Романтики городских окраин. Сейшн

Страница: 2 из 3

выдержать не мог, и, сделав десяток движений, бурно спустил Таньке в жопу. Кончили мы с ней одновременно. Она конвульсивно задергалась, застонала и с криком «Ой, бля!!!» повалилась на пол на колени. Я рухнул следом за ней. Через пару минут Танька начала отходить, я вытащил свой член и обтер сперму об ее халат. Танька как могла, привела себя в порядок, и мы пошли к сцене.

Когда мы пришли, первая группа уже заканчивала выступление. Стив стоял за кулисами у сцены и целовался взасос с какой-то девчонкой, сдвинув ватную бороду под подбородок. Ребята на сцене закончили выступление, и Стив с Танькой ушли на сцену продолжать вечер. Девчонка, с которой целовался Стив, была огорчена его уходом и переключилась на меня. Мы немного поболтали и тоже стали целоваться. Целовалась она неплохо, и я подумал, что остальное у нее тоже должно хорошо получаться. Я повел ее в гримерку. Там уже сидела целая компания. Было сильно накурено, так что из одного конца комнаты было плохо видно другой. Ребята и девчонки потягивали пиво и непринужденно трепались. Я нашел свободное место в уголке на диване. Настя, так звали девушку, села мне на колени — больше свободных мест не было. Кто-то передал ей бутылку портвейна, и мы сидели, прихлебывая его и общаясь со всей честной компанией. Руки мои тем временем не оставались без дела и изучали все выпуклости и изгибы настиного тела. Иногда она поворачивалась ко мне и целовала меня в губы. Постепенно я проник сзади к ней под юбку. Настя чуть привстала, устраиваясь удобнее, и позволила мне приспустить ее трусики с колготками. Продолжая разговор, она завела свою левую руку за спину, и, открыв мне ширинку, вытащила мой член и начала его подрачивать незаметно для окружающих. Скоро ее усилия увенчались успехом и мой хуй стоял в полной боевой готовности. В очередной раз, повернувшись для поцелуя, Настя хитро подмигнула мне. После чего снова сделала вид, что устраивается поудобнее и села на мой член, прикрыв его своей юбкой. Я почувствовал, как стенки ее жаркой пещерки разошлись, рассекаемые моим членом и жадной влажной хваткой обхватили его.

Мы, как ни в чем не бывало, продолжали беседу — наших маневров никто не заметил, все были уже порядком пьяны, да и в комнате была не очень хорошая видимость из-за табачного дыма и плохого освещения. То, что нас никто не должен заметить, придавало происходящему особенно острое ощущение удовольствия, хотя и сильно ограничивало наши движения. Но каждое небольшое движение многократно отдавалось в наших половых органах бурей восторга. Кроме того, Настя неплохо умела управлять мышцами своего влагалища и, практически не двигаясь, доставляла мне массу удовольствия массируя их сокращениями мой член. Скоро Настя начала сжимать бедра и глухо стонать сквозь зубы. Через минуту она кончила, вцепившись руками в мои колени. Я видел, что ей стоило большого труда не закричать. Уловив возрастающие пульсации стенок ее влагалища, я тоже выстрелил в нее спермой, вызвав у Насти еще одну серию конвульсивных сокращений бедер.

Успокоившись, она откинулась мне на плечо, запрокинув назад голову. С минуту мы отдыхали, не реагируя на окружающее. Потом в наше сознание стали проникать гул голосов, смех и гремящая во всем здании музыка. Повернув голову, Настя благодарила меня нежными поцелуями, потом слезла с моего обмякшего члена и осторожно заправила его мне в ширинку, все также незаметно для присутствующих.

В дверь просунулась голова Кирюхи. Он обвел присутствующих мутным взглядом и остановил его на мне.

 — Ну, бля! Нам щас идти играть, а ты тут портвейн пьешь! Пошли настраиваться.

Настя встала с меня и отошла к другой группке металлистов, на ходу подтягивая трусики. Я пошел вслед за Кирюхой на сцену, застегнув ширинку уже в коридоре. Вампир уже возился с гитарой. Кирюха занял свое законное место за барабанами, я тоже подключал свой бас. Стив и Танька юродствовали, развлекая зал. Стив обернулся, спрашивая взглядом, готовы ли мы. Кирюха кивнул. Стив объявил нас и почел за лучшее убраться со сцены.

Мы заиграли. Как обычно, тяжело и мощно. Танька носилась вдоль края сцены и выводила рулады своим сопрано. Ее одеяние периодически задиралось, показывая белую полоску кожи над черными чулками. Я видел ее сзади, а спереди и снизу вид был наверно еще лучше. Народ в зале бесился и пытался пробиться поближе к сцене. Скины работали не покладая рук. Мы отыграли еще две песни. Последней была переделка из «Я сошла с ума». Хотя переделкой это назвать трудно. Просто какая-нибудь попсовая песня перекладывается на гитарные риффы и поется гроулингом в ускоренном темпе и сильно утяжеленном стиле. Гроулинг — это такой хрипящий низкий голос, если кто не в курсе.

Когда мы заиграли «Я сошла с ума» ее никто не узнал, пока Танька не начала петь. А когда узнали, подхватил весь зал, хотя кроме припева слов никто не знал. В начале песни на сцену пробилась одна девчонка и Танька стала устраивать шоу с ней, если быть точнее, то лесбос-шоу. Сначала они долго сосались. Потом девчонка одной рукой залезла Таньке под Снегурочкин халат-пальто, а Танька стала снимать с нее одежду. Раздев ее до пояса, Танька распахнула свою шубу-пальто и стала тереться своими грудями о груди девчонки. Обе при этом стонали и охали в микрофон. Потом Танька расстегнула девчонке джинсы и залезла рукой в трусы. Теперь они мастурбировали друг друга, а Танька умудрялась при этом еще и петь те слова из песни, которые она не забыла. Заканчивали они песню лежа на полу и дергаясь в оргазме, зал орал «Я сошла с ума! Мне нужна она!». По-моему всем понравилось:

Остаток вечера я провел в зале общаясь и потягивая пиво. Таньку и девчонку, с которой они сосались на сцене, увели в гримерку и трахали по полной программе во все щели. Я заглянул туда, но присоединяться не стал — слишком много было желающих, да и просто тесно. Вернулся в зал. Стив продолжал вести концерт уже без Снегурочки. Играли приезжие из Ярославля. У них неплохо получалось, тем более что зал был заведен до предела.

***

С концерта мы возвращались с Кирюхой. Стоим на остановке, ждем автобуса. Рядом стоят два мента. Совсем бухой майор и капитан, потрезвее, его сопровождает. Может мы, конечно, немного шумно себя вели, но капитан стал до нас доматываться. Вот так, слово за слово, шутка за шутку капитан чуть не получил пиздюлей. Обстановку разрядил майор. Он приказал капитану «заткнуть ебло» и сказал, что мы хорошие ребята, и он не откажется с нами выпить. По этому случаю был распит наш портвейн. Майора совсем пробрало, он стал вспоминать Чечню и захотел, чтобы мы непременно вы пили с ним еще. Для этого мы отправились с ним в его кабинет в РОВД, находящееся неподалеку. Майора пришлось почти нести, хотя ясность мысли он практически не утратил.

Дежурный на входе чуть удивленно козырнул нам, выдал майору ключи от кабинета и проводил нас долгим задумчивым взглядом. Кабинет у майора оказался достаточно большим и уютным. В нем умещались два больших письменных стола, диванчик и пара кресел. На стенах висели различные схемы, а над столом портрет президента. Майор вытащил из сейфа две бутылки коньяка и поставил их на стол. Мы разместились вокруг на диване и в креслах. Пить пришлось из кружек и пластмассовых стаканчиков. Закуски совсем не было. Майор еще раз порылся в сейфе, в ящиках стола, но кроме двух засохших конфет ничего не нашел. Решено было послать гонца за закуской. Майор сказал, обращаясь к капитану:

 — Николай, позови Семенову, она наверно еще здесь.

Капитан ушел и через некоторое время вернулся с женщиной лет тридцати в форме с погонами лейтенанта. Форма местами была ей явно мала. Я вообще удивился, как она застегивает рубаху на груди и натягивает юбку на бедра. В остальном с фигуркой у нее все было нормально — стройненькие ножки, тонкая талия, вполне миловидное лицо. Хотя не уверен, лица не помню, но тогда оно мне понравилось.

 — Наталья Сергеевна, — сказал майор. — Будет ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх