Подарок Лилечки

Страница: 3 из 4

Она все по вечерам шептала, да причитала, а сосед, когда тверезый сделался, так добрым и внимательным стал, денюжки дал, аж целых два рубля серебром, чтобы я чего себе купила и молчала. Я уже тогда с понятием была, маменьке ничего не сказала, а денежки припрятала. А через две недели опять он игрища свои затеял, только мне уже не больно было, и я все стерпела. Даже не охнула, когда он меня сзади взял.

А Петька, он в магазине на Гороховой разносчиком работал, мы с ним сызмальст-ва дружили, углядел, выблядок, как я с соседом баловалась, пригрозил, что все в полицию доложит. Сосед испугался, денег ему отвалил цельную пятерку, а со мной перестал играться. Вот я пошла в услужении работать. Где покормят, где денежку дадут, все в доме подспорье, а то маменька совсем из сил выбивается. Подружки зовут на проспект выйти, с уличными зачитца, мол денег больше зара-ботать можно, только Лилия Васильевна не велят. Они добрые, завсегда накормят, денег дадут, а если кто из знакомых внимание обратит или кому предложит, так мы завсегда согласные. Отчего не помочь доброму человеку. А уличные они завсе-гда плохо кончают или в больнице, или кого ножом коты ихние порежут...

Так что барыня, Лилия Васильевна, вы сверху будете нонче или мне за кавалера придется быть с вами? А то может молодому барчуку помочь какая нужна? Так мы с превеликим нашим удовольствием...

 — Вольдемар, ты ей сначала языком, языком, ну, понимаешь где, она к этому очень чувствительна — томно зашептала прижимаясь престарелая Суламифь, — и да-вайте в постель, в постель и немедленно, а то словно дети малые и неразумные.

Девочка быстрехонько разделась, аккуратно повесила юбочку и кофту на спинку венского стула, легко легла на разобранную постель и лукаво улыбнувшись по-смотрела, будто приглашая, задрав вверх и разведя в стороны заголвшиеся ляжки. Я не заставил себя ждать, соколом взлетел на кровать, скрипнувшей пружинами и лег меж бедер девицы. Передо мной во всей «красе» предстала плоть молоденькой шлюшонки. Аккуратные большие половые губы, нежная растительность аккуратно подбритого лобка, бугорок набухающего розового от юной свежести клитора, раз-двинувшийся венчик бахромки блестящих уже увлажнившихся малых губок, теснинка совсем детского влагалища.

 — Ох, барчук, какой он у вас, чисто Аника-воин в битве с супостатами. Ну, на-конец-то! — член с трудом протиснулся в плотную упругость влагалища девицы, — вы уж расстарйтесь, в меня не кончайте, а то Лилия Васильевна сердитоваться будут, что малофейку в меня вылили вдругорядь, а не на нее. Они ужас как это уважают, говорят для нее это первейшее лакомство и польза. Напрягшись, медлен-но начал движения «вверх-вниз», как было завещано предками нашими.

 — Нет, нет, так дело не пойдет, — вмешалась неугомонная хозяйка квартиры, — а почему про меня вспоминают в последнюю очередь? Отчего ты не видишь, что у меня все горит? Я хочу. Иди ко мне — с этими словами Лилия Васильевна грузно легла рядом, матрац прогнулся, а кровать заскрипела. Хозяйка опрокинулась на-взничь, раскинув толстые бедра в стороны, в нос ударил запах женской плоти.

 — А не желаете ли сзаду войти, а, господин Вольдемар? — вмешалась девчонка, я промолчал, не возражая открыть нечто новое в утехах с распущенной шлюшкой.

 — Так не против? Вы только посмотрите, какая у меня замечательная дырочка по-зади, не сумлевайтесь, я не каждому туда даю, только тем кто к Лилии Васильев-не по-дружески относится... Давайте-ка я вам его быстрехонько вздрочу. А то вы устали, поди, когда я вам сосала. А потом, Бог даст, и матушке Лилии Ва-сильевне нашей вдругорядь радость сделаем? Ведь вы согласны, а барчук?

Она потянулась пунцовыми губками к восставшей плоти, облизав головку, не то-ропясь засунула в рот. Рот Фроси были горячим и сухим, язык, скользивший по коже просто обжигал, заставляя задерживать дыхание. На мгновение потеряв кон-троль чуть было не кончил, но девица почувствовав это приостановилась, а уж потом, дав возможность перетерпеть, продолжила минет, помогая время от времени языку ловкими пальчиками. Закончить с ней так и не удалось... Развратная Лилия Васильевна, даже не удосужившись как-то предупредить меня, страждущим от жажды путником припала к желанному источнику — девичьему лону. Молоденькая шлюшонка, не сдерживаясь, в полный голос истошно заголосила:

 — Ой, миленькие, счас хорошо будет, ой, чую, чую! Вот так! Вот так! Ой, ба-рынька, да как вы ловко! Еще! Еще! Поглыбже! — я с трудом втиснул таки головку члена в щель Фросиных губ, которые наподобие удава-душителя принялись ритмич-но сжиматься и разжиматься, тело дергалось, совершенно не следуя толчкам, пружины кровати скрипели, при особенно сильных движениях. Лилия Васильевна встала на колени меж бедер раздвинутых Фроси и страстным поцелуем впилась в щель половую, сосала жадно и со знанием дела, отчего девчонка изгибалась ду-гой, выпустив изо рта член, уже ничего не соображая, заверещала пронзительным голосом.

Удовлетворяя свою и Фросину страсть, осыпая поцелуями она погрузилась в глубо-кий омут всеохватывающей страсти. Острые зубы закусили незрелую твердость де-вичьего соска, занывшего от наслаждения. Лилечка безостановочно облизывала ее длинным м проворным языком, двигаясь по коже груди, плеч, живота, задерживаясь в очаровательной воронке пупка. Наконец голова ее увенчанная пышной короной густых волос, скрылась в расщелине раскрытых худеньких бедер девчонки, стреми-тельный кончик языка засновал по обиженно надувшимся половым губкам Фроси, вы-лизывая до последней капельки сок, вытекающий из кратера молодого девичьего «вулкана». Вот губы Лили впились в бугорок клитора, тогда то и началось на-стоящее представление не оставившее меня в покое. Дыхание девицы стало шум-нее, она вскрикивала и постанывала, ноги, руки переплетались с какие-то фанта-стические фигуры, словно сошедшие с фресок Древней Греции или Рима.

Пальцы любовниц взаимно погружались во все складочки, дырочки, расщелинки, углубления. Это была не первая встреча, по тому как ловко и изощренно подстав-ляла девчонка тело и ухитрялась возбуждать в ответ неугомонную Лилечку. Ну как тут оставаться спокойным, не рассуждая, я поплотнее охватил ладонью много-страдальный член и принялся мастурбировать, еще более усиливая великолепие этой нежданной встречи. В этот раз оргазм был только у Фроси. Я же с удивлени-ем лежал в стороне и разглядывал впервые открывшуюся передо мной картину жен-ской любви, о которой я конечно много слышал, но так близко видел впервые.

Лилия Васильевна ловко ласкала девицу пальцами, губами, не оставляя без вни-мания ни одну клеточку тела Фроси. Тонкие ручонки ее прижимали голову Лилии к лобку, плотнее прижимая ее губы к «требовательному» клитору и вновь забилась в экстазе, смачивая соками своими лицо искушенной любовницы. И опять мы отдыха-ли, лениво болтая о каких-то пустяках. Лилия Васильевна курила свою длинную египетскую пахитоску, в которую, как она призналась под большим секретом, до-бавляла немного опия.

 — Господи, ну что вы мужчины находите в этих чванливых молоденьких пустышках, претендующих на значимость и внимание? Среди нас, женщин, единицы, которые мо-гут с гордостью нести имя это женщина-любовница. Из ста человек только одна или две чего-то стоят. Разве могут остальные бабенки выполнить или воспроиз-вести что-нибудь из того, что мы с тобой пережили? А был ли у кого-нибудь из них хотя бы раз оргазм или даже что-то похожее? Да кто из них сможет прогло-тить сперму и не поперхнуться, а разве член кто-нибудь пропускал в горло? А груди? Нет, ты погляди, какие чувствительные соски. Ты сожми, сожми, чувству-ешь, какие они твердые? А кто из этих расфуфыренных обезьянок смог бы отдаться тебе в анус? Ну, скажи, было у тебя такое? А пробовал ли ты когда-нибудь это чудо доктора Фрейда — кокаин, да не в одиночестве, в постели, да еще с дама-ми? Нет? И ты молчал об ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх