сказал я, гладя юлину попу, — «иди». Когда мы вошли в комнату, Ника с Сережей вовсю ласкались. Увидев нас, они остановились. Юля стояла, потупив взгляд, я был за ней, мои руки держали ее за талию. Сережа подошел к нам, я оставил Юлю, и Сережа обнял ее и присосался к ее губам. Юля мычала, пыталась вырваться, но Сережка держал ее крепко. Как только она перестала сопротивляться, я велел Сереже отойти и взялся за Юлю сам. Со мной она целовалась уже покорно. Я отпустил Юлю, повернул ее спиной к себе и взялся за шнурки верхней части ее купальника. Секунду спустя Юля стояла перед нами только в малюсеньких трусиках, прикрывая грудки руками. Я сзади взял ее за груди. Они оказались весьма приятными на ощупь — маленькие, но упругие, с твердыми сосочками. Сережа присел возле Юли и ласкал ее ножки. Я отвел юлины руки, она уже не сопротивлялась. «Ника», — отвлек я ее от поглаживания своего клитора, — «ты-то чего бездельничаешь? Юля ведь твоя подруга». Надо сказать, Ника давно хотела попробовать с женщиной, но все было как-то не до того. Что ж, теперь у нее была такая возможность, и Ника не преминула ею воспользоваться. Она подошла к нам, ее руки сменили мои на юлиных грудках. Я погладил Нику между ножек, и она взялась за Юлю так, что та застонала. Ну, это уж слишком, — подумал я и оторвал Нику. Мы улеглись на кровать, и наши ласки начались по новой. но теперь уже вчетвером. Шнурочки на юлиных трусиках тоже оказались весьма кстати, и девочка скоро осталась совсем голенькой. Тут же между ее ножек устроилась моя рука. Юля вцепилась в мою руку, ее ноги сжали мою ладонь, но очень быстро девочка расслабилась и мои движения вызывали у нее нежные постанывания. Мы посадили Юлю на край кровати и развели ее ноги. Все втроем мы по очереди лизали ее, пока один языком терзал юлину нетронутость, другие не оставляли в покое ее груди. Потом лица обеих подружек оказались перед моим членом. Ника сперва сама сосала его, затем велела делать это Юле. Сережа пристроился за ними и каждой подруге досталось от него по руке между ножек. Это, как и никины объяснения, помогло Юле завестись и сосать мой член все лучше и лучше. Я не хотел пока поить Юлю спермой и снова положил девочку на кровать. Вновь наши языки и руки сменяли друг друга между юлиных ножек и наконец это случилось. Длинный и протяжный юлин стон оборвался как-то сразу и перешел в несвязное бормотание. Сережка водил членом по лицу Юли, я держал ее за груди, Ника убрала свою руку. «Я первая!», — радостно сказала она, — «Юлька кончила сначала со мной. Эх вы, мужики!» Ника смеялась и продолжала сыпать шуточками по нашему с Сережкой адресу. «Бунт на корабле?!» — встрепенулся Сережка. — «Сейчас накажем!» Он схватил Нику, поставил ее на четвереньки и стал искать членом вход. «В попу, в попу», — попросила вдруг Ника...

Вообще-то иметь Нику в попу была преимущественно моя привилегия. Сережа делал это по большим, как говорится, праздникам — размер его члена превращал анальный секс в нечто такое, от чего Ника долго не могла отойти. Но тут это было бы и ничего, тем более что Юля, увидев такое, уж точно слетит с последних тормозов.

... У Юли нашелся какой-то крем, чтобы смазать никину попку, и вот уже наша подруга стояла на четвереньках и помогала Сереже попасть членом в свой анус. Долгое и медленное продвижение, сопровождаемое громкими стонами Ники, и вот уже сережин живот касается никиной попки. Все! Он там! Сережа начинает двигаться. Ника стонет так громко, что я начинаю ее успокаивать. Юля приходит в себя и смотрит на все происходящее огромными глазами. Ника притерпелась, ее стоны стали потише, Сережа движется все сильнее, Юля смотрит как завороженная. Нет, я сейчас не буду брать Юлю, я хочу чтобы в этом участвовали мы все. Я лучше помогу Сереже с Никой, а заодно покажу Юле что-то совершенно невообразимое. Сейчас, сейчас... Я наклоняюсь к Нике и тихо, но внятно говорю ей на ушко, так, чтобы слышал и Сережа: «Сейчас мы тебя посадим на двоих». Мы так уже делали, но всего один раз. Что ж, первый — не последний. Сережа выходит из Ники, снова заставляя ее стонать. Я ложусь на кровать, Ника садится на меня верхом. Ее горячее мокрое влагалище надвигается на мой член, Ника ложится на меня, я прижимаю ее к себе. Сережка снова начинает внедряться в никину попу. На этот раз ему это дается труднее. Ему — да, но и Нике тоже. Она пытается слезть, но я ее держу, и все, что ей остается — сжать зубы и постараться не кричать. Мой член чувствует продвижение сережиного, еще немного и — Ника приняла в себя обоих. Я не могу двигаться, Ника вообще ничего уже не соображает, за нас всех работает Сережа. Он двигается сам, двигает Нику — на себе и на мне. Его темп постепенно увеличивается, Ника уже не может сдерживаться. Она стонет и плачет, бессмысленно мотая головой, зовет маму, снова стонет и плачет. Я чувствую, что скоро дойду, Сережка часто и тяжело дышит... И тут с Юлей случилось то, чего никто не ожидал. «А-а-а!» — закричала она. — «Что вы делаете! Вы ее разорвете!!!» Она кинулась к нам и принялась лупить нас своими маленькими кулачками. «Нас» — это, конечно, сказано условно. В основном доставалось Сережке и Нике, я был закрыт ими от юлиной ярости. «Молчи!» — Сережка не мог сдерживаться. Он, как и Ника, уже готов, и его понесло. «Ты, девка, смотри! Я твою Нику выебу, выебу, выебу!...» Его движения стали такими же быстрыми, сильными и размашистыми, как если бы он ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх